double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 6 страница


Огнегрив поймал подозрительный взгляд Песчаной Бури и подошел ближе.

- Они не заразят нас, если немного поедят, - пояснил он. - Им нужно набраться сил, чтобы вернуться в свой лагерь.

- Похоже, у них нет аппетита, - заметила Песчаная Буря, когда больные внезапно отпрянули от недоеденной мышки и бросились в кусты. Спустя мгновение Огнегрив понял, что у несчастных снова началась рвота.

- Только еду перевел, - фыркнула Песчаная Буря, старательно забрасывая землей остатки добычи.

- Я же не знал, - удрученно кивнул Огнегрив. Дождавшись, пока больные вылезут из кустов и, пошатываясь, двинутся в путь, он вновь присоединился к ним.

Он учуял едкую вонь Гремящей Тропы за несколько мгновений до того, как в просветах между деревьями показались очертания ревущих чудовищ. Песчаная Буря обернулась к больным котам и сказала:

- Я знаю, вам неприятна наша помощь, но мы все таки хотели бы убедиться, что вы в целости и сохранности перейдете на ту сторону.

***

Огнегрив кивнул. Он видел, что подругой движет искреннее сочувствие, а не только забота о том, чтобы поскорее очистить территорию Грозового племени от опасных гостей.




- Мы пойдем одни! - заупрямился Перышко. - Умоляю, оставьте нас! Огнегрив неприязненно посмотрел на него. Неужели он заблуждался по поводу их искренности? С другой стороны, разве можно поверить в то, что эти умирающие создания способны представлять хоть какую-то опасность?!

- Хорошо, - решился он. Песчаная Буря вопросительно посмотрела на него, но Огнегрив лишь еле заметно вильнул хвостом, и она спокойно опустилась на землю. Перышко и Белогрудый коротко кивнули сопровождающим и нырнули в папоротники.

- Мы тоже пойдем? - быстро спросила Песчаная Буря.

- За ними? - с полуслова понял ее Огнегрив. - Полагаю, мы просто обязаны сделать это! Они постояли, дожидаясь, пока стихнут шаги больных, и потихоньку пошли следом.

- Но эта дорога не ведет к Гремящей Тропе! - прошипела Песчаная Буря, когда тропинка повернула к Четырем Деревьям.

- Возможно, они хотят вернуться тем же путем, каким пришли сюда, - предположил Огнегрив, просовывая нос сквозь ежевичные ветви и брезгливо морщась от сильного запаха больных котов. - Пошли, - решил он. - Надо выследить их до конца! Он начал не на шутку беспокоиться. Неужели он ошибся в этих котах? Что если они решили не возвращаться к себе домой? Он молча ускорил шаг. Песчаная Буря беззвучно бежала сзади.

Вдалеке, словно сонный пчелиный рой, ровно гудела Гремящая Тропа, но воины Теней, похоже, даже не думали пересекать ее и продолжали уныло плестись вдоль зловонной дороги. Следуя по их запаху, Огнегрив с Песчаной Бурей вынырнули из спасительных папоротников и ступили на открытое пространство, поросшее жесткой сорной травой. Тем временем воины Теней пересекли пограничную метку, разделявшую территории двух племен, и скрылись в густых ежевичных зарослях.



- Зачем они туда полезли? - в недоумении прищурилась Песчаная Буря.

- Давай посмотрим, - ответил Огнегрив. Забежав вперед, он с невольным страхом пересек пограничную метку. Рев Гремящей Тропы стал еще громче, и Огнегрив, болезненно поморщившись, повел ушами.

Облака едкого смрада окружили их. Огнегрив прекрасно понимал, какой опасностью грозит им пребывание на чужой территории, но должен был убедиться, что гости вернулись в свой лагерь. Вскоре они были уже на расстоянии нескольких лисьих прыжков от Гремящей Тропы, и запах больных котов почти полностью растаял в ядовитых испарениях большой дороги.

Внезапно заросли кончились, и Огнегрив вылетел на полоску грязной травы, растущей вдоль Гремящей Тропы.

- Осторожно! - предупредил он подругу, когда она легко приземлилась с ним рядом. Теперь перед ними открылась серая дорога, сверкающая под лучами летнего солнца. Палевая кошечка испугано попятилась, когда огнеглазое чудовище пронеслось прямо перед ее носом.

- Но где же коты из племени Теней? - спросила она.



Огнегрив уставился на дорогу, поглядел на противоположную сторону, потом закатил глаза и расправил уши, стараясь не обращать внимания на пробегающих чудовищ, ядовитое дыхание которых ерошило ему шерсть и шевелило усы. Больных котов не было видно, но он мог поручиться, что дорогу они не переходили!

- Гляди! - прошипела Песчаная Буря, тыкая носом куда-то в сторону. Проследив за ее изумленным взглядом, Огнегрив внимательно уставился на полоску грязной травы. Она была совершенно пуста, если не считать крошечного темного пятнышка, очень похожего на кончик черного кошачьего хвоста. Приглядевшись, Огнегрив успел заметить, как хвост Белогрудого нырнул куда-то под землю и исчез. Он скрылся прямо под твердой поверхностью Гремящей Тропы! Молодой глашатай изумленно вытаращил глаза. На мгновение ему показалось, будто Гремящая Тропа разинула каменную пасть и проглотила котов из племени Теней.

- Куда они могли деться?! - выдавил он.

- Давай подойдем поближе и посмотрим, - предложила Песчаная Буря и, не теряя времени, бросилась к месту, возле которого только что таинственно исчезли двое больных котов. Огнегрив пошел за ней следом. Когда они приблизились к клочку грязной травы, поглотившему кошачий хвост, Огнегриву бросилась в глаза темная нора, зияющая в том месте, где земля резко обрывалась, образуя пологий скат под Гремящей Тропой. И тут он вспомнил! Перед ними был вход в каменный туннель, проложенный под дорогой. Когда-то давно, когда они с Крутобоком ходили на поиски изгнанного племени Ветра, им уже приходилось путешествовать по подобным ходам. Коты осторожно сползли по склону вниз, подобрались к темному провалу и настороженно принюхались. Огнегрив почувствовал, как шевелится шерсть на боку у Песчаной Бури. Над головами у них пронеслось очередное чудовище, обдав котов волной горячего смрада, но теперь к вони Гремящей Тропы отчетливо примешивался сильный запах больных котов из племени Теней. Сомнений не было - они ушли через туннель!

Внутри проход казался очень круглым и гладким. На высоте двух кошачьих ростов он был красиво выложен бледно-розовым камнем. Судя по тому, что стены почти до половины заросли мхом, в сезон Голых Деревьев тут всегда стоит сырость. Сейчас, в жару, дно туннеля было усыпано прошлогодними листьями и мусором, которым обычно отмечают свое присутствие Двуногие.

- Ты раньше знал об этом месте? - прошептала Песчаная Буря. Огнегрив отрицательно покачал головой.

- Зато теперь я понял, как племя Теней добирается к Четырем Деревьям!

- Точно! Это гораздо проще и безопаснее, чем шнырять под лапами чудовищ! - закивала Песчаная Буря.

- Неудивительно, что Перышко так настойчиво отказывался от нашей помощи! Племя Теней не желает, чтобы кто-нибудь узнал об их секретном туннеле. Давай поскорее вернемся в лагерь и расскажем обо всем Синей Звезде.

Вскарабкавшись по склону, он снова бросился в лес, несколько раз обернувшись через плечо, чтобы убедиться, не отстала ли Песчаная Буря. Вскоре она поравнялась с ним, и коты понеслись бок о бок. Перепрыгнув через пограничную метку, Огнегрив почувствовал привычную радость. Наконец-то он снова дома, на безопасной земле Грозового племени! Хотя, положа лапу на сердце, после того, как они узнали о болезни, свирепствовавшей в племени Теней, и увидели жалкое состояние больных котов, они вряд ли имели основания опасаться нападения соседей.

- Синяя Звезда! - задыхаясь от быстрого бега, взмокший от жары, Огнегрив подлетел к пещере предводительницы.

- Да? - прозвучало из-за полога лишайников. Огнегрив решительно вошел внутрь. Предводительница, подвернув лапки под грудь, лежала на своей подстилке. Поймав ее вопросительный взгляд, он невольно смутился. Как-то предводительница воспримет его известие?

- Мы обнаружили туннель, который ведет прямо на территорию племени Теней! - отрапортовал он. - Он проходит под Гремящей Тропой.

- Надеюсь, у вас хватило ума не совать туда нос? - прорычала Синяя Звезда. Огнегрив опешил. Он думал, что предводительница обрадуется, услышав об их открытии, но голос ее прозвучал неожиданно резко и неприязненно.

- Н-нет, конечно! - пробормотал он.

- Ты слишком рискуешь, вступая на вражескую территорию, Огнегрив! Мы не должны напрасно озлоблять племя Теней! "Озлоблять племя Теней?" Огнегрив едва поверил собственным ушам.

- Но если племя Теней так ослаблено болезнью, что они могут сделать нам?! - фыркнул он, но Синяя Звезда уже смотрела куда-то в сторону, погруженная в свои мысли.

- Эти двое ушли? - спросила она.

- Да. Они ушли по туннелю, поэтому нам и удалось его обнаружить! - пояснил Огнегрив.

- Понятно, - рассеянно кивнула Синяя Звезда. Огнегрив поймал ее взгляд, тщетно пытаясь найти в нем хоть каплю сочувствия к несчастным. Неужели ей совершенно безразличны чужие страдания?!

- Ты считаешь, мы поступили правильно, прогнав их? - неожиданно для себя выпалил он.

- Разумеется! - отмахнулась Синяя Звезда. - Не хватало только вновь впустить заразу в лагерь!

- Конечно, - кивнул Огнегрив. Его огорчило равнодушие Синей Звезды, однако он понимал, что предводительница не имеет права ставить под угрозу жизни своих соплеменников.

Когда он повернулся, чтобы уйти, Синяя Звезда сказала:

- Пока никому не рассказывай об этом туннеле!

- Хорошо, - пообещал Огнегрив, протискиваясь сквозь лишайники. Интересно, почему Синяя Звезда хочет сохранить эту новость в тайне? Ведь, как ни крути, он только что открыл слабое место в обороне племени Теней. Слабость соседей означает усиление Грозовых котов. Разумеется, он не собирался немедленно воспользоваться туннелем для нападения на больное племя, просто ему казалось, что лишние сведения о противнике могут принести только пользу. Чего же боится Синяя Звезда? Тяжело вздохнув, Огнегрив вышел на поляну и столкнулся с Песчаной Бурей.

- Ну, что она сказала? Обрадовалась, что мы нашли туннель? - забросала его вопросами подруга.

- Велела держать это в секрете, - покачал головой Огнегрив.

- От собственного племени?! Но почему? - изумилась Песчаная Буря.

Огнегрив только плечами повел и поплелся к своей пещере. Песчаная Буря потрусила за ним следом.

- Что с тобой? Ты расстроился? - суетилась она. - Это из-за Синей Звезды? Она тебя обидела? Что она тебе сказала? Огнегрив понял, что не сумел скрыть свою тревогу и досаду. Наклонившись, он торопливо лизнул Песчаную Бурю в золотистую грудку, потом поднял голову и с напускной беспечностью бросил:

- Мне надо идти. Я обещал Белышу, что поохочусь с ним после обеда.

- Хочешь, я пойду с тобой? - тут же предложила Песчаная Буря, заботливо глядя на него. - Будет здорово, вот увидишь. Мы уже сто лет не охотились вместе!

Огнегрив с нежностью посмотрел на нее. Похоже, с тех пор, как Крутобок навсегда покинул племя, он позабыл все прежние забавы. Песчаная Буря побежала к пещере оруженосцев, возле которой, растянувшись на солнышке, дремал Белыш. Пушистая шерсть оруженосца мерно поднималась и опускалась в такт дыханию.

- Послушай, его и впрямь нужно как следует погонять, - заметила Песчаная Буря. - Скоро он станет похож на Синеглазку! - весело заурчала она. - Он потерял форму и стал совсем не похож на охотника! В жизни не видела такого жирного кота!

Песчаная Буря говорила без тени насмешки, но Огнегрива словно жаром опалило. Только теперь он заметил, насколько разжирел Белыш. Он был действительно толстым - гораздо толще остальных котов, хотя в сезон Зеленых Листьев все как следует отъедались.

- Думаю, мне придется позаниматься с ним в одиночку, - неохотно вздохнул он. - Похоже, я немного запустил его. Давай поохотимся вместе в следующий раз, ладно?

- Только не забудь предупредить! - легко согласилась Песчаная Буря. - Я пока побуду в лагере. А когда пойдем на охоту, я обязательно поймаю для нас еще одного кролика! - Ее бледно-зеленые глаза погрустнели, и Огнегрив догадался, что подруга вспомнила, как они охотились вдвоем в заснеженном скрипящем от мороза лесу. В тот день Песчаная Буря впервые поразила его своей силой и ловкостью. - Может, и тебя научу! - поддразнила Песчаная Буря, пощекотала его щеку кончиком своего золотого хвоста и побежала прочь.

Глядя ей вслед, Огнегрив вдруг почувствовал незнакомое покалывание в лапах. Он энергично встряхнул головой, еле удержавшись от желания броситься вслед за подругой, и приблизился к Белышу. Сонный оруженосец лениво выгнул спину и потянулся, лапы его задергались от напряжения.

- Ты выходил сегодня из лагеря? - спросил Огнегрив.

- Нет, - ответил Белыш.

- В таком случае пошли охотиться, - коротко бросил Огнегрив, сдерживая уже привычное раздражение. Неужели этот бездельник так и собирался весь день проваляться на солнышке?! - Должно быть, ты проголодался!

- Да нет, - фыркнул Белыш. Огнегрив задумался. Неужели Белыш воровал еду из общей кучи?! Закон запрещал оруженосцам принимать пищу до того, как они позанимаются с наставником или поохотятся для старейшин. Немного подумав, Огнегрив отказался от своих подозрений. В конце концов, если бы Белыш незаконно набивал себе живот, кто-нибудь в лагере непременно заметил бы это!

- Отлично, раз ты не голоден, тогда пойдем в овраг и потренируем боевые навыки, - объявил Огнегрив. - А поохотимся позже.

С этими словами он повернулся и пошел к выходу из лагеря, не давая оруженосцу возможности оспорить решение наставника. Он слышал за спиной тяжелый топот Белыша, но ни разу не оглянулся и не замедлил шаг до самого оврага, где обычно тренировались оруженосцы. Огнегрив остановился, только когда достиг середины песчаной ложбины. Здесь было очень тихо и безветренно, но, несмотря на тень, чувствовалось удушающее дыхание знойного летнего полдня.

- Нападай! - скомандовал он, когда Белыш тяжело спустился вслед за ним, взрывая когтями землю и поднимая тучи густой красной пыли, тут же осевшей на его белоснежной шерстке. Котик остановился и задумчиво сморщил нос.

- Что? Прямо так и нападать?

- Да, - кивнул Огнегрив. - Представь, что я вражеский воин.

- Хорошо, - Белыш пожал плечами и вяло потрусил навстречу наставнику. С первого взгляда было видно, что это дается ему нелегко. Толстый живот оруженосца тяжело раскачивался из стороны в сторону, мешая бежать, а лапы глубоко вязли в песке. У Огнегрива было достаточно времени на подготовку, поэтому, когда Белыш все-таки добежал до него, наставник слегка отклонился в сторону - и котик кубарем покатился по песку.

Белыш с трудом поднялся и принялся отряхиваться, громко чихая от пыли.

- Слишком медленно, - сказал Огнегрив. - Попробуй еще разок. Тяжело пыхтя, Белыш пригнулся к земле и прищурился. Огнегрив посмотрел на него и остался доволен - в глазах Белыша зажегся мрачный огонь, похоже, на этот раз он действительно приготовился к атаке. Оруженосец подпрыгнул и бросился на Огнегрива, в полете он еще перевернулся и что было силы лягнул наставника задними лапами.

Огнегрив пошатнулся, едва устояв на ногах, и отбросил Белыша тяжелым ударом передней лапы.

- Вот это уже лучше, - пропыхтел наставник. - Но ты не предусмотрел выпада противника. Белыш неподвижно лежал на песке.

- Белыш? - окликнул Огнегрив. Удар был, конечно, тяжелый, но не настолько, чтобы повредить глупышу! Оруженосец дернул кончиком уха, но даже не попытался подняться.

Огнегрив подбежал и склонился над ним, чувствуя, как шерсть на спине начинает подниматься от страха. Вглядевшись в лицо поверженного, он увидел, что глаза Белыша широко открыты.

- Ты... убил меня, - прохрипел оруженосец и слабо перекатился на спину.

- Хватит кривляться! - разозлился Огнегрив. - Это не шутки!

- Хорошо, хорошо, - все еще пыхтя, Белыш с трудом поднялся на ноги. - Вот теперь я проголодался! Может, пойдем поохотимся?

Огнегрив хотел открыть рот, чтобы возразить, но .вовремя остановился. На память ему пришли слова Бурана: "Он научится, когда будет к этому готов". Возможно, не следует перегибать палку? Пусть тренируется в охотку! Кроме того, не стоит тратить время на пустое препирательство.

- Тогда идем! - вздохнул Огнегрив и повел Белыша к выходу из оврага. По дороге в лес Белыш вдруг поднял голову и принюхался.

- Я чувствую кролика, - сообщил он. Огнегрив тоже задрал нос и убедился, что оруженосец и на этот раз не ошибся.

- Он где-то рядом, - прошептал Белыш.

Вскоре в кустах предательски мелькнул белый кроличий хвостик. Огнегрив тут же припал к земле и напряг все мышцы, готовый в любую секунду пуститься в погоню. Белыш тоже прижался к земле, но, когда он согнулся, его толстый животик выпучился горой. Вот впереди снова мелькнул кроличий хвостик, и Белыш ринулся ему навстречу, тяжело топая лапами по высохшей земле. Кролик сразу услышал грохот за спиной и нырнул в кустарник. Белыш с шумом прыгнул вслед за ним, а Огнегрив крадучись пошел следом. Он смотрел и не верил своим глазам - папоротники хрустели и ходили ходуном, выдавая возню неуклюжего охотника. Куда подевалось былое мастерство Белыша? Наконец, оруженосец, пыхтя и задыхаясь, выполз к своему наставнику. Кролик бесследно исчез.

- Ты охотился гораздо лучше, когда был крошечным котенком! - с упреком воскликнул Огнегрив. В свое время племянник обещал вырасти в превосходного воина, но теперь этот толстый пушистый комок был скорее похож на домашнего котика, чем на настоящего оруженосца. - Одному Звездному племени известно, как ты ухитрился так разжиреть при такой-то охоте! Разве ты не знаешь, что даже очень хорошо подготовленный кот не может обогнать кролика? Если ты хочешь охотиться за ними, тебе следует стать гораздо проворнее, а главное, легче.

Теперь Огнегрив был просто счастлив, что с ними нет Песчаной Бури. Он бы сгорел со стыда, если бы подруга увидела, каким неуклюжим рохлей показал себя Белыш! На этот раз Белыш не посмел спорить.

- Прости меня, - пробормотал он, и Огнегрив тут же почувствовал искреннюю жалость к бедолаге. Похоже, на этот раз Белыш и впрямь старался изо всех сил!

Да он и сам виноват! Хорош наставник, который может так надолго забросить собственного оруженосца!

- А может, я пойду поохочусь сам? - предложил Белыш, не поднимая глаз. - Обещаю, что непременно принесу что-нибудь вкусное для общей кучи!

На миг Огнегрив задумался, внимательно разглядывая оруженосца. Возможно, без присмотра он сумеет поживиться получше? Огнегрив решил незаметно проследить за учеником и своими глазами посмотреть, что к чему.

- Отличная мысль, - воскликнул он. - Только постарайся не опоздать к вечерней трапезе! Белыш заметно повеселел.

- Конечно! - крикнул он. - Буду вовремя, обещаю! Огнегрив услышал, как у оруженосца громко заурчало в животе. "Возможно, голод заставит его вспомнить свое былое мастерство", - подумал он.

Прислушиваясь к удаляющимся шагам Белыша, Огнегрив почувствовал себя виноватым за то, что решил тайно проследить за ним. Но он успокаивал себя тем, что хочет всего лишь проверить охотничьи навыки оруженосца, как это всегда делают наставники.

Выслеживать Белыша в Высоких Соснах оказалось делом несложным. В густой тени высоченных деревьев кустарник был редок, а трава почти не росла, так что белоснежную спину оруженосца можно было легко увидеть издалека. В Высоких Соснах обитало множество мелких птичек, и Огнегрив ожидал, что оруженосец вот-вот остановится и воспользуется этой щедрой возможностью.

Но Белыш и не думал останавливаться. С прытью, которую трудно было предположить в таком пузане, он пронесся через сосняк и вбежал в дубовую рощу, которая примыкала к жилищам Двуногих. Огнегрив почувствовал зловещее покалывание в лапах. Держась на отдалении, он слегка ускорил шаг, чтобы в гуще дубравы не потерять Белыша из виду. Вскоре роща стала реже, и Огнегрив увидел в просвете между деревьями изгороди, окружавшие сады Двуногих. Может быть, Белыш решил навестить свою мать, Принцессу, живущую как раз неподалеку отсюда? Но почему же тогда он ни словом не обмолвился о том, что идет к матери? Уж кто-кто, а Огнегрив никогда не осудил бы племянника за желание почаще видеться с ней! Зачем же он соврал, что собирается охотиться, если на самом деле решил идти в гости?

Смятение Огнегрива возросло еще больше, когда Белыш пробежал мимо ограды материнского дома и устремился в сторону других усадьб. Не обращая ни малейшего внимания на мышиные запахи, пропитавшие тропинку, оруженосец уверенно трусил вперед, пока не очутился перед серебристой березой, растущей возле светло-зеленой ограды какого-то сада. Тут толстый белый котик остановился, с трудом вскарабкался по стволу дерева и перебрался на изгородь, сильно раскачиваясь, поскольку живот все время норовил утянуть его вниз. Огнегрив вспомнил ехидные намеки Дыма и поморщился. Выходит, садовые птички и в самом деле пришлись Белышу по вкусу! Придется еще раз напомнить оруженосцу, что племенные воины не охотятся в садах у Двуногих. Для того чтобы добывать еду, у них есть лес, дарованный Звездным племенем.

Белыш тем временем уже спрыгнул с изгороди в сад. Огнегрив быстро вскарабкался на березу, радуясь тому, что ее густая листва полностью скроет его от глаз оруженосца. Заглянув в сад, он увидел, как Белыш, задрав хвост, быстро трусит по аккуратно подстриженной траве. Нехорошее предчувствие сжало сердце Огнегрива, когда оруженосец невозмутимо пробежал мимо маленькой стайки скворцов. Птицы с шумом захлопали крыльями и взлетели, но Белыш даже головы не повернул. От волнения у Огнегрива застучало в ушах. Если Белыш пришел сюда не для того, чтобы охотиться, то что же, в конце концов, он собирается делать?! И тут у него кровь застыла в жилах. Оруженосец Грозового племени уселся перед входом в жилище Двуногих и издал громкий, жалобный писк.

Огнегрив невольно вздрогнул, увидев, что дверь отворилась. Он все еще ждал, что Белыш сейчас сорвется с места и побежит, но в глубине души понимал, что оруженосец вовсе не собирается этого делать. Прижавшись к ветке, Огнегрив стал ждать, когда Двуногий закричит и прогонит прочь непрошеного гостя. Он знал, что Двуногие не любят лесных котов. Но этот оказался каким-то странным. Вместо того чтобы затопать ногами, Двуногий наклонился и, что-то приговаривая, погладил Белыша, а тот вытянул голову и стал тереться лбом о его руку. По тому, как ласково звучал голос Двуногого, Огнегрив сразу понял, что Белыш наведывается сюда уже не в первый раз. Ему показалось, будто в желудок ему плеснули жгучей мышиной желчью, когда он увидел, как Белыш, весело подпрыгивая, семенит за Двуногим в глубину дома.

Только теперь он понял, что произошло. Его оруженосец не смог устоять перед жизнью, которую Огнегрив когда-то навсегда отверг... Дверь давно захлопнулась, а он все продолжал сидеть, судорожно вцепившись когтями в гладкий березовый ствол. Он очнулся, только когда солнце начало медленно катиться за верхушки деревьев. Огнегрив вздрогнул от вечерней прохлады, легко перелез на изгородь и спрыгнул на лесную землю.

Тяжело переставляя лапы, он побрел домой, слепо следуя по собственному утреннему следу. Поведение Белыша было настоящим предательством - пусть не таким жестоким, как измена Когтя, но не менее тяжким. И тем не менее Огнегрив не мог на него сердиться. Он так старался доказать всем, что домашний котик может быть ничем не хуже чистокровных лесных котов, что совершенно упустил из виду желания самого Белыша. Что если малыш решил выбрать другую жизнь? Огнегрив не мыслил себя без леса и племени, но ведь он сам избрал себе судьбу. Только теперь он понял, что поспешное решение Принцессы, по сути, лишило Белыша права самостоятельного выбора.

Глухой и бесчувственный к звукам и запахам леса, Огнегрив плелся вперед, пока лапы сами не принесли его к ограде, за которой жила сестра. Он в недоумении уставился на забор. Как это он здесь очутился? Покачав головой, Огнегрив снова повернул в сторону леса. Он знал, что у него не хватит сил на откровенный разговор с сестрой. Он не мог собраться с духом и прямо сказать ей, как жестоко она ошиблась, отдав в племя своего несмышленого малыша. Еле переставляя отяжелевшие лапы, Огнегрив поплелся к Высоким Соснам.

- Огнегрив! - раздался за его спиной нежный кошачий голосок. "Принцесса!" С упавшим сердцем он замер на месте. Теперь, когда сестра заметила его, он уже не мог просто повернуться к ней спиной и уйти. Огнегрив обернулся и увидел, что Принцесса спрыгивает с ограды и со всех лап несется ему навстречу. Ее светлая полосатая шерстка весело взлетала и опадала от быстрого бега.

- Я так давно тебя не видела! - с тревогой воскликнула сестра, останавливаясь. - И Белыш давным-давно не навещал меня. У вас все в порядке?

- Все... О, да! Все отлично! - севшим голосом пробормотал Огнегрив, коченея от напряжения. Принцесса радостно прикрыла глаза, мгновенно успокоенная его словами, и ласково дотронулась носом до носа брата. Огнегрив прижался к ней, с наслаждением вдыхая знакомый запах, напоминающий ему детство.

- Как я рада! - мурлыкала сестра. - А то я уж начала беспокоиться. Почему Белыш не заходит ко мне? Я уже давно чувствую его запах где-то совсем рядом, но он так ни разу и не появился! - Огнегрив еще больше смутился, не зная, что ответить, но, к счастью, Принцесса продолжала беззаботно ворковать: - Можешь ничего не говорить, я и так знаю, что вы очень заняты тренировками! В последний раз, когда сынок навещал меня, он сказал, что ты просто в восторге от его успехов. Он прямо заявил, что уже далеко опередил всех остальных оруженосцев! - восторженно делилась Принцесса, и глаза ее горели от гордости за сыночка.

"Она не меньше меня хочет, чтобы Белыш вырос настоящим воином!" - с горечью подумал Огнегрив и виновато промямлил:

- Он и в самом деле подает большие надежды!

- Он же мой первенец! - урчала Принцесса. - Я всегда знала, что он особенный! Он у меня самый лучший! Я до сих пор скучаю по своему малышу, хотя прекрасно знаю, как он счастлив!

- Я уверен, что все твои дети по-своему особенные, - пробормотал Огнегрив. У него язык чесался выложить Принцессе всю правду о ее любимце, но не хватало духу разбить ей сердце, сообщив, что жертва оказалась напрасной... - Я должен идти, Принцесса.

- Уже?! - воскликнула сестра, и удивление на ее лице быстро сменилось жалостью. - Ох, прости меня, я и забыла, что ты теперь глашатай! У тебя наверняка дел по горло!

Огнегрив молча кивнул. Ему вовсе не хотелось возвращаться в лагерь, но от разговора с сестрой на душе стало еще тяжелее. Ему вновь показалось, будто он разрывается между двумя мирами - лесом и мирной домашней жизнью.

Он решил вернуться в лагерь самой долгой дорогой, чтобы знакомая зелень леса успокоила его взбудораженные чувства. Выскочив из-за деревьев на вершину холма, он вновь подумал о том, как не хватает ему дружеского совета Крутобока.

- Привет! - раздался совсем рядом голосок Песчаной Бури. Видимо, она спускалась с холма и почуяла его запах. - Как потренировались? А где Белыш? Огнегрив посмотрел в ее доброе золотистое лицо, на котором звездами сияли зеленые глаза, и вдруг решился. Он расскажет ей все!

- Ты одна? - спросил он, тревожно оглядываясь по сторонам.

Песчаная Буря с недоумением посмотрела на него.

- Вроде да... Я решила пойти немного поохотиться перед ужином.

Огнегрив подошел к краю обрыва и посмотрел на верхушки деревьев, скрывающих раскинувшийся внизу лагерь Грозового племени. Песчаная Буря молча подошла ближе, уселась рядом с ним и, не говоря ни слова, прижалась теплым боком к его боку. Огнегрив вдруг понял, что если сейчас он вдруг встанет и уйдет, Песчаная Буря не задаст ему ни одного вопроса.

- Песчаная Буря, - неуверенно начал он.

-Да?

- Ты считаешь, я поступил неправильно, когда принес Белыша в племя? Песчаная Буря немного помолчала, собираясь с мыслями, а потом честно ответила:

- Когда я увидела его сегодня спящим возле пещеры, то подумала, что он похож на домашнего котика, а не на лесного воина. Но потом я вспомнила тот день, когда он поймал свою первую дичь. Он был крошечным котенком, когда зимой, в страшную пургу, отправился в лес и поймал полевку. Он был такой бесстрашный, так гордился своим успехом... Тогда он был настоящим воином своего племени!

- Выходит, я поступил правильно? - с надеждой в голосе спросил Огнегрив. Песчаная Буря снова надолго задумалась.

- Я думаю, ответ на этот вопрос может дать только время, - ответила она наконец. Огнегрив удрученно понурился. Это было совсем не то, что он хотел услышать!

- С ним что-то произошло? - спросила подруга, беспокойно прищуривая глаза.

- Сегодня днем я видел его в жилище Двуногих, - бесстрастно ответил Огнегрив.

- Он знал, что ты его видишь? - нахмурилась Песчаная Буря.

-Нет.

- В таком случае ты должен сказать ему об этом. Пусть решит наконец, где его место.

- А если он захочет вернуться к Двуногим?! - воскликнул Огнегрив. Сегодня он впервые понял, насколько велико его желание во что бы то ни стало Удержать Белыша в племени. Он хотел этого не только ради себя, не только для того, чтобы доказать всем, что рожденный вне племени кот тоже может стать настоящим воином. Нет, он хотел этого ради самого Белыша! Он чувствовал, что белый котик может очень много дать племени, - и со временем племя сполна отблагодарит его своей преданностью! При одной мысли о том, что Белыш может лишиться всего этого, у Огнегрива начинало щемить сердце.

- Это может решить только он сам, - мягко сказала Песчаная Буря.

- Это я во всем виноват! Если бы только я мог стать лучшим наставником!

- Тут нет твоей вины, - перебила подруга. - Ты не можешь изменить того, что лежит у него на сердце. Огнегрив беспомощно вздохнул.







Сейчас читают про: