double arrow

Роль упражнений в воспитании правильной речи у детей


В работах прогрессивных мыслителей рефреном звучит указание о необходимости определенной сис­темы обучения детей правильной речи. В основе фор­мирования такой речи должны лежать последователь­но усложняемые и систематические упражнения. «Пока дети еще учатся говорить, им нужно предоста­вить свободу говорить и возможно больше лепетать» (Коменский). Руссо, очарованный идиллией нетороп­ливой сельской жизни, тоже за систему специально­го обучения речи детей, но он лишь против торопли­вости в этом обучении. Песталоцци считал необходи­мым для ребенка «тысячекратное повторение всех главных частей речи», что делает их ясным для ре­бенка, «а применение — привычным».

Он считал, что тренировка навыков правильной речи облегчает ребенку развитие способности к речи, а это недостижимо, если он предоставлен только само­му себе. Поэтому необходимо всеми средствами педа­гогического искусства содействовать в развитии спо­собности ребенка к речи «посредством последователь­ных рядов примеров, психологически и мнемонически способствующих образованию ребенка. Благодаря частому повторению этих примеров, они бессознательно для ребенка, почти механически внедряются в созна­ние и приучают ребенка к применению каждой части речи во всем объеме и значении. Практически усвоив этим безыскусным путем свой родной язык и бегло овладев речью, дети в состоянии соблюдать все грам­матические правила и соответствующую чистоту про­изношения».




К.Д. Ушинский считал, что развитие речи может осуществляться только в деятельности, только в уп­ражнениях, которые должны отвечать следующим требованиям: они должны быть по возможности само­стоятельными, систематическими, логическими, быть устными и письменными, причем устные должны предшествовать письменным. Развитие речи (устной и письменной) Ушинский рассматривал как формирова­ние навыка. «В каждом слове, которое мы произносим, 100 в каждом движении руки при письме... есть непременно своя доля навыка, доля рефлекса, более или менее укоренившегося». Для прочности навыка, по его мне­нию, требуется время, терпение, затраты усилий, по­степенность и последовательность, как требуются они «для возрастания семени, посаженного в землю». Вос­питатель, который торопится с укреплением навыков, или одновременно воспитывает много привычек и на­выков, предупреждал он, рискует вовсе не укрепить их и даже разрушить. В то время как воспитание хотя бы одной твердой привычки или навыка проложит дорогу к установлению и других однородных.

Ушинскому принадлежат интересные мысли о перевоспитании уже приобретенного ребенком непра­вильного навыка, что требует большей затраты време­ни, обдуманности и терпения со стороны воспитателя. Неправильный навык, по мнению Ушинского, может искореняться в результате либо изменения условий, которые его породили, либо заменяться другим, проти­воположным навыком. При этом следует «вникнуть, отчего привычка произошла, и действовать против при­чины, а не против последствий».



Представляется важным и вопрос, который ставит Ушинский: следует ли воспитаннику объяснять пользу или вред той или иной его привычки или только тре­бовать от него исполнения тех правил, которые нужны для ее укрепления? Вопрос этот, по мнению Ушинско­го, должен решаться различно в зависимости от возра­ста и развития воспитанника. «Конечно, лучше, чтобы воспитанник, сознав разумность правила, собственным своим сознанием и волей помог воспитателю; но мно­гие привычки должны быть укореняемы или искоре­няемы в детях такого возраста, когда объяснить им пользу или вредность привычки еще невозможно. В этом возрасте дитя должно руководствоваться безус­ловным повиновением воспитателю».







Сейчас читают про: