double arrow

Онтологические основания социально-гуманитарного познания


Самоопределение социальной философии предполагает установ­ление специфики ее объекта. В философии объект определяется как «то, на что направлена активность (реальная и познавательная) субъ­екта» (Лекторский В. А. Объект // Философская энциклопедия. М., 2001. Т. 3. С. 136). Объект так или иначе противостоит субъекту, ни­когда не сливаясь с ним, даже если объектом познания является сам познающий себя субъект. В данном понимании в качестве объекта могут выступать природа и человек, предметы культуры и явления со­знания. В отличие от объекта предмет — явление бытия, рассматри­ваемое вне контекста его отношения к субъекту. В качестве объекта может выступать лишь то, что фактом своего существования либо

наличием определенных свойств инициирует активность субъекта. В этом смысле без объекта нет субъекта. В то же время источником активности субъекта являются его внутреннее состояние, потребно­сти, побуждающие к деятельности, мотивирующие его деятельность. Поэтому вне субъекта нет объекта. Поскольку деятельность человека мотивирована и целесообразна, постольку она предполагает не только познавательное, но и практическое отношение и с необходимостью включает в себя ценностный момент.




Ключевая проблема научного познания — установление соотно­шения наших знаний и мира. Известно, что одной из причин кри­зиса физики на рубеже XIX-XX веков было рассогласование между теоретическими конструктами и здравым смыслом, с формировани­ем понятий, никак не сопрягающихся с опытом чувственных впе­чатлений. В поисках ответа на данные вопросы ученые отказались от философских понятий, которые были традиционными и «само собой разумеющимися», таких, как понятия вещи и материи. Их место за­няли концепции, опирающиеся на понятие реальности как того, что реально существует, но природа его неизвестна, и ученый не обязан отвечать на данный философский вопрос. В понимании специфики объекта социально-гуманитарного познания также актуализирует­ся понятие общества как реальности особого типа. При этом возни­кают и серьезные затруднения, поскольку неоднозначным является определение реальности в целом, специфики социальной реальности и проблемы ее существования. И первое, и второе, и третье имеют множество толкований. Например, признавая реальность, философ может интерпретировать ее идеалистически либо материалистически, трактовать реальность как «вещь» или как понятие. В зависимости от трактовок реальности находится определение важнейших свойств со­циальной реальности как объекта философии истории и социально­гуманитарного познания.

В социальной философии имеют место противоположные установ­ки в трактовке реальности в концепциях реализма и номинализма. Ведь социальное познание оперирует общими понятиями, референты кото­рых визуально не наблюдаются и эмпирически не верифицируются. В связи с этим в социальной философии встает проблема реальности того общего, что отражено в мысли и сформулировано в слове. И реа­лизм, и номинализм признают независимое от сознания человека существование объекта познания. Противоположность номинализма и реализма состоит в их понимании онтологического статуса общих понятий, а также теоретических конструктов, которые по преимуще­ству и составляют понятийный аппарат науки. Реализм признает на­личие объективного содержания в общих понятиях: оно существует в единичных вещах. (Напомню, что реализм Средневековья исходит из того, что первоначально универсалии находились в уме Бога- Творца, после сотворения мира общие понятия находятся в вещах, сотворенных Богом). Номинализм ограничивает онтологический ста-



rye общих понятий: реальна лишь единичная вещь, а общЬе понятие — лишь имя, языковая конструкция, основанная на реальном сходстве предметов. Абстрактные объекты, которые в чувственном опыте не даны, не обладают действительным существованием, и только в язы­ке они получают материальное воплощение и видимость существо- иания. Номинализм получает свое историческое оправдание в связи с тем, что он явился философской основой возникающей эмпириче­ской науки: вне чувственного опыта как непосредственного контакта с объектом познания нет никакой реальности. Реализм же, напротив, уводил науку в схоластическое теоретизирование, далекое от жизни человека и природы.



В современной философий общество определяется как совокуп­ность всех форм взаимодействия и объединения людей, обусловливающая их всеобщую взаимозависимость. Дайное определение показывает, что познание общества с необходимостью предполагает использование те­оретических объектов, описание которых невозможно без обращения к абстракциям разного уровня обобщения. Реализм исходит из того, что в общих понятиях находят выражение реально существующие со­циальные процессы. Констатируя влияние реализма на предмет соци­альных наук, К. Поппер его решительно отвергает как несостоятель­ный: «Первая теория говорит о том, что социальные науки изучают социальные целостности — такие, как группы, нации, классы, сооб­щества, цивилизации и т. п. Эти социальные целостности рассматри­ваются как эмпирические объекты, изучаемые социальными науками точно так же, как биология изучает животных или растения.

Такую позицию следует отвергать как наивную. Она совершенно не замечает того факта, что эти так называемые социальные целостности являются не эмпирическими объектами, а в очень большой степени конструктами распространенных социальных теорий... Они относятся к некоторым идеальным объектам, существование которых зависит от теоретических допущений» (Поппер К. Предположения и опроверже­ния. М., 2004. С 564-565).

Реализм — универсальный принцип социальной философии, ко­торому привержены представители самых разнообразных мировоз­зренческих установок прошлого, начиная от Платона и Аристотеля и далее Августина, Гоббса, Канта, Гегеля, Маркса, представителей натуралистических школ ( Конт, Спенсер). Однако его обоснование вызывает определенные трудности. Во-первых, логическим следстви­ем реализма является отрицание роли личности в истории. Личность пытесняется из истории, ее удел — смириться с объективным ходом исторического процесса. Во-вторых, реализм обосновывает приоритет коллектива, общества, государства и других социальных институтов над личностью. В-третьих, из социологии так или иначе устраняется само понятие личности, подменяемое понятиями «массы», «толпы», «исторического типа личности» и т. п. Тем самым игнорируется реаль­ный вклад реального индивида в исторический процесс.

Кардинальное изменение общественной жизни в XIX-XX веках об­условило поворот социологии и философии истории к номинализму. Свое обоснование номинализм находит в «двусмысленности» и «неод­нозначности» самого понятия «общества». Номинализм актуализирует якобы уже решенные вопросы реальности объекта и объективности ре­зультатов познания. Он отрицает реальное существование общего, по­лагая, что общие понятия, а также идеальные теоретические объекты реально не существуют, например, такие понятия, как материальная точка, идеальный газ, или такие теоретические конструкты, как ато­мы, кварки, электроны и т. п. Данное представление распространяет­ся и на понятие общества, его структур и социальных свойств. Ведь общество — принципиально не наблюдаемый объект. Именно данное представление критикует К. Поппер. Но что же в таком случае являет­ся предметом социально-гуманитарного познания? Эмпирически на­блюдаемыми являются продукты объективации человеческой деятель­ности — мосты и дороги, здания и промышленные сооружения, книги и картины, действия и поведение конкретных индивидов. Таким об­разом, в социальном познании последовательное проведение концеп­ции номинализма таит угрозу утраты своего предмета.







Сейчас читают про: