double arrow

Проблемы философии права


Тема 5.

Философия права – гносеологическое направление общей теории права.

5.1. Проблемы философии права.

5.2 Предмет философии права.

Современное состояние общей теории права предстает пре­имущественно в виде социологического истолкования правовой реальности, поскольку воспроизводит ее объективное состояние, изменение, совершенствование и развитие. Вместе с тем в нед­рах общей теории права постепенно происходит зарождение, ста­новление и утверждение нового философского направления, об­ращенного к самому себе, к тому, каким путем, методами, приема­ми и способами познаются правовые объекты. Общая теория права приобретает способность проверять, оттачивать и обогащать свой познавательный арсенал и тем самым создавать предпосылки для перехода на качественно новую ступень освоения правовых яв­лений и процессов. Это новое направление - философия права, - вопрос о предмете которой является дискуссионным. Различ­ные авторы определяют предмет данного направления по-раз­ному, иной раз просто приписывают ему ту же проблематику соци­ологии права (общей теории права в ее нынешнем виде), исто­рии политико-правовых учений. Поэтому-то предмет философии права лишается четкости и определенности.




Исторически философия права родилась, как было сказано выше, в недрах общей теории права или, во всяком случае, раз­вивалась параллельно с ней. Так или иначе, но философия пра­ва представляет собой науку, являющуюся одной из органически составляющих общей теории права.

Прежде чем перейти к рассмотрению обозначенного вопро­са, целесообразно привести суждения отечественных предше­ственников известных философов и юристов по интересующей нас теме.

Так, И.А. Ильин писал: «Право - могучий ко­рень общественной, личной и духовно-культурной жизни всякого народа, поэтому те, кто числят право по ведомству лишь юриспру­денции, - не заглядывают в сущностные глубины правового бы­тия. В русском сознании право становилось синонимом правоты, правды и даже праведности, а в западном - более сближалось с законностью, нормальной упорядоченностью. Ни один философ, размышляющий о человеке, обществе, истории, не мог обойти темы права, и ни один вдумчивый теоретик права не минул стези фило­софствования». Борис Николаевич Чичерин указывал, что «пра­воведение, так же как и нравственность, зиждется на философс­ких началах». А.С. Ященко отмечал, «что про­гресс всей философии права главным образом обусловливается постоянно возникающими попытками заново и по-новому опре­делить природу права. И борьба мнений вокруг этого центрально­го понятия юриспруденции говорит не столько о неопределенно­сти и неустойчивости науки о праве, так как, несмотря на разного­лосицу мнений о природе права, сам объект изучения, правовое явление, очень ясно и точно ограничивается, - сколько о разви­тии понимания природы права, о попытках углубить его, понять право в его самых первых основах».



С.В. Пахман писал, что задачей «новой исто­рико-философской науки в области права стало не отыскание неизменного, абсолютного права, а исследование тех сил, которые лежат в основе происхождения и развития права, и вообще раскрытия законов юридических явлений...», что «все философс­кие исследования в области права должны стать под знамя той положительной науки, которая, поставив своей задачей исследо­вание законов юридических явлений, чужда всяких априорных построений и ищет разрешения своей многотрудной задачи на почве реальных условий юридического строя и в теснейшем со­юзе со всеми отраслями знаний, имеющими прямое или косвен­ное отношение к исследованию общественных явлений». Б.А. Кистяковский утверждал: «...для того, чтобы наука о праве была методологически правильно построена, она должна быть ориентирована не в той или иной гуманитарно-науч­ной дисциплине и не во всей совокупности их, а прежде всего в философии культуры и только при посредстве ее во всей сумме гуманитарных наук, объединенных при помощи философии в цель­ную систему научного знания».



Из приведенного понимания задач правоведения вытекает и то, что, по убеждению И.В. Михайловского, для юриста «философия права должна быть альфой и омегой всего образования».

Довольно длительный период времени общая теория права выступала в качестве онтологической теории (социо­логии права). Постепенно и все в большей мере в ее рамках возникали вопросы о том, какими путями, методами и спосо­бами происходит самопознание правовых явлений и процес­сов, какова их гносеологическая природа. Именно эти воп­росы и очертили круг интересов философии права. Не точен Джером Холл, когда считает: «Научный поиск философа пра­ва в конечном итоге фиксируется на том, что в наиболее об­щем значении может быть обозначено термином «правовой объект знания».

Научный поиск социолога права действительно фиксируется на «правовом объекте знания», философа же права - на том, как именно познается этот «правовой объект знания».

Ф.В. Тарановский правильно указывал, что философия пра­ва «сводит философский элемент к так называемой гносеологии, т.е. теории познания, и полагает особую задачу философии пра­ва в исследовании особенностей теории познания правовых яв­лений».

Подобная тенденция естественна для исторического разви­тия любой науки, когда периоды, характеризующиеся накопле­нием преимущественно онтологического материала, неизбежно дополняются периодами его гносеологического осмысления, обобщения и систематизации. Именно благодаря процессу гносеологизации наука приобретает способность «взглянуть на себя со стороны», проверить, отточить и обогатить арсенал своих по­знавательных инструментов и тем самым создать предпосылки для перехода на качественно новую ступень изучения действи­тельности. То же самое происходит с общей теорией права: по­степенное, как было отмечено выше, зарождение нового ее на­правления в философии права, призванного разрабатывать ло­гику, диалектику и теорию познания правового бытия. Это на­правление не только раскрывает механизм регуляции познава­тельной деятельности ученого, направляет по правильному пути исследовательский процесс, оптимизирует и рационализирует его, но и в контексте исторически развивающейся культуры яв­ляется показателем достигнутого уровня самосознания общей теории права и ее познавательных потенций. Философия пра­ва, таким образом, выступает, с одной стороны, предпосылкой исследования, определяющей движение мысли к истине право­вого бытия, а с другой - сама является итогом работы познава­тельной мысли. При этом оказывается, что гносеологическое со­держание философии права отнюдь не менее ценно, чем добы­тые социологией права конкретные онтологические знания ре­ального бытия права.







Сейчас читают про: