double arrow
Особенности современных экономических циклов

Виды экономических циклов

Материальной основой периодических колебаний экономической конъюнктуры выступает объективная общественная потребность в регулярном обновлении различных компонентов инвестиционных благ. В соответствии с известной классификацией инвестиций можно выделить следующие разновидности циклов:

1. Короткие циклы (3-5 лет) – циклы Д. Китчина. Они обусловлены изменениями в имеющихся товарно-материальных запасах.

2. Средние циклы (7-8 лет) – циклы К. Жугляра. Они вызваны изменениями в качестве основных фондов (машины и оборудование).

3. Циклы Кузнеца (15-20 лет). Основная их причина связана с периодом максимального обновления жилищных и производственных сооружений.

4. Длинные волны (48-55 лет) – волны Н.Д. Кондратьева. Основная их причина – это введение новых технических решений на базе НТП, значительных изменений в инфраструктуре экономики страны.

При этом считается, что средний циклы Жугляра состоят из двух коротких циклов Китчина, в то время как два цикла Жугляра образуют цикл Кузнеца, а два последних – «большой цикл конъюнктуры» Кондратьева, играющий определяющую роль в экономическом развитии общества. Регулярно проходя через повышательную и понижательную волны длинноволнового цикла, мировая экономика, по хронологии Кондратьева, оказывалась в наихудшем состоянии в 1844-1951 гг., затем в 1890-1896 гг. Следующее понижение экономической конъюнктуры неминуемо должно было состояться в 30-х гг., и фактически Н.Д. Кондратьев предсказал Великую депрессию. В 40-60-е гг. интерес к проблематике больших циклов конъюнктуры заметно ослаб: в рамках кейнсианских подходов макроэкономического регулирования, казалось, был найден рецепт преодоления сколько-нибудь заметных спадов. Однако в конце 70-х-начале 80-х гг. развитие крупного структурного потрясения мировой экономики (инициированного «нефтяным шоком»), на полвека отстоящего от Великой депрессии, вновь актуализировало проблематику длинноволнового цикла. В середине 80-х гг. века вновь началась восходящая фаза цикла Кондратьева, что проявляется в ускорении темпов экономического роста индустриально развитых стран мира вплоть до конца первого десятилетия XXI века.




После второй мировой войны в механизме циклических колебаний конъюнктуры произошли существенные изменения. В период послевоенной относительной замкнутости национальных экономик, когда государства-победители на некоторое время «разошлись» с побежденными государствами, в мире проявилась некая асинхронность циклов. В то время, как одни страны, экономику которых война затронула мало, закономерно втягивались в кризисную фазу, другие – нуждавшиеся в восстановлении разрушенного хозяйства – вошли в период многолетнего экономического подъема. Такая асинхронность позволяла в течение примерно двух десятилетий крупным частным корпорациям осуществлять маневрирование своими производственными ресурсами между странами (постепенно «взрывая искусственно возведенные политиками межгосударственные перегородки), что способствовало сглаживанию циклических спадов и подъемов в рамках всемирного хозяйства – и последующему восстановлению синхронности циклических колебаний.



В последние десятилетия происходило общее сокращение амплитуды колебаний валового национального продукта, причем средняя высота подъемов сокращалась в значительно меньшей степени, нежели глубина спадов. К тому же сама продолжительность фазы спада постепенно стала намного меньше временной протяженности фазы подъема. Падение национального продукта, подобное тому, которое случилось в США в 1929-1933 гг., когда ВВП снизился здесь на 30%, а безработица достигла уровня 24.9%, сегодня маловероятно. Так, наивысший уровень безработицы в послевоенный период был достигнут в этой стране в 1982 г., когда она приблизилась к отметке 11%. Конечно, опасность кризисов перепроизводства сохраняется и в настоящее время. однако она становится реальностью прежде всего в тех странах, где рыночное хозяйство находится еще в стадии становления. В развитой же рыночной экономике, которая несет в себе больше управляемости, чем стихийности, данную опасность научились парировать с помощью:

- отлаженной системы маркетинга, опирающегося на сбор информации о состоянии и тенденциях изменения спроса на продукцию фирм и прогнозирование его динамики в будущем;

- долгосрочного стратегического планирования хозяйственной деятельности крупных предприятий;

- повышения качества опирающегося на достоверные прогнозы государственного регулирования конъюнктуры. В результате ошибки правительства сегодня уже едва ли могут быть столь чудовищными, как это случилось, скажем, в разгар Великой депрессии в США, когда властями предпринимались настойчивые попытки повысить налоги, сбалансировать федеральный бюджет и сжать денежную массу - хотя с позиций сегодняшнего дня большинство экономистов признают целесообразность как раз обратных действий государства;

- использования новейших информационных технологий, позволяющих предугадывать вероятные изменения спроса, предложения, цен, процентных ставок, курсов акций и т.п. Признак свободного рынка - абсолютная полнота информации - становится сегодня не абстрактным.

- повсеместного перехода на длительные контракты между поставщиками и потребителями. Формируется - в западных терминах - так называемая «контрактная», «организованная» экономика (а не просто рыночная). Главный принцип современного рынка: потенциальный производитель сначала находит покупателя продукции, которую он в принципе может произвести, и лишь затем организует производство. Это - в противоположность рынку-ярмарке, где сначала производится продукция, и лишь затем начинается поиск покупателя. Контракт со взаимными обязательствами сторон радикально меняет положение дел в сфере рыночных отношений. Заранее оговариваются вопросы качества, цены, сроков поставки и т.п. Практически исчезает риск произвести продукцию и не продать ее. На смену ему приходит риск не найти заказчика. Поэтому перепроизводству товаров приходит на смену перепроизводство капитала и, как результат, хроническая недогрузка производственных мощностей.

- увеличения доли сферы услуг в структуре ВВП. В отличие от материальных благ нематериальные услуги (врачей, программистов, банковских служащих и т.п.) невозможно перепроизвести, поскольку процессы их производства и потребления неразделимы во времени.

Существенно изменилась и динамика цен: они могут не снижаться в фазе спада и даже несколько возрастать (хотя и менее быстрыми темпами, чем обычно). Одним из факторов такой стагфляции (пик которой пришелся на середину 70-х гг.) является сохранившаяся в ряде базовых отраслей практика монопольного ценообразования, характеризующаяся стремлением крупных корпораций сознательным сокращением объема производства предотвратить падение цен. Этому же длительное время способствовала кейнсианская традиция наращивания государственных расходов в обстановке экономического спада, предполагавшая дополнительную эмиссионную деятельность государства. Процентные ставки также могут не расти в фазе спада - из-за антикризисной политики центрального банка, который сознательно понижает плату за кредит для сокращения размеров кризисного падения производства и создания инвестиционных возможностей выхода из стагфляции.

Изменение характера циклических колебаний конъюнктуры проявились и в меньшей определенности их фаз, когда несравненно сложнее стало четко отделять их друг от друга. Такое «размывание» фаз цикла связано с развернувшейся в мире научно-технической революцией, которая побуждает предпринимателей обновлять капитал не только при выходе национальной экономики из состояния депрессии, но и на всех других фазах цикла - включая (конечно, в значительно меньшей степени) и «дно» экономического спада.


[1] Экономическая теория. / Под ред. В.Д. Камаева. – М. Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2004. – с.529.

[2] Экономическая теория: Учебник. / Под ред. А.Г. Грязновой, Т.В. Чечеловой. – М.: Издательство «Экзамен», 2004. – с.327.






Сейчас читают про: