double arrow

Возмещение убытков в случае расторжения договора

Статьи 75 и 76 Венской конвенции регулируют порядок возмещения убытков в случаях, когда договор расторгнут. При этом предусматривается два альтернативных пути «развития событий». Так, в силу ст. 75, если договор расторгнут и если разумным образом и в разумный срок после расторжения покупатель купил товар взамен или продавец перепродал товар, сторона, требующая возмещения убытков, может взыскать разницу между договорной ценой и ценой по совершенной взамен сделке, а также любые дополнительные убытки, которые могут быть взысканы на основании ст. 74 Венской конвенции. Если же потерпевшая сторона после расторжения договора не осуществила закупки или перепродажи товара, но при этом имеется текущая цена на соответствующий товар, указанная сторона вправе потребовать разницу между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора, а также возмещения любых дополнительных убытков на основании ст. 74 Венской конвенцией (ст. 76). При этом текущей ценой признается цена, преобладающая в месте, где должна была быть осуществлена поставка, или, если в этом месте не существует текущей цены, цена в таком другом месте, которое служит разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара.

Принципы УНИДРУА содержат аналогичные положения в ст. 7.4.5–7.4.6.

Таким образом, и Венская конвенция, и Принципы УНИДРУА дают возможность определять убытки (ущерб) не только в случае, когда сторона реально понесла соответствующие расходы, например по приобретению товара по более высокой цене, но и в случае, когда такие расходы реально не понесены, однако имеются все основания предполагать, что они возникнут либо могут возникнуть.
Для национальных правовых систем России и Беларуси характерен почти тождественный подход к исчислению убытков при расторжении договора поставки. Так, ст. 494 ГК РБ и ст. 524 ГК РФ предусматривают: если в разумный срок после расторжения договора поставки вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой по совершенной взамен сделке. В свою очередь, если договор поставки расторгнут вследствие нарушения обязательства покупателем и продавец в разумный срок после расторжения продал товар другому лицу по более низкой, чем предусмотренная договором, но разумной цене, продавец может предъявить покупателю требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой по совершенной взамен сделке. Наконец, если после расторжения договора поставки по вышеуказанным основаниям сделка взамен расторгнутого договора не совершена и на данный товар имеется текущая цена, сторона вправе предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора. Текущей ценой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осуществлена передача товара. Если в этом месте не существует текущей цены, может быть использована цена, применявшаяся в другом месте, которое может служить разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара. Удовлетворение требований, предусмотренных выше, не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне.






Пример

МКАС при ТПП РФ рассмотрел дело № 133/1994 (решение от 19.12.1995).
Украинский покупатель (истец) заключил договор международной купли-продажи товаров с российским продавцом (ответчик). В соответствии с договором истец произвел предоплату ответчику за товар, подлежащий поставке. Однако ответчик поставку не произвел, ссылаясь на изменение цен.

Несмотря на то, что сторонами неоднократно согласовывались новые сроки поставок, и была установлена более высокая, нежели изначально предусмотренная договором, цена, была осуществлена лишь частичная поставка, а от поставки остального количества товара ответчик отказался, ссылаясь на существенное изменение уровня цен. В связи с этим истец расторг договор.

Исковые требования истца, в том числе, включали уплату разницы между договорной и текущей ценой. В отношении данного требованием суд указал, что на основании ст. 76 Венской конвенции истец вправе требовать уплаты ему ответчиком разницы между договорной и текущей ценой на момент расторжения договора. Для осуществления этого права истец должен доказать размер текущей цены. Хотя истец и не представил конкретного обоснования размера текущей цены, приведенного в его расчете, суд признал этот расчет обоснованным. При этом суд исходил из того, что указанный размер находился в пределах, согласованных самими сторонами на случай возврата долга при недопоставке.

Учет мер, принятых потерпевшей стороной с целью уменьшения ущерба

Венская конвенция (ст. 77) предусматривает не только права потерпевшей стороны, но и ее обязанности. Последние заключаются в том, что сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять такие меры, которые являются разумными при данных обстоятельствах для уменьшения ущерба, включая упущенную выгоду, возникающего вследствие нарушения договора. Если она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.

В свою очередь, Принципы УНИДРУА (ст. 7.4.7) определяют: если ущерб причинен частично в результате действия или упущения потерпевшей стороны или другого события, в отношении которого она несет риск, размер возмещаемых убытков должен быть уменьшен в той мере, в которой эти факторы способствовали возникновению ущерба с учетом поведения каждой из сторон. Не исполнившая сторона не отвечает за ущерб, понесенный потерпевшей стороной, в той мере, в которой ущерб мог быть уменьшен в результате разумных шагов потерпевшей стороны (ст. 7.4.8 Принципов УНИДРУА). В то же время потерпевшая сторона имеет право на возмещение любых расходов, разумно понесенных ею при попытках уменьшить ущерб.

Таким образом, Принципы УНИДРУА предусматривают снижение размера ответственности должника при наличии вины кредитора, а также в случае, если кредитор не предпринял необходимых и возможных действий для уменьшения указанного ущерба.

Национальные законодательства Беларуси и России (ст. 375 ГК РБ и ст. 404 ГК РФ) применительно к рассматриваемой ситуации устанавливают, что, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Указанные правила применяются и в случаях, когда должник в силу законодательного акта или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины.

Пример

МАС при БелТПП рассмотрел дело № 307/02-02 (решение от 22.01.2003).
В рамках указанного дела белорусским акционерным обществом (АО) был предъявлен первоначальный иск, в котором истец требовал от польского продавца исполнить обязательства по поставке столовой посуды с символикой в связи со 100%-ной предоплатой этой поставки.

Польский продавец — ответчик по первоначальному иску предъявил встречный иск, в котором указал, что между ним и белорусским АО наряду с договором, являющимся основой первоначального иска, были заключены еще два договора с аналогичным предметом, по которым истец по первоначальному иску не произвел никакой оплаты.

Суд пришел к выводу о том, что истец по встречному иску вправе требовать возмещения ущерба в объеме задолженности, образовавшейся в результате неполучения предварительной оплаты. Однако указанное требование польского продавца подлежит удовлетворению лишь частично исходя из следующего.
Сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять разумные при данных обстоятельствах меры для уменьшения ущерба (включая упущенную выгоду), возникающего вследствие нарушения договора. Если же она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.
Как следовало из материалов дела, производителем столовой посуды, выступавшей предметом контрактов, заключенных между истцом и ответчиком, являлась фарфоровая фабрика (Республика Польша). Истец по встречному иску (польский продавец) разместил на этой фабрике заказы на изготовление посуды и производил оплату этих заказов. Однако уже к моменту осуществления лишь части платежей фарфоровой фабрике для польского продавца стала очевидной позиция ответчика по встречному иску, заключающаяся в его нежелании исполнять первые два контракта, что подтверждается следующими фактами и документами:

— платежом, произведенным белорусским АО по контракту, который послужил основанием первоначального спора и был заключен намного позже двух предыдущих контрактов;

— адресованным ответчику по встречному иску (белорусскому АО) письмом польского продавца, в котором последний констатирует факт оплаты по контракту, явившемуся основанием первоначального спора, и отсутствие оплаты по двум другим контрактам;

— письмом ответчика по встречному иску, в котором он недвусмысленно заявляет о своем нежелании исполнять два первоначальных контракта.

Несмотря на это, истец по встречному иску не предпринял разумных при данных обстоятельствах мер, которые уменьшили бы его затраты по первым двум контрактам.
Учитывая вышеизложенное, суд при определении размера ущерба, понесенного истцом по встречному иску, принял во внимание только платежи по заказам, осуществленные польским продавцом фарфоровой фабрике до даты платежа по контракту, который послужил основанием для возникновения первоначального спора.







Сейчас читают про: