double arrow

От майского переворота к «брестским» выборам 1930 г


Стремясь легализовать переворот и создать видимость сохра­нения демократии, Пилсудский не распустил парламент и не отменил конституцию 1921 г. Режим пошел другим путем. Уже в августе 1926 г. в Основной закон были внесены существенные по­правки. Президент получил право досрочно распускать сейм и сенат без согласования с депутатами и назначать новые выборы, издавать декреты, имеющие силу закона до момента, когда их утвердит или не утвердит парламент. Сейм лишился ряда своих важных полномочий. Его работа стала строиться не на постоян­ной, а на сессионной основе. Право созывать и закрывать сес­сии сейма было предоставлено президенту. Из изданных президентом декретов наибольшее возмущение вызвало введение предваритель­ной цензуры прессы. С этого времени оппозиционные газеты часто выходили с белыми пятнами на месте отдельных абзацев и целых статей, запрещенных цензурой. Пилсудский практически не счи­тался с волей парламента при формировании правительства.

Стремясь расширить социальную базу режима, Ю. Пилсуд­ский сблизился с крупной буржуазией и помещиками, которые до переворота в значительной своей части поддерживали нацио­нальных демократов. Упрочению режима способствовал и спад социальной напряженности, связанный со вступлением польской экономики в период благоприятной конъюнктуры и ростом спроса в Европе на польский уголь в результате стачки английских горняков.




В первые годы существования режим в качестве основных своих противников определил революционный лагерь, а также партии, до переворота составлявшие правоцентристское большинство в сейме. В марте 1927 г. власти запретили связанные с нелегальной Коммунистической партией Польши Независимую крестьянскую партию и Белорусскую крестьянско-рабочую громаду, их лидеры были лишены депутатского иммунитета и арестованы. Смена политических предпочтений имущих классов лишила правые партии прежней щедрой финансовой поддержки, их сторонников изгоняли из армии и государственного аппарата, активистов нередко жестоко избивали «неустановленные лица» и т.д.

Проводимая Пилсудским политика сближения с имущими классами, его нежелание считаться с требованиями левых партий стали стимулом для постепенного перехода ППС и левых кресть­янских партий в оппозицию правительству. Им нелегко было ме­нять свое отношение к режиму, особенно к его лидеру, кото­рый обладал не только несомненными заслугами перед этими партиями в прошлом, но и несомненной харизмой, с которой не могли соперничать даже его весьма популярные в обществе соперники В. Витос и Р. Дмовский.

Парламентских выборы 1928 г. не принесли абсолютного большинства мандатов лагерю санации. Его обошли левые партии, серьезного успеха добились партии национальных меньшинств и коммунисты, крупное поражение потерпели правые и центристские партии. Учитывая переход левых партий на антисанационные позиции, неиз­бежным стало столкновение между сторонниками восстановле­ния парламентской демократии и режимом. Обострению проти­востояния способствовал и обрушившийся на страну мировой экономический кризис, с которым «санация» не могла справиться. В 1929 г. в результате соглашения шести левых и центристских партий был образован блок, получивший название Центролев. Национальные демок­раты и коммунисты в него не вошли.



Первоначально лидеры Центролева намеревались устранить режим с помощью парламентских процедур, в том числе путем выражения вотума недоверия правительствам, назначаемым президентом по воле Пилсудского. Но режим игнорировал эти усилия, вместо одного неугодного оппозиции кабинета министров президент назначал следующий, ничем не отличающийся от предшествующего. В этих условиях оппозиция решила поднять на борьбу с режимом широкие массы. В июне 1930 г. в Кракове ею был проведен Конгресс в защиту прав и свободы народа под лозунга­ми свержения диктатуры и восстановления в Польше демокра­тии, завершившийся 30-тысячной демонстрацией. Было решено в сентябре 1930 г. провести аналогичные мероприятия еще в 31 городе.



Активизация деятельности оппозиции в сочетании с нарас­тающими лавинообразно экономическими трудностями грозили режиму серьезными политическими испытаниями. Ответом на вы­зов Центролева стал досрочный роспуск сейма и арест руководи­телей оппозиции, в том числе трехкратного премьера В. Витоса. Арестованных обвинили в подготовке покушения на законное пра­вительство и посадили в военную тюрьму в Брестской крепости, где они подверг­лись физическому и психологическому давлению. Волна репрес­сий прокатилась по всей стране, было арестовано около 5 тыс. че­ловек. В Восточной Галиции в связи с участившимися случаями поджогов польских хозяйств и индивидуального террора со стороны украинских националистов силами полиции было проведено так называемое «умиротворение». В ходе акции были арестованы около 30 бывших депутатов и 100 видных украинских политических и общественных деятелей, разгромлены многие украинские культурно-просветительные, кооперативные и общественные организации.

Прошедшие в ноябре 1930 г. в обстановке репрессий выбо­ры в парламент, получившие название «брестских», принесли, наконец, «санации» победу: она завоевала более половины ман­датов в сейме и сенате. Тем самым у режима появилась возмож­ность проводить через парламент любые законы, не считаясь с мнением оппозиции.







Сейчас читают про: