double arrow

Царь и боярский совет


Боярская дума — высший совет, состоявший из представителей феодальной аристократии[1]. Являлась продолжением княжеской думы [источник не указан 335 дней] в новых исторических условиях существования Русского государства в конце XIV века. Без думы не обходился ни один государь, не исключая и Ивана Грозного.

Самостоятельной роли боярская дума не играла, являясь эквивалентом не собрания аристократии, а государственного совета, она всегда действовала вместе с царём, составляя совместно с государем единую верховную власть. Это единство особенно ярко проявлялось в делах законодательства и в международных отношениях. По всем делам выносилось решение в следующей форме: «Государь указал и бояре приговорили» или «По государеву указу бояре приговорили».

Боярская дума была политическим учреждением, которое создавало московский государственный и общественный порядок и им руководило. Это было аристократическое учреждение. Такой его характер обнаруживался в том, что большинство его членов почти до конца XVII в. выходило из известного круга знатных фамилий и назначалось в думу государем по известной очереди местнического старшинства. Единственной постоянной опорой устройства и значения боярской думы был обычай, в силу которого государь призывал в управление людей боярского класса в известном иерархическом порядке.




В состав думы Московского государства вначале входили только боярской аристократии ( бояре в древнем значении этого слова, то есть свободные землевладельцы), однако в годы правления Ивана IV её состав расширился за счёт дворянства и представителей бюрократии.

Второй элемент, вошедший в состав боярской думы по мере уничтожения уделов, это — князья, делавшиеся советниками великого князя по своему званию князей, не нуждаясь вначале в особом назначении в чин боярина, так как считали свое звание выше боярского.

В начале XVI в. великий князь начал вводить в думу людей худородных, простых дворян, которые и получили титул думных дворян, что опять превратилось в чин. Этот элемент особенно усилился во время борьбы Грозного с родовитым боярством. К этому же времени относится появление в думе и думных дьяков ( по сути министров), которые каждый по своему ведомству, имели право голоса в заседаниях думы, хотя членами думы не считались.

Председательство в думе принадлежало царю, но он не всегда присутствовал; бояре решали дела и без него, окончательно или же их решения утверждались государем

Права думы не были определяемы законом, а держались, как факт бытовой, на обычном праве. Боярская дума была учреждением, которое не отделялось от царской власти. Законодательными источниками были признаны государевы указы и боярские приговоры. Общая законодательная формула была такова: «Государь указал, и бояре приговорили».

Около 1700 года Пётр I уничтожил боярскую думу, как учреждение; но совещания с боярами продолжались в так наз. Ближней канцелярии, которая сама по себе была не более, как личною канцелярией царя и учреждением постоянным; но съезды бояр в канцелярии — уже не учреждение, постоянно действующее. В 1711, объявляя о войне с Турциею и собираясь уехать на театр войны, он поручил ведение дел нескольким лицам, назвав совокупность их сенатом, который отнюдь не имел прежнего значения боярской думы и не был учреждением политическим.







Сейчас читают про: