double arrow

Соотношение естественно-научного и социально-гуманитарного


СПЕЦИФИКА ОБЪЕКТА И ПРЕДМЕТА СОЦИАЛЬНО­ГУМАНИТАРНОГО ПОЗНАНИЯ

ГЛАВА 17

Литература

1. Адорно Т. Клогике социальных наук// Вопросы философии. 1992. № 10.

2. Андреева Г. М. Социальное познание: проблемы и перспективы. М., 1999.

3. Браиский В. Л. Теоретические основания социальной синергетики // Вопро­сы философии. 2000. № 4.

4. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // М., Вебер. Избранные произведения. М., 1990.

5. Вебер М. «Объективность» социально-научного и социально-политического познания (Там же).

6. Готлиб А. С. Современные проблемы методологии социогуманитарного зна­ния. Самара, 2001.

7. Давыдов Ю. Н. Макс Вебер и современная теоретическая социология. М., 1998.

8. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод и предназначение. М., 1995.

9. История методологии социального познания. КонецХ1Х - XX вв. М., 2001.

10. Ищенко Е. И. Современная эпистемология и гуманитарное познание. Воро­неж, 2003.

11 .Конт О. Дух позитивной философии. Ростов н/Д, 2003.

знания и проблема их конвергенции в неклассической науке

Традиционные представления сводились к пониманию общества как обособившейся части природы. Поэтому на обществознание воз­лагалась миссия устанавливать законы общественного развития, ис­пользуя традицонные методы естественных наук. По мере накопления эмпирического материала, изменения социальных отношений все более очевидным становилось, что общество обладает собственной спецификой, что лишь в определенных аспектах к исследованию не­которых общественных явлений применимы методы естественных наук. Можно с полным основанием утверждать, что нормы и ценно­сти классической науки, приверженной концепции реализма, в из­вестном смысле противоречили специфике социально-гуманитарного познания. Почему? Прежде всего потому, что гуманитарное познание ориентировано на постижение человека, человеческого духа, культу­ры. Значит, метод «объективного» или «внешнего» описания общества должен сочетаться с методом его изучения «изнутри», с точки зрения людей, образовавших социальные и экономические структуры и дей­ствующих в них. Здесь приоритетное значение остается за постижени­ем (экспликацией) смысла: не столько объяснение (как в естественных науках), сколько понимание. Недостаточным является в гуманитарном познании и описание исследуемых процессов, которое имеет большое значение в естествознании. Таким образом, гуманитарное познание не «вписывалось» в традиционные представления о рациональности, о противоположности субъекта и объекта познания, об объективности познания и проблемах относительности истинности знания и т. д.




Имела ли место в классической науке попытка конвергенции естественно-научного и социально-гуманитарного знания? На этот вопрос можно дать утвердительный ответ: механическая картина мира, возникшая как парадигма классической механики, стала ведущей всей научной картины мира, созданной классическим естествозна­нием. Трактовка человека как машины, общества как механического агрегата индивидов, государства как Левиафана — все это свидетель­ство игнорирования специфики социально-гуманитарного знания, его объекта. Безусловно, попытки применения методов естественно­научного познания в гуманитарных науках имели место, и они не были безуспешными. В конечном счете психология и социология получили статус особых научных дисциплин именно потому, что они успешно осваивали методы математического моделирования (в 1970 годы пу­бликовалось множество работ по моделированию мышления, создава­лись частотные словари, применялись формальные методы изучения



фонетики языка, проводились конкретно-социологические исследо­вания и т. д.). Тем не менее с развитием науки возникла необходи­мость переосмысления некоторых принципов и когнитивных практик социально-гуманитарного познания, которые в классической науке считались маргинальными, не согласовывающимися с идеалами клас­сической науки. Сформировалось альтернативное мнение, что есте- ; ственные и гуманитарные науки несовместимы, а разрыв между ними усиливается, и этот разрыв, в конечном счете, приведет к образованию двух разных культур с непонятными друг для друга языками.



В истории философии предпринимались попытки обновления традиционной эпистемологии путем трансляции практик социально­гуманитарных наук в естествознание, а также созданием принци­пиально новой методологии социально-гуманитарного познания (Витгенштейн, Хайдеггер, Дж. Дьюи). Постнеклассическая наука соз­дает определенные предпосылки конвергенции естественно-научного и социально-гуманитарного познания. В. С. Степин высказывает предположение, что «должно существовать некоторое обобщенное видение предметных областей каждой из наук, видение, которое по­зволяет сравнивать различные картины исследуемой реальности, на­ходить в них общие блоки и идентифицировать их, рассматривая как одну и ту же реальность. Такое видение определяет общенаучная кар­тина мира. Она интегрирует представления о предметах различных наук, формируя на основе их достижений целостный образ Вселен­ной, включающий представления о неорганическом, органическом и социальном мире и их связях» (Степин В. С. Теоретическое знание. М., 2003. С. 609).

Процессы, происходящие в современном мире, выдвигают на пер­вый план такие дисциплины, как правоведение, экономика, междуна­родные отношения. Глобализация стимулирует выдвижение на перед­ний план не столько проблем государственного управления, сколько проблемы финансовых потоков, экономических связей. Разумеется, такое общее видение предметных областей каждой из наук не исклю­чает, а, напротив, предполагает выявление и учет их специфики.







Сейчас читают про: