double arrow

Развитие капитализма после отмены крепостного права. Всплеск антиправительственных настроений


Дворянская элита и до Петра первого жила особой жизнью от народа. После него она отдалилась еще больше. Даже на чужом языке стала разговаривать, сначала на немецком, потом на французском. По сути, плавящий класс с 18 века постепенно превратился в иностранных оккупантов, со своим языком, с чуждой народу иноземной культурой и праздной жизнью. В Европе потихоньку жизнь двигалась в сторону демократических и общечеловеческих свобод, особенно после французской революции. Крепостное право наряду с рабством в развитых странах давно уже считалось дикостью и полнейшей гнусностью. В России же до середины 19 века общество не просто застыло в развитии, а откровенно загнивало и деградировало. Сейчас в 2012 году народ в шоке от повальной коррупции. Тогда она была ещё больше. Как и сейчас, тогда экономика была очень слабой. Сейчас мы держимся за счет продажи сырьевых ресурсов за кордон. Тогда жили за счет продажи в Европу сельхозпродукции и полуфабрикатов. В 1856 году во время Крымской войны выявилась военная слабость Российской империи, вызванная слабостью экономической и общим загниванием всей государственной машины. И именно тогда после военного поражения, царь Александр решился на кардинальные реформы. Не то, что он воспылал любовью к крестьянам, нет, либерал-царь считал народ быдлом, как и большинство аристократов. Но, как государственный деятель, он понимал, что все, приехали в полный тупик, дальше уже некуда. Хоть за это царю спасибо, в 2012 году Путинско-Медведевский режим о выходе из тупика додуматься не в состоянии. Впрочем, освобождение крестьянства запоздало лет на 150. Это кардинальное запоздание явилось одной из главных причин революционных жестокостей после 1917 года.




После ликвидации феодализма в России стал развиваться капитализм, но поначалу далеко не бурно. Были успешные финансовые реформы, рубль стал твердой валютой. Впрочем, в современной России с финансами тоже более-менее дело обстоит благополучно. Это с экономикой полная беда. Как и сейчас в 2012 году, у тогдашних властей после 1861 года не было никакой внятной программы экономического развития, процесс был пущен на самотек. Зато, хоть не было столько препятствий, как в современности. Поэтому развитие само по себе, без особого участия царского правительства, набирало обороты, пусть и достаточно медленно.

С развитием капитализма в стране развернулся мощный всплеск революционных настроений. Еще до отмены крепостного права среди дворянства родилось революционное крыло, так называемые декабристы, которое неудачно попыталось осуществить в декабре 1925 года государственный переворот. После разгрома декабристов революционные настроения полностью не исчезли, и понемногу стали увеличиваться. К революционным дворянам примкнули и не-дворяне, «рассерженные горожане» 19 века – разночинцы. В том же 19 веке в России был изобретено мрачное политическое ноу-хау - массовый революционный террор как средство запугивания. Собственно, террор точечный в Европе уже имел место, но массовым он не был никогда. Ещё раньше, в средние века в арабских странах имел место массовый террор со стороны религиозных тайных обществ, но он не носил революционного характера. Дворянство России постепенно раскололось на сторонников и противников власти. И в дворянстве, и в целом в обществе стали усиливаться антизападные прославянские настроения. Не смотря на это, крупное дворянство продолжало жить оторванной от народа жизнью. Но вот интеллигенция как из мелких дворян, не связанная с аристократией, так и недворянская, все более и более отдалась от царского режима. Радикальная же часть интеллигенции, особенно молодежи, с все большим восторгом приветствовала факты террора; мысль о том, что убивать плохо, пусть даже и не слишком хороших людей, все больше и больше стала ставиться под сомнение. Бомбисты стали восприниматься как народные герои-мстители за все причинённые обиды за многие века. По крестьян и говорить нечего – были еще живы те, кто родился при крепостном праве – только дай повод пустить дворянам «красного петуха». Такой повод вскоре представился.









Сейчас читают про: