double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 5 страница


Покончив с едой, он обвел глазами поляну. Вечерние сумерки уже сгустились над лагерем и принесли с собой долгожданную прохладу. Все племя высыпало из палаток, радуясь передышке от палящего зноя. Последние несколько дней выдались такими жаркими, что Огнегрив все чаще и чаще стал жалеть о том, что не умеет плавать, подобно Речным котам. Интересно, будет ли на сегодняшнем Совете Крутобок? Скорее всего, нет, ведь не прошло еще и луны с тех пор, как он вступил в Речное племя. С другой стороны, он принес в племя Серебрянкиных котят... Предводитель Метеор должен быть благодарен Крутобоку - в конце концов, это дети его дочери, а значит, его родные внуки! В глубине души Огнегрив очень надеялся на то, что Крутобоку будет позволено присутствовать на сегодняшнем Совете, хотя он прекрасно понимал, что такая честь еще сильнее привяжет друга к Речному племени.

Он поднялся на лапы, громко объявил подготовку к выступлению и начал выкликать имена котов, названных Синей Звездой, - Кисточка, Ветрогон, Песчаная Буря, Бурый, Царапка, Быстролап... Проводя перекличку, он с растущим беспокойством понял, что среди названных нет ни Частокола, ни Долгохвоста, ни Дыма. Эти воины когда-то были ближайшими сподвижниками Когтя, и Огнегрив заподозрил, что Синяя Звезда именно поэтому решила не брать их с собой к Четырем Деревьям. Холодок пробежал у него по спине, когда трое отвергнутых воинов многозначительно переглянулись между собой и дружно уставились на него. Глаза Частокола горели злобой. С тяжелым чувством Огнегрив повернулся и присоединился к котам, дожидавшимся Синюю Звезду у выхода.




Стоя возле своей пещеры, предводительница разговаривала с Бураном и, казалось, совершенно позабыла о предстоящем Совете. Лишь когда коты начали нетерпеливо царапать когтями землю, она, наконец, вскочила и подбежала к ним.

- Буран будет управлять лагерем до нашего возвращения, - сообщила она и первой бросилась в папоротниковый туннель, ведущий из лагеря в залитый лунным сиянием лес.

Полетела пыль, посыпались мелкие камушки - это начался подъем по склону холма. Дождей не было так долго, что лес высох, словно кучка обглоданных косточек, а иссушенная зноем земля рассыпалась в прах под кошачьими лапами. Очутившись в лесу, Синяя Звезда возглавила шествие, а Огнегрив пристроился в хвосте. Коты молча бежали по лесу, скользили под ломкими, шуршащими папоротниками, протискивались сквозь колючие заросли ежевики.

Песчаная Буря замедлила шаг и вскоре поравнялась с Огнегривом. Какое-то время коты бежали рядом, а когда их путь преградила поваленная ветка, то, дружно подобравшись, они вместе перелетели через нее. Приземлившись, Песчаная Буря повернула голову к Огнегриву и тихо сказала:



- Похоже, Синяя Звезда наконец-то поправилась.

- Да! - осторожно подтвердил Огнегрив, стараясь как можно безболезненнее протиснуться между колючими плетьми ежевики.

- И все же она держится очень отчужденно, - продолжала Песчаная Буря, понижая голос, чтобы их не услышали остальные коты. - Никогда раньше она не была такой, - Песчаная Буря замялась, но Огнегрив не торопился прийти ей на помощь. Он был раздавлен. Худшие опасения оправдались - вот уже и рядовые члены племени начали замечать, что с предводительницей творится что-то странное. - Она не похожа на себя! - закончила Песчаная Буря.

Огнегрив отвел глаза, стараясь не смотреть на палевую кошечку. Резко отпрыгнув в сторону, он обогнул густые заросли крапивы, а Песчаная Буря приземлилась прямо на куст и теперь высоко подпрыгивала, чтобы поскорее выбраться из кусачих стеблей на твердую землю. Огнегрив ускорил шаг и вскоре поравнялся с ней.

- Синяя Звезда никак не может оправиться от потрясения, - уклончиво ответил он. - Предательство Когтя оказалось для нее страшным ударом.

- Ума не приложу, как она не заподозрила его раньше!

- А ты сама когда-нибудь его подозревала? - вопросом на вопрос ответил Огнегрив.



- Нет, - призналась Песчаная Буря. - Никто его не подозревал! Но ведь все уже давно пришли в себя.

А вот Синяя Звезда все еще... - и снова кошечка замялась, не находя нужного слова.

- И все же она ведет нас на Совет, - напомнил Огнегрив.

- Верно! - просветлела Песчаная Буря. Надежда, прозвучавшая в ее голосе, приободрила Огнегрива.

- Она все та же Синяя Звезда, - доверительно шепнул он на ухо Песчаной Буре. - Вот увидишь! Они дружно прибавили шагу и легко перескочили через ручеек, который еще недавно, в период паводка, оказался непреодолимым препятствием для племени. Теперь ручеек слабо журчал в своем каменистом русле - такой мелкий, что просто невозможно было представить его вышедшим из берегов.

Возле Четырех Деревьев они почти догнали товарищей. Огнегрив уверенно вел Песчаную Бурю по следу небольшого отряда. Там, где только что пробежали коты, трава и кустарники продолжали слегка вздрагивать, словно нетерпение Грозовых воинов передалось даже лесной зелени.

На вершине холма Синяя Звезда остановилась и молча уставилась в расстилавшуюся внизу долину. Всмотревшись, Огнегрив увидел снующие внизу гибкие кошачьи силуэты, а вскоре услышал и приветственное мурлыканье. Судя по запахам, застывшим в неподвижном воздухе, Грозовое племя явилось на Совет последним. Синяя Звезда, не отрываясь, смотрела на Скалу Совета, и Огнегрив с тревогой заметил, как поднимается шерсть у нее на загривке. Казалось, предводительница собирается с силами, прежде чем броситься со склона вниз.

Наконец, спуск начался. Огнегрив бежал рядом с товарищами, позади Синей Звезды. Выскочив на поляну, он замедлил шаг и начал выискивать глазами Речных котов, надеясь увидеть среди них Крутобока. Оцелотка, глашатай Речного племени, разговаривала с каким-то незнакомым котом из племени Теней. Метеор сидел рядом с Камнем и молча смотрел на собравшихся. Краем глаза Огнегрив заметил еще двух Речных котов, но когда обернулся, то оказалось, что это всего лишь юные оруженосцы, несущиеся поприветствовать Быстролапа и Царапку. Никаким Крутобоком поблизости даже не пахло. Огнегрив был к этому готов, но все равно расстроился.

В нескольких лисьих прыжках от себя он заметил Чернохвата - того самого воина Ветра, который не пропустил их с Синей Звездой к Святилищу. Рядом с ним стоял молодой Одноус. Когда-то давно Огнегрив помогал воинам Ветра вернуться домой из изгнания и очень сдружился с этим бурым отважным котиком, но теперь не решался даже подойти к нему. Чернохват смерил Огнегрива презрительным взором, но тот заставил себя сдержаться. Сейчас было не время возобновлять ссору.

При воспоминании о нанесенном оскорблении Огнегрив невольно выпустил когти, и ярость его только усилилась, когда Чернохват наклонился к Одноусу и что-то зашептал ему на ухо, нагло поглядывая на глашатая Грозового племени. К радости Огнегрива, Одноус лишь сочувственно посмотрел в его сторону и, резко поднявшись, отошел от Чернохвата. Тот, видимо, не ожидал такого, потому что принялся раздраженно хлестать себя хвостом по бокам. Огнегрив довольно пошевелил усами и, гордо прошествовав мимо Чернохвата, отправился поприветствовать Речных котов. Приятно, что хотя бы один воин Ветра не забыл того, чем его племя обязано Грозовым котам!

Однако стоило ему приблизиться к Оцелотке, как его уверенность сразу поубавилась. Несмотря на то, что они теперь занимали равные места в племенной иерархии, Огнегрив слегка робел перед яростной и надменной Оцелоткой. Когда-то давно Грозовые и Речные коты сошлись в жестокой схватке над ущельем и один из Речных воинов, Белолап, сорвался с обрыва и насмерть разбился о камни. Оцелотка не забыла того случая, и с тех пор Огнегрив постоянно чувствовал ее непреклонную ненависть. Но сейчас ему не терпелось узнать что-нибудь о Крутобоке, поэтому он заставил себя приблизиться и почтительно склонил голову перед Оцелоткой. Та поклонилась в ответ, и в глазах ее промелькнуло любопытство.

- Я слышала, ты стал новым глашатаем Грозового племени? - спросила она, и Огнегрив понял, что слухи о бывшем домашнем котенке, занявшем второй по важности пост в племени, облетели весь лес, подобно лихорадке. Сидевший рядом с Оцелоткой воин Теней хотел что-то добавить, но слов его никто не разобрал, поскольку от натуги он тут же начал кряхтеть и давиться. Только теперь Огнегрив заметил, что шерсть у бедняги свалялась в колтуны, словно он целую луну не вылизывал ее.

С трудом поднявшись на лапы, он, спотыкаясь и давясь, побрел прочь. Оцелотка спокойно проводила его взглядом, а потом быстро облизала свою лапку и вытерла мордочку.

- Он здоров? - неуверенно спросил Огнегрив.

- Он похож на здорового?! - огрызнулась Оцелотка, брезгливо поджав губы. - Вообще-то, коты не имеют права являться больными на Совет!

- Мы можем ему чем-нибудь помочь? - пробормотал Огнегрив.

- У племени Теней есть свой целитель, - отрезала Оцелотка, опуская лапку. Ее усы влажно блеснули в темноте. - Ну, говори, зачем пожаловал? Не терпится похвастаться своим возвышением? Или хочешь разузнать, как живет твой дружок?

Огнегрив невольно поежился от ее резкости, но вовремя сообразил, что Оцелотка сама начала разговор о Крутобоке.

- Как он? - робко спросил он.

- Так себе, - пожала плечами Оцелотка. - Разумеется, ему никогда не стать настоящим Речным котом, но, по крайней мере, он начал понемногу привыкать к воде. Трудно требовать большего от Грозового кота! - Огнегрив едва заставил себя втянуть когти, настолько раздражал его высокомерный тон глашатая. - Зато котятки его - просто загляденье! - как ни в чем не бывало продолжала Оцелотка. - Такие здоровые, умные, красивые! Все в мать!

На мгновение Огнегриву показалось, что заносчивая кошка нарочно злит его. Он уже собрался ответить ей какой-нибудь резкостью, но тут из-за его спины выступила Кисточка.

- Привет, Оцелотка, - поздоровалась она. - Камень только что сказал мне, что у вас в племени прибавление. Говорит, появились еще котятки, не считая деток Крутобока?

- Да, - кивнула Оцелотка. - В эти Зеленые Листья Звездное племя благословило нашу детскую.

- Он сказал, что Невидимкины котята скоро станут оруженосцами, - продолжала Кисточка. - Как раз те двое, которых наш Огнегрив спас во время наводнения, - прибавила она, и в глазах ее промелькнули озорные искорки. Оцелотка раздражено перекосилась, но Огнегриву было уже не до нее. Мысли его перенеслись к Камню и Невидимке. Быстро обернувшись, он увидел Синюю Звезду, одиноко сидящую возле Скалы Советов. Знает ли предводительница, что ее сын тоже здесь? Слышала ли она, что Невидимкины дети вот-вот станут оруженосцами? Когда он снова обернулся к собеседницам, то увидел лишь спину удаляющейся Оцелотки.

Кисточка сочувственно посмотрела на своего глашатая.

- Не трусь, Огнегрив. Если присмотреться, не такая уж она противная. Надо только привыкнуть. Все остальные Речные коты очень рады нас видеть. Они знают, что не пережили бы паводок без помощи Грозового племени. Кроме того, вы без боя согласились отдать им Серебрянкиных котят.

- Но Оцелотка всегда ненавидела Крутобока, - горько напомнил ей Огнегрив. - С тех самых пор, как Белолап сорвался с обрыва. Она всегда считала, что в его смерти виноват Крутобок.

- Ей следует научиться забывать и прощать, - вздохнула Кисточка. - Крутобок принес Речному племени двух здоровых, красивых котят. - Она озабоченно оглядела поляну и вдруг спросила: - Ты обратил внимание, как мало сегодня котов из племени Теней?

- Нет, - покачал головой Огнегрив. - Я пока видел только двоих воинов Теней. Причем один из них просто ужасно кашлял.

- Правда? - с любопытством спросила Кисточка.

- Возможно, во всем виновата линька, - предположил Огнегрив.

- Будем надеяться, - согласилась Кисточка.

Громкий крик раздался с вершины Скалы. Это Метеор призывал котов к молчанию. Оглянувшись, Огнегрив увидел, что предводитель Речного племени стоит на огромном камне, и его густая шерсть сияет, облитая лунным светом. По одну сторону от него сидела Синяя Звезда, по другую - Звездный Луч, предводитель племени Ветра. За их спинами, полускрытый тенью раскидистого дуба, сидел Черная Звезда, предводитель племени Теней. Его вид потряс Огнегрива. От Черной Звезды остались кожа да кости. Даже поджарые коты племени Ветра, привыкшие носиться за резвыми кроликами, казались толстыми здоровяками по сравнению с предводителем племени Теней. Но дело было не только в худобе. Черная Звезда сидел, сгорбившись, бессильно уронив голову на грудь. Огнегрив подумал было, что он болен, но вовремя вспомнил, что Черная Звезда был старейшиной уже тогда, когда возглавил свое племя после изгнания Хвостолома. Возможно, это просто старость, неуверенно подумал Огнегрив. Звездное племя дарит предводителям девять кошачьих жизней, но даже оно не в силах повернуть время вспять!

- Пошли! - тихо сказала Клеточка, и, следуя за ней, Огнегрив протиснулся в первые ряды собравшихся и уселся между своей бурой соплеменницей и Невидимкой.

- Синяя Звезда желает говорить первой, - провозгласил Метеор с вершины Скалы. Наклонив голову к предводительнице Грозового племени, он отступил назад, уступая ей место перед собранием.

- Хвостолом мертв! - громко объявила Синяя Звезда, и голос ее прозвучал уверенно и твердо, как раньше. По толпе прокатился взволнованный шепот, сменившийся вздохом всеобщего облегчения. Огнегрив заметил, что даже Черная Звезда резко вскинул голову и дернул хвостом. Казалось, известие о смерти заклятого врага придало ему сил.

- Как он умер? - проскрипел Черная Звезда. Синяя Звезда молча окинула взглядом поляну, залитую серебристым лунным светом, и продолжала, словно не слыша его вопроса:

- У Грозового племени теперь новый глашатай.

- Что случилось с Когтем?! - раздался из толпы притихших котов испуганный возглас какой-то кошки из племени Ветра.

- Он тоже умер? - поддержала ее Оцелотка. Ее вопрос словно прорвал плотину. Отовсюду послышались участливые вопросы и сочувственные возгласы, и Огнегрив в который раз с невольной горечью убедился, насколько уважали в лесу страшного Когтя.

Он взволнованно посмотрел на Синюю Звезду, которую со всех сторон забрасывали вопросами.

- Как он погиб?

- Было сражение? С кем?

- Он умер от болезни?

- Это был несчастный случай?

Огнегрив весь напрягся, заметив, как товарищи по племени все плотнее и плотнее придвигаются к нему, словно ищут защиты от града вопросов. Никто из них не хотел открывать соседям ужасную правду о предательстве бывшего глашатая. Огнегрив глядел на Синюю Звезду, но та твердо смотрела прямо перед собой, не обращая внимания на всеобщее волнение.

Наконец вопросы стихли, и недоуменное молчание повисло над поляной. Только тогда Синяя Звезда заговорила снова, и голос ее прозвучал спокойно и твердо:

- Нашим новым глашатаем стал Огнегрив.

Множество глаз впилось в Огнегрива, и он невольно раздулся от гордости. На этот раз никто не выразил своего удивления. Не было произнесено ни звука. Большая часть собравшихся уже знала о том, что бывший домашний котенок стал глашатаем Грозового племени.

От наступившей тишины у Огнегрива зазвенело в ушах. Припав к земле, он уставился на Скалу, беззвучно умоляя предводителей поскорее возобновить обычное течение Совета.

- Поздравляю! - еле слышно шепнула ему на ухо Невидимка.

Он быстро кивнул ей. Больше никто не произнес ни слова. Огнегрив слышал лишь возбужденное дыхание и видел бесчисленные ряды глаз, уставившихся на него. Съежившись под этими взглядами, он вдруг с ужасом подумал о том, что почувствовали бы все эти коты, если бы узнали, что Синяя Звезда, назначая нового глашатая, нарушила священный закон.

***

Его разбудили встревоженные крики и быстрый топот кошачьих лап. Огнегрив открыл глаза и тут же зажмурился от яркого света, льющегося сквозь ветви воинской пещеры. Сквозь стену листьев просунулась золотистая головка Песчаной Бури. Ее бледно-зеленые глаза возбужденно сверкали.

- Мы захватили двух воинов из племени Теней! - задыхаясь, крикнула она. Огнегрив вскочил, сбросив с себя остатки сна.

- Что?! Где?

- Возле Совиного Дерева! - отрапортовала Песчаная Буря и добавила с плохо скрытой насмешкой: - Они спали! - было видно, что беспечность врагов не вызывает у нее ничего, кроме презрения.

- Вы уже сообщили Синей Звезде?

- Дым только что пошел докладывать, - ответила кошечка, вылезая из пещеры. Огнегрив прыгнул вслед за ней, разбудив Ветрогона, который испуганно вскинул голову, не понимая, чем вызвана всеобщая суматоха.

В ночь после Совета Огнегрив спал плохо и беспокойно. Он был потрясен гробовой тишиной, которой собравшиеся коты встретили известие о его назначении глашатаем. А он-то надеялся, что дни его горького одиночества навсегда остались в прошлом! Но вчера угрюмые взгляды чужих котов лучше всяких слов напомнили ему, что они до сих пор видят в нем чужака. Он не знал, чем вызвана враждебность котов - то ли всему виной его "нечистое" происхождение, то ли соседи, подобно старикам из Грозового племени, боялись последствий нарушения священного ритуала. Так или иначе, Огнегриву всю ночь снились незнакомые коты, которые в ужасе отшатывались от него, будто он был зловещей совой - вестницей несчастья и гибели.

И вот теперь утро преподнесло ему новое испытание. Как должен поступить глашатай с соседями, захваченными на исконных землях Грозового племени?! Хоть бы сегодня к Синей Звезде вернулись силы, и она смогла бы помочь своему глашатаю!

Рассветный патруль, сбившись в кучку, сидел в центре поляны. Протиснувшись сквозь него, Огнегрив увидел двух воинов Теней. Коты скорчились на жесткой траве, распушив хвосты и прижав уши к затылку.

Одного из воинов он узнал с первого взгляда. Этого бурого кота когда-то звали Перышко. Огнегрив впервые увидел его на одном из Советов, когда тот был еще крошечным котенком. Жестокий Хвостолом, бывший тогда предводителем племени Теней, произвел трехмесячного малыша в оруженосцы. Теперь он подрос и превратился в сильного кота, но по-прежнему выглядел очень хрупким. Кроме того, с ним было явно что-то не так. Шерсть на боках бывшего оруженосца свалялась в колтуны, он весь пропах падалью и страхом. Его задние лапы напоминали обглоданные птичьи крылья, глаза глубоко ввалились. Огнегрив невольно смутился, потрясенный слабостью противника, и перевел взгляд на Бурана, который возглавлял злополучный патруль.

- Они оказали сопротивление, когда вы их обнаружили?

- Нет, - признался Буран и смущенно махнул хвостом. - Когда мы их разбудили, они сразу стали умолять, чтобы мы доставили их в свой лагерь.

Огнегрив совершенно растерялся.

- Умолять? - переспросил он. - Но зачем?

- Где эти воины из племени Теней?! - раздался громкий крик Синей Звезды, и предводительница решительно проложила себе дорогу к пленникам. Взглянув в ее лицо, перекошенное страхом и яростью, Огнегрив похолодел.

- Новое нападение?! - прошипела предводительница, пожирая глазами двух пленников.

- Буран обнаружил их во время патрулирования, - торопливо объяснил Огнегрив, боясь, что Синяя Звезда, не разобравшись, прикажет сурово наказать соседей. - Они просто спали на нашей территории.

- Спали?! - фыркнула Синяя Звезда, прижимая уши к голове. - Говори прямо, на нас напали или нет?

- Мы нигде не обнаружили никаких других воинов, кроме этих, - отозвался Буран.

- Ты уверен? - не унималась Синяя Звезда. - Это могла быть ловушка! Одного взгляда на несчастных котов было достаточно, чтобы понять - ни о каком нападении не могло идти и речи. Но Синяя Звезда была права. Надо окончательно убедиться, что в лесу не притаились другие воины, ждущие сигнала к атаке. Кроме того, мрачно подумал Огнегрив, решение послать дополнительный патруль успокоит взбудораженный рассудок предводительницы. Вздохнув, он подозвал к себе Кисточку и Дыма.

- Возьмите каждый по воину и оруженосцу и отправляйтесь. Прочешите всю территорию от Гремящей Тропы до нашего лагеря. Я должен убедиться, что на нашей земле не пахнет племенем Теней.

К его облегчению, воины беспрекословно повиновались. Дым позвал Ветрогона и Уголька, а Кисточка окликнула Быстролапа и Бурого, и вскоре шестеро котов уже мчались к выходу из лагеря.

Огнегрив повернулся к дрожащим пленникам.

- Что вы делали на земле Грозового племени? спросил он. - Перышко, отвечай, что привело тебя сюда?

Кот поднял голову. В его круглых глазах было столько тоски и страха, что Огнегрив почувствовал неожиданную жалость. Сейчас этот взрослый кот напоминал беспомощного котенка, каким он запомнился Огнегриву на том злополучном Совете.

- Бе... Белогрудый... Мы с Белогрудым решили прийти к вам за помощью... Мы думали, вы дадите нам немного еды и целебных трав, - выдавил он.

Грозовые коты недоверчиво зашипели, и несчастный испуганно попятился, еще сильнее вжавшись в иссушенную зноем землю.

Огнегрив в изумлении уставился на пленника. С каких это пор воины Теней ищут помощи у своих заклятых врагов?!

- Подожди, Огнегрив! - раздался совсем рядом спокойный голос Пепелюшки. Ученица целительницы, прищурившись, внимательно рассматривала непрошеных гостей. - Эти коты не представляют для нас никакой опасности. Они больны! - Прихрамывая, она выступила вперед, подошла к Перышку и бережно взяла в рот его переднюю лапу. - Подушечка совсем горячая! - она выпустила лапу, и та бессильно упала на землю. - Да он весь горит!

Она собралась было взять в рот лапу второго кота, как вдруг в толпу котов врезалась Щербатая.

- Не смей, Пепелюшка! - проскрежетала она. - Сейчас же отойди от них!

Кошечка неловко отшатнулась.

- Но почему? - изумленно пробормотала она. - Эти коты больны, мы обязаны помочь им! - склонив голову, она умоляюще посмотрела сначала на Огнегрива, потом на Синюю Звезду. - Мы должны помочь! - настойчиво повторила она.

Взоры всех собравшихся устремились на Синюю Звезду, но предводительница, словно парализованная, не сводила округлившихся глаз с пленников. Видно было, что она растеряна и всеми силами старается справиться с нарастающим страхом и ожесточением. Огнегрив выпрямился. Долг глашатая требовал немедленно отвлечь внимание соплеменников и дать Синей Звезде время, чтобы справиться с волнением.

- Что заставило вас прийти именно к нам? - спросил он у пленных. На этот раз ему ответил второй кот, которого Перышко назвал Белогрудым. Этот кот был черен, как смоль, и только грудка и носочки, некогда белые, теперь были серыми от грязи и пыли.

- Вы помогали племени Теней раньше, когда мы решили изгнать Хвостолома, - тихо ответил он. "Но ведь мы дали прибежище вашему бывшему предводителю! - подумал Огнегрив. -Неужели Белогрудый забыл об этом?!" И тут он вспомнил, что жестокий Хвостолом заставил этих котов стать оруженосцами в ту пору, когда они только-только оторвались от материнского живота. Должно быть, избавление от ужасного предводителя стало для них таким счастьем, в сравнении с которым его дальнейшая судьба не имела никакого значения. Кроме того, теперь, после смерти Хвостолома, Грозовое племя перестало угрожать существованию воинов Теней, а повседневное соперничество племен было в лесу делом привычным.

- Мы надеялись, что вы сможете помочь нам и теперь, - продолжал Белогрудый. - Черная Звезда заболел. Больных так много, что в нашем лагере царит хаос. У нас не хватает целебных трав... и свежей еды.

- А что же Насморк? Он же ваш целитель! Кажется, помогать заболевшим входит в его обязанности! - рявкнула Щербатая, прежде чем Огнегрив успел что-то ответить.

Ее резкий тон заставил его содрогнуться - как бы там ни было, но Щербатая когда-то принадлежала к племени Теней! Разумеется, Огнегрив нисколько не сомневался в ее преданности Грозовым котам, но тем не менее целительница могла бы найти в своем сердце хоть немного сострадания к беде бывших соплеменников!

- На вчерашнем Совете Черная Звезда выглядел вполне здоровым! - вставил Частокол.

- Да! - подтвердила Синяя Звезда, и глаза ее недоверчиво сощурились. Однако Огнегрив сразу вспомнил, каким изможденным показался ему вчера предводитель племени Теней. Поэтому он ничуть не удивился, когда Перышко ответил:

- Когда он вернулся в лагерь, ему стало хуже. Насморк всю ночь провел возле него. Он ни на шаг не отходит от предводителя. Вчера он ничего не сделал для крошечного котенка, который умирал возле материнского живота. Насморк не дал даже маковых зерен, чтобы облегчить малышу путешествие к Звездному племени! Мы боимся... что он оставит без помощи всех нас. Помогите! Пожалуйста, помогите нам!

Его умоляющий вопль потряс Огнегрива. Он посмотрел на Синюю Звезду, надеясь, что страдания несчастных пробудили жалость в ее сердце, но глаза предводительницы оставались холодными.

- Они должны уйти! - резко рявкнула Щербатая.

- Но почему? - взорвался Огнегрив. - Они не представляют для нас никакой опасности!

- Они разносят болезнь! В свое время я уже видела эту хворь в лагере Теней, - проскрипела целительница, обходя пленников кругом и не спуская с них настороженных глаз. - В последний раз болезнь унесла множество жизней...

- Но это ведь не Зеленый Кашель? - спросил Огнегрив. При упоминании о хвори, свирепствовавшей в лагере в сезон Голых Деревьев, сразу несколько котов невольно попятились назад.

- Нет! У этой болезни даже нет названия, - пробормотала Щербатая, продолжая пристально разглядывать пленников. - Ее приносят крысы, что живут на помойках у Двуногих, возле дальней границы племени Теней. - Старуха злобно посмотрела на Перышко. - Надеюсь, ваши старейшины знают, что эти крысы разносят смерть, поэтому на них нельзя охотиться?!

- Один из оруженосцев принес крысу в лагерь, - сказал Перышко. - Он был слишком молод, чтобы знать о болезни...

Каждый вздох давался несчастному с огромным трудом, а Грозовые коты молча сидели и смотрели на него.

- Что нам делать? - спросил Огнегрив, обращаясь к Синей Звезде. Пусть Звездное племя прояснит мысли предводительницы и поможет ей принять решение, которого ждет от нее Грозовое племя! Но Синяя Звезда промолчала, не сводя невидящего взора с котов племени Теней.

Вместо нее ответила Щербатая.

- Синяя Звезда! Прошло не так много времени с тех пор, как в нашем лагере свирепствовал Зеленый Кашель. Тогда ты потеряла жизнь, - напомнила целительница и задумчиво сощурила глаза, думая о чем-то своем. Огнегрив знал, о чем. Во всем племени только они со Щербатой знали, что у Синей Звезды осталась в запасе всего одна жизнь. Если неизвестная болезнь придет в лагерь, Синяя Звезда может умереть, оставив племя без предводительницы. От этой мысли у Огнегрива холодок пробежал по спине, и он зябко поежился, несмотря на утреннее солнце. Синяя Звезда медленно кивнула.

- Ты права, Щербатая, - негромко сказала она. - Эти коты должны покинуть наш лагерь. Огнегрив, от правь их обратно! - бесстрастно закончила она и повернулась, готовая скрыться в своей пещере.

На мгновение Огнегрив заколебался. Облегчение, которое он испытал, услышав окончательный приговор предводительницы, быстро сменилось жалостью к несчастным.

- Мы с Песчаной Бурей проводим их до самой границы, - нехотя сказал он. Собравшиеся одобрительно зашумели. Перышко уставился на Огнегрива, в глазах его застыла беззвучная мольба. Огнегрив с трудом заставил себя отвести взгляд.

- Возвращайтесь в свои пещеры, - велел он соплеменникам.

Коты бесшумно рассыпались в стороны, и вскоре Огнегрив с Песчаной Бурей остались наедине с больными. Только Пепелюшка не спешила уходить. Неожиданно у Белогрудого началась рвота. Он весь трясся, тело его содрогалось от мучительных спазмов.

- Пожалуйста, позволь мне помочь им! - взмолилась Пепелюшка.

Огнегрив лишь беспомощно покачал головой. Из папоротников раздался громкий крик Щербатой:

- Пепелюшка! Иди сюда немедленно! Ты должна прополоскать рот после того, как трогала больных! Ученица целительницы в отчаянии посмотрела на Огнегрива.

- Так ты идешь, или нет?! - разозлилась Щербатая. - Шевелись, если не хочешь, чтобы я добавила в полоскание крапивные листья!

Не спуская умоляющих глаз с Огнегрива, Пепелюшка попятилась к наставнице. Но Огнегрив остался непреклонен. Он ничего не мог изменить. Синяя Звезда отдала приказ, и племя с ним согласилось.

Он посмотрел на Песчаную Бурю и с облегчением увидел жалость в ее зеленых глазах. Она все понимает! Она видит, что сердце его разрывается между жалостью к больным и желанием любой ценой защитить свое племя от смертельной болезни.

- Пойдем, - ласково сказала Песчаная Буря. - Чем скорее мы отведем их обратно, тем лучше.

- Хорошо, - кивнул Огнегрив и взглянул на Перышко, стараясь не обращать внимания на отчаяние, исказившее его лицо. - На Гремящей Тропе сейчас очень оживленно. В сезон Зеленых Листьев там всегда

полным-полно чудовищ. Мы поможем вам перейти на Другую сторону.

- В этом нет необходимости, - тихо ответил несчастный. - Мы можем сделать это в одиночку.

- И все же мы пойдем с вами, - сказал Огнегрив. - Пошли. Воины племени Теней с трудом поднялись на ноги и, шатаясь, двинулись к выходу из лагеря. Молча следуя за ними, Огнегрив болезненно морщился при виде того, каких мучений стоит несчастным подъем по склону холма.

Когда они вступили в лес, на тропинку, прямо перед носом котов выскочила крошечная мышка. Больные коты инстинктивно насторожили уши, но были так слабы, что уже не могли охотиться. Огнегрив, не раздумывая, обогнал Песчаную Бурю и, уткнувшись носом в землю, начал выслеживать исчезнувшую мышь. Быстро расправившись с ней, он вытащил добычу на тропинку и опустил на землю возле лапы Перышка. По-видимому, у больных не было сил не только на охоту, но и на благодарность. Не говоря ни слова, они улеглись на землю и с двух сторон принялись за еду.







Сейчас читают про: