double arrow

Правление фараона Рамсеса II


Египет при XIX династии (ок. 1306—ок. 1197 гг. до н. э.).

Внутреннее и внешнее положение Египта при последних фараонах XVIII династии заметно ухудшилось. Религиозно-политическая реформа Эхнатона и ее крах вызвали обострение социальной напряженности в египетском обществе. Занятый проведением религиозной реформы и решением возникших при этом внутренних проблем фараон Эхнатон не мог проводить активную внешнюю политику в Восточном Средиземноморье, и влияние Египта здесь стало катастрофически падать. Как показывают документы, найденные в дворцовом архиве Ахетатона (Телль-эль-Амарне), многие палестинские, финикийские и сирийские князья, ранее безоговорочно исполнявшие все повеления египетского владыки, стали вести себя независимо и игнорировать его распоряжения. Великая держава,

созданная первыми фараонами XVIII династии, развалилась.

Перед правителями XIX династии встали сложные задачи внутренней консолидации египетского общества и восстановления внешнего могущества Египетской державы. Начало военно-политического возрождения было связано с энергичной деятельностью Хоремхеба (1334—1306 гг. до н. э.). Хоремхеб начал карьеру еще при




Эхнатоне. Недоверчивый к старой знати Эхнатон сделал своего рода исключение для Хоремхеба, род которого

восходил к номовой аристократии. Постепенно продвигаясь по служебной лестнице, Хоремхеб при Ту- танхамоне и его слабых преемниках занимал высшие посты, в том числе пост командующего египетской армией. Выходец из номовой знати (связанной с высшим жречеством), получивший огромный опыт государственной и военной деятельности при Эхнатоне и его преемниках, энергичный Хоремхеб оказался наиболее приемлемой фигурой на троне фараонов как для выдвинувшейся новой служилой знати и армии, так и для старой номовой аристократии и египетского жречества.

Опираясь на их поддержку, Хоремхеб утвердился на престоле фараонов. Провозглашение Хоремхеба было оформлено торжественно и эффектно: при огромном скоплении народа в Фивах на празднике Амон через своего оракула «указал» на Хоремхеба как на фараона. «Сердце бога,— провозглашал Хоремхеб в своей надписи,— пожелало возвести своего сына на свой вечный престол, и поэтому бог проследовал в Фивы с ликованием со своим сыном в объятиях, чтобы привести его к Амону, чтобы облечь его в сан царя».

Хоремхеб приступил прежде всего к серии реформ, преследующих цель внутреннего сплочения в рядах господствующего класса и армии. Фараон благоразумно не дал восторжествовать чувству мести со стороны старой знати и жречества. Реставрация древних культов, привилегий жречества и старой знати не сопровождалась вспышкой террора и насилия по отношению к новым выдвинувшимся слоям. Восстановив во всем великолепии храм Амона и его обширное хозяйство, пополнив его новыми дарами, Хоремхеб тем не менее не жаловал Фивы своим присутствием. Его постоянная








Сейчас читают про: