double arrow

Мераб Мамардашвили МЕТАФИЗИКА АРТО


Иррационализм, агрессия, революция

71 «Чикагская семерка» — дело по рассмотрению обвинений против организаторов беспорядков в Чикаго в 1968 году в связи с проведением съезда Демократической партии. Трехлетнее разби­рательство превратилось в театрализованное самовыражение об­виняемых.

72 Имеется в виду роль монаха Масьё, исполненная Арто в фильме К. Т. Дрейера «Страсти Жанны д'Арк» (1927).

1 Лекция М. К. Мамардашвили «Метафизика Арто» была про­читана в апреле 1988 года в Тбилисском университете.

В центре философской системы Мераба Мамардашвили (1930—1990) проблема мышления и творческого акта как реализа­ции человеческого предназначения. Основную философскую

[438]


мысль Мамардашвили сводит к вопросу о реализации катартического процесса. Важнейшую роль в этой системе играет искус­ство: «Специальные продукты искусства — это как бы при­ставки к нам, через которые мы в себе воспроизводим Человека» (Мамардашвили М. Как я понимаю философию. М., 1992. С. 88). Театральная концепция грузинского философа сводится к двум моментам. Первое: театральная ритуализация, которая позволя­ет факту обрести форму, соответствующую непередаваемой есте­ственной сущности. Второе: снятие через театр искусственной театральности жизни и раскрытие «присутствия отсутствующей реальности». Этот момент близок артодианскому пониманию театра.




В известных выступлениях, специально посвященных театру, Мамардашвили не касался имени Арто, хотя близость их миро­воззрения очевидна. Лекция «Метафизика Арто» впервые опуб­ликована в журнале «Московский наблюдатель» (1991. №4. С. 14—19).

2 Вайль Симона (Вейль, 1909—1943)—французская писа­тельница, философ-мистик. В 1936 году участвовала в борьбе за испанскую республику, после — за освобождение Франции. Умер­ла в Лондоне. Книги ее стали известны после смерти. Среди ее со­чинений «Сверхъестественное знание» (опубл. 1949), «Письмо мо­наху» (1951), «Творящее состояние» (1951), «Греческий источник» (1953). В этих произведениях остро чувствуется дисгармония мира, вызванная тяжелыми военными потрясениями и кризисом гуманизма. Этому противопоставляется индивидуальное просвет­ление человека.

3 Очень глубокая мысль философа о «завершенности смысла» в театре через сложение знаковой реальности с действительным миром полнее сформулирована в работе «Время и пространство те­атральности» (Театр, 1989. № 4. С. 105—108). В «Метафизике Арто» Мамардашвили устанавливает преемственность идеи «за­вершенности смысла» и античной теории катарсиса.

Вместе с тем в данной статье содержится явная терминологи­ческая неточность при описании катартического процесса. На са­мом деле «все сводится» к развязке трагедии, а кульминационный момент — это максимальное напряжение конфликта и, по Аристо­телю, перелом от «завязки» к «развязке».



Что касается мотива смерти как непременного условия «позна­ния-прозрения» героя, эта тенденция сложилась в эпоху Ренес­санса. В античном театре познание далеко не всегда связано со смертью.

[439]


4 В этой и других статьях Мамардашвили понятия «реаль­ность» и «реальная жизнь» постоянно употребляются не в артодианском, а в бытовом смысле этих слов.

5 Намек на одну из первых (1925) книг Арто «L'ombilic des Limbes» («Пуп лимбов»), куда вошло несколько небольших прозаи­ческих текстов и пьеса «Кровяной фонтан».

Лимб (Limbus — кайма лат.} — первый круг католической структуры ада, где находятся души не грешников, но некрещеных (в том числе младенцев, умерших до крещения).

6 Несколько подробнее Мамардашвили развивает эту мысль в беседе «Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно...» (Мамардашвили, М. Как я понимаю философию. М., 1992. С.136—137).

7 Речь идет об арийских племенах, переселившихся в III—II тысячелетиях до н. э. на территории Ирана и Индии. Праро­диной ариев называются различные регионы от Амударьи и Араль­ского моря до северного или южного побережья Балтийского моря. Называется также Южный Кавказ и Северная Месопотамия или Южный Урал и Поволжье.

8 Мамардашвили касается лишь одного аспекта Жестокости, так сказать прикладного, направленного на исчерпание жестоко­сти обыденной.








Сейчас читают про: