Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Ален Лекс 6 страница. Карвен недовольно зашипел, отворачивая голову от света




Карвен недовольно зашипел, отворачивая голову от света. Л'эрт ощутил, как под его пальцами напряглись мускулы.

Не шевелись, Карв, мне сложно удерживать равновесие, – мысленно попросил он. Л'эрт старался, чтобы со стороны этого не было видно, но фактически он чуть ли не висел на монстре.

– А мне сложно не перегрызть им шеи. Шестеро, и все с крестами!

Не вмешивайся.

Только пока они не будут нападать. Меня не развлекает, когда ко мне прикладывают плавящийся металл.

Л'эрт попытался выделить главного в замершей у входа группе, но ему это не удалось.

– Мне нужен главарь Волков. Он такой трус, что боится выйти? – Слова эхом отскакивали от низкого свода пещеры.

Один из темных силуэтов стремительно шагнул к нему.

– Ра'ота?! – В голосе явственно слышалось изумление. – Что ты здесь забыл?!

Л'эрт уставился на подходящего разбойника. Сияние креста все еще слепило его, но расстояние было уже достаточно мало, чтобы он смог разглядеть лицо. И охнуть. Ему были знакомы эти классически правильные, точеные черты.

– Серебрянка? – растерялся вампир. – Ты-то что здесь делаешь? – Ему захотелось протереть глаза, чтобы убедиться, что все это ему не мерещится. И почему у эльфа острижены волосы? Высшая раса так метит преступников и изгоев. Что успело случиться? Керри ведь ничего не говорила…

– Здесь вопросы задаю я. – В голосе эльфа зазвенел холодный металл. – Ты на моей территории, Ра'ота. И поторопись с ответами. Мне очень трудно сдерживаться, чтобы не свернуть твою проклятую шею.

Л'эрт напряженно уставился в его лицо, скользнул взглядом ниже, на сияющий крест. Крест частично закрывал вышивку, искусно выполненную на куртке, но все же се можно было рассмотреть: голова белого волка с разверстой пастью. Вампир почувствовал, что пятна, плавающие перед глазами, стремительно увеличиваются. Это просто бред! Мир может стать на голову, по рыцари не становятся негодяями. Может, это просто совпадение?

– Я искал главаря Волков, – тихо ответил вампир.

– Ты его нашел, – сквозь зубы процедил эльф.

Л'эрту показалось, что его с размаху ударили под дых. Это не может быть правдой! Просто не может, и все тут!

– Тогда ты должен знать, почему я здесь.

– Я ничего тебе не должен, мразь!

Л'эрт оторвался от плеча Карвена и шагнул вперед, почти вплотную приблизившись к эльфу. Волки хотели помешать ему, но Ралернан остановил их жестом.

– Зачем? Зачем ты это сделал, благородный Белый Рыцарь? Тебе теперь нравится мучить беспомощных женщин?

– Мучить? Я никого не мучил! Это ты се мучаешь! Проклятый садист! И как только тебе пришло в голову шантажировать несчастную девушку жизнями ее близких?




Л'эрт молча смотрел на него. Что этот проклятый эльф несет? Ему упорно начало казаться, что Ратиниара что-то пропустила в своем рассказе.

– Что, не дает покоя се измена? Не нравится, что тебе, трупу, предпочли живого? Стал плохо спать по ночам? – Ралернан старался за язвительностью скрыть собственную неуверенность. Он так и не смог до конца разобраться в том, что произошло. Он не хотел отпускать эльфийку, но она сказала, что если не вернется, вампир начнет убивать членов ее семьи. Ему пришлось уступить. Волки, которым он поручил проследить за каретой, вернулись ни с чем – после того, как эльфийка выехала за пределы Инсидора, они потеряли ее на первом же постоялом дворе. Появление Ра'ота на территории Волков было несомненной удачей для Ралернана – и прекрасным шансом свести счеты с проклятым вампиром.

– Я могу убить тебя. Несмотря на все эти твои кресты, которыми ты обвешал себя и своих людей. – Глаза вампира стали прозрачно-голубыми, как непрочный лед.

– Так чего же ты медлишь? Или ты надеешься, что я испугаюсь и сам перережу себе горло? – Улыбка на лице эльфа была неприятной.

– Я надеюсь, что в тебе что-то осталось от тебя прежнего Что-то светлое. Мне сложно поверить, что Керри любит негодяя. Хотя она же не знает… – Его усмешка была горькой.

Ралернан зло сощурился и прошипел прямо в лицо вампиру:

– Не приплетай сюда мою жену, паршивый монстр! Все мечтаешь дотянуться до нее своими мертвыми лапами?

Л'эрт уставился ему в глаза. Эльф не отвернулся, игнорируя опасность ментальной атаки.

– Ты такой дурак, серебрянка. Неужели ты не понимаешь, что сегодня останешься жив только из-за нее? Из-за того, что мне не хочется се расстраивать?



– Не хочется расстраивать? Ты превратил ее в монстра и теперь притворяешься, что руки твои чисты? Думаешь, раз она стала убийцей, тебе удастся переманить ее к себе?

– Не ори. Этот разговор не для публики, а твои люди уже начинают коситься.

– Мои люди подчиняются моим приказам.

– При чем тут твои приказы? На хрена им знать, кто Керри на самом деле?

– Волки не причинят ей вреда, даже если будут знать. Лучше побеспокойся о своей шкуре. Если ты думаешь, что можешь врываться ко мне, чтобы почитать мне нотации, после чего спокойно уйти, ты сильно заблуждаешься!

– Я слышал, ты тут заделался охотником за нежитью. Хочешь, удивлю тебя? Тебе не по силам победить высшего вампира.

– Я заметил, что ты сегодня не в лучшей форме. Кажется, ранен. Я рискну попробовать. – Он резко ткнул крестом в лицо Л'эрта. Тот шатнулся назад. Слабость от потери крови подвела вампира. Ноги его подогнулись, и он упал. Рана в боку, наспех перевязанная, снова открылась, пропитывая одежду кровью. Эльф рассмеялся: – Отправить тебя на тот свет будет не так уж и сложно, как я посмотрю.

Л'эрт на секунду прикрыл глаза. А может, пусть его? Если эльф его убьет, обещание, данное Клиастро, не будет нарушено: это же не самоубийство. Да, богиня сможет прийти в материальный мир, но будет слишком ослаблена, чтобы пророчество Сиринити сбылось в полном объеме.

Если бы только он был уверен, что бог Огня не уничтожит Керри при материализации! Но вдруг все-таки не уничтожит? А у него осталось меньше чем полгода до срока, данного темной богиней. Если ему не удастся что-то придумать, ему придется выполнить свое обещание.

Л'эрт заколебался.

Ралернан размахнулся крестом. Нижний край его был заострен наподобие копья, и эльф нацелился им в сердце вампира.

Карвен стремительно шагнул вперед, становясь на задние лапы, и перехватил руку эльфа. Движение было столь быстрым, что никто не успел на него отреагировать.

– Брось эту вещь, человек, – низко пророкотал он. Чешуйчатые пальцы сжались, с легкостью дробя кости противника. Ралернан с трудом подавил желание заорать. Крест выпал из перебитой руки.

Разбойники попытались вмешаться. Монстр обвел их взглядом светящихся алых глаз и приложил другую лапу к груди эльфа. Когти его легко прорвали ткань и кожу, пустив пять тонких струек крови.

– Если хоть кто-то шевельнется, я вырву ему сердце.

Эльф сумел изобразить презрение:

– Ты так слаб, что посылаешь своих собачек драться за тебя, Ра'ота?

Л'эрт медленно поднялся, пошатываясь.

Оставь его, Карвен, – попросил он мысленно. – Мы же договорились, что ты не вмешиваешься.

Я должен был наблюдать, как он тебя убивает?

Меня не так легко убить.

Предупреждай заранее. Мне непонятна твоя игра.

Карвен разжал пальцы, сминающие руку эльфа, и отступил назад.

– Если даже моя собака сильнее тебя, как ты надеешься победить, серебрянка? – бросил Л'эрт в лицо эльфу.

Тот зашипел и потянулся к поясу неповрежденной рукой, нашаривая кинжал. Волки, стоящие поодаль, начали поднимать короткие арбалеты.

Л'эрт усмехнулся:

– Твои люди думают, что стрелы повредят мне?

– Они тебя отвлекут. И я тебя прикончу.

– Слишком громко сказано.

Ралернан не ответил на его выпад. Он попытался воззвать к богине Света, испрашивая у нее помощи:

Акерена, ты дважды помогала мне. Прошу тебя, молю тебя, не оставь без ответа мой призыв!

Л'эрт уставился на беззвучно шевелящиеся губы эльфа – и в следующее мгновение с размаху ударил его ребром ладони по сонной артерии, отправляя в глубокий обморок. Эльф не успел отстраниться: движение вампира было слишком стремительным.

Карвен, уходим! Быстрее!

Бред. Ты хочешь все это так оставить?

Уходим, пока он не очнулся! Если он вызовет в этот план бытия богиню Света, от нас обоих даже мокрого места не останется. Уходим, детали я потом тебе объясню!

Карвен схватил Л'эрта за руку и расправил крылья. Из них рванулся ледяной ветер, разметавший разбойников в стороны, словно невесомые пушинки. В считаные мгновения вампиры оказались за пределами пещеры. Преследовать их никто не решился.

Карвен приземлился перед опущенным подвесным мостом. Перепончатые крылья с легким шорохом сложились за спиной. В принципе, ему ничего не стоило перемахнуть и через стену, окружавшую замок, но его внимание привлек странный вид моста.

Мост был скорее не опущен, а уронен рукой какого-то великана. Два угла его опирались на землю по краям рва, ещё два опасно провисли в воздухе, делая конструкцию неустойчивой. Одна из цепей, опускавших мост, была разорвана, вторая лопнула у нижнего крепления. Рваные остатки качались на ветру, издавая слабый звон.

Карвен слегка встряхнул лежащего на его лапах Л'эрта, пытаясь привести того в чувство. Вообще-то он предпочел бы отнести раненого вампира к себе, но тот заладил, как заведенный, что ему срочно нужно в Орион, и не успокаивался, пока Карвен не пообещал, что донесет его сюда.

– Л'эрт, очнись. Я чувствую тут след чужой силы. И довольно значимой. Если ты тут кого-то прятал, оно сбежало.

– Какой еще силы? – Л'эрт с трудом сфокусировал взгляд на мосту. – Что здесь произошло?! – Он попытался встать, по Карвен сжал лапы, не давая ему это сделать.

– Не дергайся, и так еле дышишь.

– Я должен попасть внутрь! Пусти! – Он вывернулся из копей Карвена и бросился по шатающемуся мосту внутрь. Тот опасно накренился направо, но вампир успел преодолеть его до того, как тот начал заваливаться в ров. Карвену пришлось воспользоваться крыльями.

Л'эрт пересек внутренний двор, шатаясь из стороны в сторону и то и дело падая на камни. Ткань повязки опять набухла кровью. Карвен без труда догнал его и зашагал рядом, приноравливаясь к дерганой походке Л'эрта.

– Может, тебе помочь? – поинтересовался он.

– Не хочу увеличивать свой долг, – не оборачиваясь, зло бросил Л'эрт.

Карвен хмыкнул, но настаивать не стал.

Камни внутреннего двора местами что-то спекло в единую массу, словно здесь порезвился дракон. Входные ворота замка были распахнуты настежь, одна из створок была почти полностью оторвана и висела только на одной петле. На дереве остались глубокие следы когтей.

Она лежала на полу, у самого подножия длинной витой лестницы. К ее телу по ступенькам спускалась широкая алая полоса, поблескивающая влажным в дневном свете. Каскад черных кудрей разметался по каменному полу, скрывая лицо. Кремовое платье обильно запятнано кровью.

Л'эрт бессильно опустился на колени возле ее тела. Ему хотелось закрыть глаза и поверить, что все происходящее не более чем дурной сон. Очередной дурной сон. Сначала Ралернан, теперь это… Боги, да что же случилось с этим миром?!

Дрожащей рукой он отбросил в сторону пушистые волосы. Широко распахнутые ореховые глаза невидяще уставились в потолок. Голова эльфийки была вывернута под неестественным углом, указывая на сломанные шейные позвонки. Тело было покрыто множественными порезами. Л'эрт решил, что ни то, ни другое не явилось причиной смерти. На тонкой шее чернели две маленькие точки. Кожа погибшей была сероватого оттенка, указывавшего на смертельную кровопотерю. Он склонился и вдохнул все еще державшийся в зоне укуса горьковатый запах так хорошо знакомых ему духов.

Ему хотелось заорать и заплакать одновременно. Она ведь доверилась ему, будь все проклято! Доверилась, а он не смог ее защитить! Боги, неужели Валина все это время притворялась? Притворялась и ждала удобного случая?! Но почему так долго?! Прошел же не один год! Он с силой ударил кулаком по каменным плитам, пытаясь унять пылающий в душе пожар.

– Думаю, наличие трупа здесь не предполагалось, – заметил Карвен из-за его спины.

Л'эрт резко обернулся:

– Уйди. Я не желаю слушать твои комментарии!

– Придется. Пока не заплатишь по счетам. – Карвен лениво взмахнул крыльями, сгоняя слетевшихся на кровь мух.

– Тогда отымей меня и убирайся! – сорвался Л'эрт.

Карвен едва слышно фыркнул.

– Ах да, прости! Я же совсем забыл, что принцесса У нас – это ты! – добавил Л'эрт. Злость в его голосе мешалась с бешенством и болью. – Но твоим счетам придется подождать. Я сейчас явно не в том настроении!

Карвен некоторое время молча смотрел на него неподвижным взглядом глубоко посаженных красных глаз. Потом чуть заметно пожал плечами и начал перекидываться в базовую форму. Кости и кожа словно плавились и перетекали, меняя очертания. Зрелище было жутким. Изменениям не подверглась только пентаграмма, висящая на шее монстра.

Л'эрт отвернулся. Процесс перекидывания его не пугал, ему случалось видеть такое и раньше. Сейчас все его мысли занимало лежавшее перед ним изломанное тело. Он провел кончиками пальцев по коже эльфийки. Она уже утратила тепло и казалась холодной. Л'эрт осторожно коснулся ее век, закрывая остекленевшие глаза.

– Она была тебе так дорога? – поинтересовался Карвен уже обычным голосом. Ему не было любопытно. Скорее, он пытался понять, зачем бессмертному созданию тратить свои эмоции на протирание каменных плит и бессмысленную истерику. Запах крови был еще свежим и приятно дразнил его обоняние. Нет, он был слишком сыт и к тому же считал питание трупами ниже своего достоинства. Да и навряд ли в этом теле осталось много крови. Но ощущение все равно было вкусным.

– Она меня любила. И я ей слишком многим обязан. Был обязан, – поправился Л'эрт.

– Что тебе-то с ее чувств? Зато теперь ты свободен от своих обязательств, какими бы они ни были.

– Ты никогда не поймешь, – тихо ответил Л'эрт. – Ты слишком хорошо постарался уничтожить в себе эту часть души.

Карвен какое-то время молча наблюдал, как пальцы Л'эрта гладят испачканные в крови черные локоны, а потом предложил:

– Я могу ее поднять. Если хочешь.

– Что? – Он поднял голову.

Карвен стоял, прислонившись спиной к перилам лестницы и лениво перекатывал в ладони осколок камня. Черный цвет его одежд полностью совпадал с оттенком волос и подчеркивал прозрачно-белую кожу. Пентаграмма скрылась под каскадом кружев рубашки, сейчас ее не было видно. Кисти вампира до половины фаланг пальцев тонули в кружевной цене.

– После смерти прошло меньше суток. И как минимум один раз ее кусали. Я могу поднять ее как вампира.

– Карвен, я ее не кусал. А Валины, кажется, нет в замке. Я ее не чувствую.

– По-моему, у тебя был слишком насыщенный день. Ты упускаешь очевидные вещи. Какая разница, в замке она или нет. Она приносила мне клятву крови – я могу призвать ее откуда угодно.

– Клятву? – заторможенно повторил Л'эрт.

– Именно. Как главе ковена. Кстати, хорошо, что напомнил. Тебе тоже положено ее принести.

Л'эрт нервно расхохотался. Смех пугающим многоголосым эхом отразился от каменных стен.

– Уж лучше убей меня. Я еще в здравом уме, чтобы по доброй воле напяливать на себя этот рабский ошейник.

Карвен задумчиво подкинул несколько раз каменный осколок.

– Ладно, вернемся к вопросу твоей присяги, когда ты будешь более адекватен. Так что? Мне позвать Валину?

Л'эрт не ответил, медленно гладя рассыпавшиеся по полу черные локоны. Волосы еще казались живыми. Белочка…

– Ты меня слышишь?

– Слышу. Нет, не зови ее.

– Почему? – Карвен неподдельно удивился.

– Она бы не хотела стать вампиром. Ей была чужда эта часть моей личности. Она пугалась этого, хотя старалась и не показывать.

– Привыкнет. – Он пожал плечами. – Со временем многие привыкают.

– Но не все. Она не будет привыкать, Карв. Только мучиться. Не надо.

– Как хочешь. Но сдастся мне, ты опять пытаешься мыслить человеческими категориями.

Л'эрт его не слушал. Быть может, ему все же стоило попросить Карвена позвать Валину – чтобы убить се, потому что за содеянное она заслуживала смерти. Позвать и отомстить за убийство Ратиниары. Но он понимал, что не сможет. Так же, как не смог убить Ралернана. В чем-то Карвен прав. Слишком много у него человеческих эмоций для трупа.

Кхенеранн, Глава Пресвятого Ордена, бережно погладил лежащий перед ним пергаментный свиток. Драгоценный артефакт, через который сила Наисвятейшего проникает в этот мир, позволяя своим верным последователям творить истинные чудеса.

И вот теперь с помощью этого доверенного ему дара он наконец сможет найти логово этих проклятых магов, использующих данную им силу для личных нужд и тем самым раскачивающих равновесие этого мира. Несомненно, изначальные боги никогда не смогли бы вернуться в этот мир, если бы не имели здесь настолько преданных адептов.

На широком столе перед Кхенеранном была разложена карта. Большая и крайне подробная карта южной оконечности Драконьих Пиков. Где-то здесь, по его глубочайшему убеждению, и таилась вторая – и последняя – Башня Ордена Высокой Магии. Белая.

Губы Кхенеранна тронула легкая улыбка. Подумать только, маги пали так низко, что Квадраат, Глава Белой Лиги, пытался купить у него перемирие – в обмен на предложение своих услуг. И фактически в обмен на почти беспрекословное подчинение. Но Пресвятому Ордену не нужно было подчинение магов. Только их уничтожение позволит простым смертным жить спокойной жизнью. Квадраат выторговал себе только отсрочку, но отнюдь не мир.

И совсем скоро эта отсрочка закончится. Силы Пресвятого Ордена возросли достаточно, чтобы открыто выступить против последнего оплота магии – и победить. Кхенеранн так долго ждал этого мига, что руки его теперь чуть заметно подрагивали от нетерпения.

Он закрыл глаза и стал сосредоточенно молиться. Место, ему нужно было знать точное место расположения Белой Башни. Место, где необходимо будет сосредоточить все силы Пресвятого Ордена – и нанести удар. Он тщательно анализировал результаты битвы с черными магами и пришел к выводу, что допустил непростительное количество грубых ошибок. Наиболее значимой из них была та, что он упустил Главу Черной Лиги и часть его людей. Необходимо было продумать штурм Белой Башни таким образом, чтобы никто не смог ускользнуть. Что же касается выживших черных магов – их придется отлавливать позже, возможно по одному.

Да, конечно, он не полководец, и допускаемые им ошибки вполне можно объяснить. Объяснить – но не оправдать Жестокий по отношению к своим подчиненным, церковник не допускал поблажек и в оценке собственных поступков.

Яркий свет, разлившийся от свитка, побудил его открыть глаза. Пергаментный свиток переливался радужными сполохами. Свет покрыл его тонкой непрозрачной пленкой. А спустя всего один удар сердца из свитка выстрелила крошечная молния – и ударила в разложенную на столе карту, оставив прожженную точку в рисунке Драконьих Пиков.

– Благодарю тебя, о Наисвятейший, что направил ты нас в нужное место!

Кхенеранн не сомневался – дырка в карте как раз и указывает на местонахождение спрятанной Белой Башни. Церковник вытащил из лежавшей неподалеку стопки бумаги чистый лист и аккуратно расправил его на столе. Теперь следовало оповестить всех верных детей Наисвятейшего. Он подавил вздох сожаления. Недостойно в такой момент обращать внимание на мелкие неудобства, связанные с невозможностью установления связи через порталы. Да, бумажная почта намного дольше, но время задержки уже ничтожно мало по сравнению с прошедшими годами ожидания. Кхенеранн принялся заполнять лист четкими, аккуратными строками.

Глаакх, Глава Черной Лиги, устало сцепил костлявые пальцы. Кисть правой руки в той части, что была скрыта от взглядов рукавом черной мантии, была сплошь иссечена рубцами – след взорвавшегося портала после падения Черной Башни. Аналогичные рубцы испещряли и большую часть его лица. Несмотря на прошедшее после взрыва время и попытки магического вмешательства, Глаакху так и не удалось свести образовавшиеся рубцы. Теперь он предпочитал прятать лицо в тени низко надвинутого капюшона.

– Зачем ты хотел со мной встретиться, светлейший?

Квадраат оттер со лба пот. Ему было жарко. И это только первый месяц лета! Жара мешала ему сосредоточиться.

– Мои источники приносят мне дурные вести. В последние несколько дней среди людей Пресвятого Ордена наблюдается какое-то странное шевеление.

Глаакх пожал плечами:

– Боишься за свою шкуру? Твои договоренности с Кхенеранном – не более чем пустые бумажки. Он разорвет их, не испытывая ни малейшего сомнения. Ты сам, своими собственными руками, добровольно отрезал Белой Лиге какие-либо возможности к сопротивлению.

– У меня не было выбора!

– Был. Но ты струсил. Особенно после того, как Ра'ота стал играть в какие-то свои игры.

Квадраат снова провел мокрым уже платком по потному лбу. И как только Глаакх может сидеть, с головы до ног закутавшись в свои тряпки? Неужели ему не жарко?

– А ты бы не струсил? – зло возразил он. – Что-то я не замечаю, чтобы ты выступал с открытой конфронтацией относительно Церкви. Бережешь свои силы?

– Их не так много, как тебе прекрасно известно. Ты звал меня, чтобы выяснить, насколько я слаб?

– Нет. У меня есть все основания предположить, что Кхенеранн готовит нападение на Белую Башню.

– Да ну? Что ж, у тебя будут все шансы проверить, насколько хороши твои оборонительные арканы. Правда, я бы посоветовал тебе спешно начать эвакуацию. Белая магия не предназначена для сражений.

– Но се вполне можно использовать для обороны! Почему ты так уверен, что я проиграю?

Глаакх неуважительно фыркнул:

– Потому что я вижу, что происходит. Мои люди, если говорить честно, стали бояться церковников. Не абстрактно Пресвятой Орден, а вполне отдельных людей. Которых, если подумать, в стычке один на один они вполне в состоянии размазать по стенке. Полагаю, белые тоже боятся. А страх-плохой помощник в битве.

– Темнейший, заканчивай язвить. Сейчас не время для разногласий.

– Я это говорил тебе раньше, но ты меня не слушал. И ввязался в это опереточное перемирие. Если бы ты знал, где прячутся мои люди, ты бы сдал меня с потрохами. И теперь ты приходишь и говоришь, что «не время для разногласий»! Чего ты хочешь?

Квадраат помялся. Толстые пальцы его нервно теребили мокрый платок. Но что делать – у него не было другого выхода, кроме как обратиться к Глаакху.

– Мне нужна твоя помощь, Глава темных. И твои люди.

Сожженные брови Глаакха, скрытые тенью капюшона, поползли вверх. Он не ослышался?

– Мои люди?! И что ты собрался с ними делать? Я не намерен отдавать остатки моей Лиги для обеспечения твоей безопасности!

– Не моей! Общей! Если Кхенеранн уничтожит Белую Башню, его уже ничто не будет останавливать! Он просто поштучно будет преследовать оставшихся магов! Охотиться на нас так, как иные охотники травят лисиц и волков!

– Лисиц… Мы для него сейчас уже не лисы, а зайцы.

– Ты готов с этим смириться? Просто тихо умереть, и все?

– Что конкретно ты хочешь предложить, светлейший?

– Я хочу объединить наши силы. Я хочу, чтобы ты и твои люди приняли участие в отражении его нападения.

Глаакх сощурил глаза:

– Прости, я правильно тебя понял? Участие в битве за твою башню? А ты не забыл, что тебе придется открыть, где она находится? Не боишься, что я решу предать тебя и тоже полебезить перед Кхенеранном?

Квадраат отрицательно покачал головой:

– Не старайся казаться хуже, чем ты есть, темнейший.

– Это зависит от того, с какой стороны смотреть.

– Да с какой ни смотри! – взорвался белый маг. – Нам нужно объединиться, иначе мы обречены!

– Мы все равно обречены, даже если объединимся, – флегматично заметил Глаакх.

– Твой оптимизм так воодушевляет! – съязвил Квадраат.

– Я просто констатирую факты. Без дополнительной поддержки нам не победить.

– Твоя попытка призвать богов кончилась ничем! До того срока, что установил Ра'ота, еще не меньше четырех месяцев, если я ничего не путаю!

– Думаешь, Кхенеранн собирается нападать немедленно? – спросил Глаакх.

– Не немедленно, нет. Но скоро. Я не думаю, что он будет тянуть еще четыре месяца. Один, два максимум – пока окончательно не сформирует свои силы.

– Прискорбно. Крайне, крайне прискорбно. Ты уверен, что не можешь заставить его отложить свои планы? Пара месяцев – столь малый срок… Было бы обидно проиграть из-за такой малости. – Черный маг нервно побарабанил пальцами по неровной поверхности разделявшего их стола.

– Разумеется, я прилагаю все усилия, чтобы отдалить дату предполагаемого нападения. Но вот только я не уверен в Ра'ота. Мне кажется, он водит нас за нос. Уж не знаю, зачем ему эта игра, но я почти убежден, что он что-то замышляет.

– А что Арриера?

– Ничего. Исчез, словно растворился. Мои люди прочесали всю страну вдоль и поперек – и не нашли никого похожего.

– Странно. И плохо. Нам бы не помешала дополнительная поддержка белой богини.

– Ты это мне говоришь? – возмутился Глава Белой Лиги. – Ты бы лучше ответил на мой вопрос! Или мне надо стать на колени перед великим темным магом, чтобы он соблаговолил оказать свою поддержку?!

– Ты же знаешь, что я помогу тебе в этой битве, Квадраат. У меня все равно нет выбора в данном случае. Мне только нужно знать, где собирать моих людей. И еще. Насколько я понимаю, твоя башня может блокировать силу моих людей вплоть до полной се нейтрализации. Тебе надо как-то решить этот вопрос.

– Я уже над этим думаю.

– Надеюсь, тебе хватит времени.

Одна из башенок замка Орион заканчивалась небольшой плоской площадкой, когда-то огражденной резными перилами. Сейчас значительная часть их отсутствовала, уничтоженная безжалостным течением времени.

Л'эрт танцующим движением перепрыгнул через проваленный кусок перил, приземлившись на нетронутом их участке, и раскинул руки, пытаясь удержать равновесие. С равновесием возникли небольшие проблемы, но все-таки он не упал.

Светящийся шар диаметром с его ладонь завис прямо перед его носом, сопровождая свое движение шорохом посторонних мыслей в его голове:

Будешь продолжать паясничать, разобьешь себе голову о камни. Ты хоть представляешь, какая здесь высота?

– Да ладно. Я же бессмертный. Тьфу, опять я с тобой разговариваю. – Вампир расхохотался. – Интересно, раньше у меня не возникало приступов шизофрении.

Бессмертный еще не значит неуязвимый. Ты рискуешь переломать все кости. Сколько тебе потом придется восстанавливать свое тело? Лет сто? Я не сильно ошибся в расчетах?

– А я летать умею! Не, правда.

Если тебя сильно пнуть? Пить надо меньше. Слушай, спускайся вниз, а? Я нервничать начинаю.

– Не хочу. Там Карвен. – Вампир медленно откинулся назад, ложась на перила. – Я тебе уже говорил, что ты зануда?

Две бутылки назад.

– Зануда и есть. Зачем ты их считаешь?

Кого?

– Бутылки. Ну не Карвена же.

Боги, Л'эрт, ты, вообще, сам себя слышишь?

– Ага. Я еще и тебя слышу. Сдастся мне, пора чем-то приглушить твой голос.

Если ты не прекратишь пить, я найду этого твоего Карвена и притащу его сюда.

– Ты не можешь. – Л'эрт фыркнул. – Ты же мое раздвоение личности, а не его.

Да не раздвоение я! – Шар дернулся вверх и вниз. – Сам ты раздвоение! Вот сподобило же меня достучаться до твоего сознания исключительно в тот момент, когда ты в стельку пьян!

– Ну пойди помолчи. Вернешься, когда я буду трезв.

Ты сам проинформировал меня, что уже как месяц непрерывно пребываешь в текущем состоянии. К тому же не могу я уходить и возвращаться по собственному желанию.

– А по чьему можешь? По моему, что ли?

Сильно сомневаюсь. Ты уже четыре раза пытался меня прогнать. Нет, не надо тыкать пальцами в шар. Это просто зрительная проекция.

– А зачем она тут, если ты не там?

Потому что я надеялся, что это заставит тебя поверить в то, что я не твой внутренний голос. Зря надеялся. Ты сейчас абсолютно не способен аналитически мыслить.

– Не-а, я все помню. Ты считаешь, что ты – чей-то умерший дух. Вот только не говоришь чей.

Если бы ты только мне поверил!

– Отцепись. Если я сейчас начну размышлять серьезно, я сойду с ума.

А ты еще этого не сделал?

Л'эрт попытался пнуть светящийся шар сапогом, но его нога с легкостью прошла насквозь, не встретив сопротивления.

– Ну как ты не понимаешь? Ну не могу я так уже! Не могу! Мало того, что, как выясняется, она любит какого-то дегенерата, так еще и это убийство, и Карвен, и это пророчество дерьмовое. Ну что мне делать, а?

Успокоиться и проспаться.

– Тогда следующим шагом будет повеситься. От переизбытка положительных эмоций.

А мне казалось, ты вполне себе сильная личность.

– Я устал. У меня осталось только четыре месяца, чтобы придумать что-нибудь, что позволило бы обмануть Клиастро, а я не могу сосредоточиться. Да еще этот выродок, который ходит за мной по пятам.

Ну и пусть его ходит. С ним-то в чем проблема?





Дата добавления: 2014-02-02; просмотров: 521; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 10036 - | 7813 - или читать все...

Читайте также:

 

3.227.2.246 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.024 сек.