double arrow

Кризис в Литве


В Литовской ССР с 1987 стали возникать первые независимые от властей объединения — дискуссионные клубы, экологические организации, общества охраны памятников истории и культуры, а так же Литовский фонд культуры, созданный как республиканское отделение Советского фонда. Фактически эти объединения были оппозиционными организациями. Но идеи отделения пока еще нигде не было. Думали лишь об автономии.

3 июня 1988 г. было создано «Литовское движение за перестройку» (ЛДП), Lietuvos persitvarkymo Sąjūdis). Очень быстро из названия убрали перестройку, оставили только Lietuvos Sąjūdis, Саюдис или «Литовское Движение».

Формально это была только инициативная группа, реально Саюдис сразу же развернул широкую деятельность. Ядро Движения поголовно состояло из представителей технической и гуманитарной интеллигенции. Почти все были беспартийными, число коммунистов из низшего звена очень небольшое. Сначала основная идея Саюдиса была широкая автономия в составе СССР, но и независимость обсуждалась, постепенно последняя стала преобладать. Сепаратисты активно пропагандировать свои идеи по всей республике.




С первых дней под прикрытием поддержки перестройки новая организация собирала под свои знамена всех сепаратистки настроенных активных людей. Так же с первых дней в наглядной агитации широко использовались национальная символика ранее независимой Литовской республики. Местное и союзное КГБ в ответ на это бездействовало.

Учредительный съезд ЛДП прошёл в Вильнюсе 22—23 октября 1988 года. В качестве почётных гостей присутствовали известные реформаторскими взглядами литовские коммунисты из высшего руководства. В принципе это объяснимо, ибо на тот момент задачи Саюдиса и компартии Литвы полностью совпадали. Коммунисты так же настаивали на более широкой автономии республики в составе СССР. На то, что в Саюдисе с первых же дней обозначились не только автономные, но и сепаратистские тенденции, никто не обратил внимания.

На съезде Саюдис своими целями провозглашал культурное возрождение, демократизацию, экономическую самостоятельность республики, заботу об охране окружающей среды. ЛДП сразу же получил большую поддержку от реформаторского крыла Компартии Литвы во главе с Альгирдасом Бразаускасом. Уже через месяц после съезда основная идея руководства Саюдиса - независимость. 16 февраля 1989 года об этом было заявлено открыто.

Официально Движение было зарегистрирована 16 марта 1989 года. Воспрепятствовать регистрации организации, которая открыто уже месяц как объявила о своих антигосударственных планах, никто не додумался. Ладно, Горбачев, который явно не тянул руководство страной. Но ведь Генеральный секретарь - это ещё не все государство. Но ни одна госструктура - ни МВД, ни прокуратура, ни КГБ, как республиканское, так и союзное, не сделали никаких серьезных движений. Особенно КГБ, которое, при большом желании, могло действовать достаточно автономно и настоять на запрете Саюдиса на основании антигосударственных действий. Этого сделано не было. Такая удивительная беспомощность есть свидетельство начавшегося огромного бардака в государственном управлении и широкой деморализации перед идеологическими противниками.



Всего лишь через 10 дней!!!! после регистрации 26 марта 1989 года в свободных выборах на Съезд народных депутатов СССР из 42 выделенных Литовской ССР мандатов 36 досталось кандидатам Саюдиса. Съезд депутаты-сепаратисты использовали для того, чтобы обозначить стремление Литвы к независимости. По их инициативе была образована комиссия по выяснению, существовали ли секретные протоколы к Договору о ненападении между СССР и Германией. Коммунистическое большинство съезда и сам Горбачев пошли у литовцев на поводу, хотя даже ребёнку было понятно, зачем такая комиссия сепаратистам, уже совершенно не скрывавших своих целей. Комиссия официально признала наличие секретных соглашений. Тем самым у сторонников независимости появился мощный идеологический аргумент. Никому из руководства КПСС не пришло в голову объявить, что Литва была действительно присоединена СССР в результате благоприятной ситуации сговора с Германией и бездействия стран Запада в условиях мировой войны. Но что действия Сталина при этом было совершенно оправданными, поскольку само признание отделения Литвы от России по Московскому договору 12 июля 1920 года было вынужденным. Ведь договор заканчивал войну незаконно образованной буржуазной Литвы с советским республиками: с РСФСР и с Литовско-Белорусской ССР. В то время большевики вели так же войну с Польшей и хотели уменьшить количество своих противников.



Ничего подобного сказано не было. Перед сепаратизмом фактически идейно разоружились.

18 апреля 1989 Верховный совет ЛССР, где численно преобладали коммунисты, объявил о суверенитете. От Горбачева литовские коммунисты понимания в расширении автономии не дождались и поняли, что больше спрашивать и не нужно. Тем самым они рассчитывали перехватить инициативу у Саюдиса. Но не получилось. Последний уже успел получить поддержку большинства литовцев.

В декабре 1989 среди коммунистов произошёл раскол. Часть партии во главе с тогдашним первым секретарем Бразаускасом провозгласила выход из состава КПСС и создание КПЛ (самостоятельной) (около 86 тыс. членов). Не согласные с этим коммунисты создали свою КПЛ (КПСС) во главе с профессором Бурокявичусом (около 40 тысяч членов). Позиции сторонников сохранения Литвы в в СССР и так были относительно слабы. Теперь ослабли ещё больше.

КПЛ(с) стала выступать за независимость быстро стала отказываться от коммунистических идей и перерождаться в социал-демократическую партию. Как венец - декабре 1990 была переименована в Демократическую партию труда.

КПЛ (КПСС) продолжала бороться против выхода Литвы из состава СССР, но долго оставалась без фактической поддержки центра. Сама же справится с сепаратистами была явно не в состоянии.

Саюдис быстро рос численно, максимально в нем участвовало около 180 тыс. человек. Стали проводиться многотысячные митинги. В январе 1990 года визит Горбачёва в Вильнюс собрал митинг до 250 тыс. человек формально под лозунгом «автономии» и «расширении полномочий в составе СССР. Хотя уже почти год добивались исключительно независимости.

24 февраля 1990 года в результате свободных выборов в Верховный Совет Литовской ССР кандидаты от Саюдиса получили 101 мандат из 141. К тому моменту комиссия съезда СССР уже объявила, что секретные соглашения по Литве между СССР и Германией были. 11 марта 1990, опираясь на это официальное признание, на первом же заседании Верховного Совета года был принят Акт восстановления независимости Литвы. На территории республики было прекращено действие Конституции СССР и возобновлено действие литовской конституции 1938 года.

Литва стала первой из союзных республик, объявившей независимость. Эта независимость тогда не была признана ни правительством СССР, ни другими странами кроме Исландии. Ей, поддержавшей незаконное отделение со стороны СССР, был выражен формальный протест. Хотя минимум что нужно было бы сделать - это сразу же разорвать дипломатические отношения, а как максимум объявить враждебной страной со всеми вытекающими последствиями.

Спустя несколько месяцев!!!! после объявления независимостинаконец-то проснулся Горбачев, ранее, когда это еще было сравнительно легко, ничего не делавший, чтобы остановить сепаратистов. В середине 1990 года была осуществлена «экономическая блокада». Блокада проводилась не в полную силу и не принесла результатов. Само объявление половинчатой блокады, начало которой традиционно для Михаила Сергеевича сильно запоздало, всеми сепаратистами в СССР было воспринято как проявление большой слабости центральной власти. Сепаратисты же литовские держались стойко. За время бездействия Горбачева и всего госаппарата СССР они успели сильно укрепить свои позиции.

11 января 1991 с огромным запозданием была применена военная сила. Советскими войсками были заняты ключевые объекты Вильнюса, был введен комендантский час и патрулирование на улицах. 13 января штурмом взяли телебашню в Вильнюсе, остановив республиканское телевещание. Местное население оказало по призыву главы мятежников Ландсбергиса массовое противодействие, погибло 13 человек, десятки ранены.

Такие действия вызвали бурную возмущенную реакцию в мире и среди демократической оппозиции. Слабохарактерный Горбачев отступил - стал вилять, переводить стрелки на других, сливать армейское руководство, мямлить, что, дескать, был не в курсе. Военная операция была фактически прекращена. В столице наступило двоевластие. В литовской же провинции власть осталась у сепаратистов.

11 марта 1991 года руководство КПЛ (КПСС) образовало Комитет национального спасения Литвы. В Вильнюсе была проведена большая демонстрация в поддержку сохранения республики в составе СССР, в основном русскоязычные жители. Всего около 100 тысяч человек. Комитет национального спасения попытался отобрать власть у сепаратистов силами вильнюсского ОМОНа. Попытка оказалась неуспешной ввиду явной малочисленности омоновцев. В ходе операций ОМОНа при поддержке ОМОНа рижского 31 июля 1991 года на границе Литвы с Белорусской ССР были расстреляны 8 сотрудников организованной сепаратистами таможни. Детали расстрела не вполне ясны до сих пор. Литовцы таможенники были вооружены. То ли их пытались разоружить, и наткнулись на сопротивление, то ли застали врасплох, то ли разоружили и расстреляли. С самого начала правду пытались скрыть, а теперь истину тем более установить трудно. Но, с точки зрения законов СССР, – это было мятежное воинское формирование. Военные действия против вооруженных мятежников вполне оправданы. Разве вот только нельзя расстреливать, если в плен сдались. После операции ОМОНа, которую крайне глупо попытались скрыть, поднялся страшный шум. Поэтому других подобных операций в Литве больше не проводилось.

После провала путча августа 1991 года независимость Литовской республики была немедленно признана большинством стран Запада. С реакцией СССР уже никто не считался. Горбачев, чья власть сильно пошатнулась, уже и не возражал особо. Президент СССР отчаянно пытался подписать хоть какой-то союзный договор, чтобы сохранить хотя бы сильно урезанную власть. Прибалтика была для него лишней головной болью, которую удержать он уже и не пытался. Ссориться с Западом, на поддержку которого Горбачев рассчитывал в условиях почти призрачной власти, он не захотел. Поэтому независимость Литвы была признана Горбачевым и Госсоветом СССР 6 сентября 1991 одновременно с независимостью Эстонии и Латвии. Впоследствии появились свидетельства, что литовцы были готовы к серьёзным уступкам в обмен за полное признание. Можно было бы поторговаться за присоединение части территории Литвы к РСФСР, чтобы соединить Калининградскую область с «большой землей». Ни Горбачев, ни Ельцин об этом даже не задумались к удивлению и огромной радости литовского руководства.







Сейчас читают про: