double arrow

Корниловское выступление


Попытка генерала Корнилова (в сентябре) спасти разлагающийся фронт и всю Россию, как известно, кончилась неудачей, благодаря дружному отпору революционной демократии вообще, а ее левого крыла, в особенности. Хотя Корнилов и не был реакционером, а подлинным демократом, сыном простого казака и честным российским патриотом, его попытка вооруженной силой прекратить анархию, вызвала обвинения в “контр-революции” и, в конечном результате, только усилила пробольшевистские настроения масс. Как теперь с достоверностью установлено, не совсем благовидную роль сыграл Керенский. Выступление сделано было с его ведома и согласия, а когда оно началось, Керенский, не только отрекся от всякого в нем участия, но и объявил Корнилова мятежником.

Выступление Корнилова оказало не малое влияние и на соотношение политических сил в Киеве и привело к тому, что в Киеве появились хорошо вооруженные отряды рабочих, одинаково враждебные и Центральное Раде, и Временному Правительству. Вот как описывает события в Киеве украинский историк Д. Дорошенко: “При первом известии, что Корнилов хочет взять в руки всю власть и стать диктатором, все демократии, все революционные организации и комитеты, охватила величайшая тревога, Сразу все революционные комитеты ожили; все советы солдатских депутатов на фронте и в тылу мобилизовали свои силы, поарестовали генералов и офицеров, которые заявили свою солидарность с Корниловым и на украинской территории все попытки поддержать Корнилова были подавлены в самом зародыше, можно сказать, без боя. Когда, 9 сентября, в Киеве, было получено известие о выступлении Корнилова, там, немедленно, сформировался “Комитет Спасения Революции”, куда вошли: представители Генерального Секретариата, Комиссар Временного Правительства, Командующий войсками Киевского округа, Киевский городской голова, Начальник милиции, председатель Исполнительного Комитета и Совета рабочих и солдатских депутатов, представители профессиональных союзов и всех социалистических партий, до большевиков включительно.




Был смещен (назначенный Временным Правительством) комиссар города Киева, Н.Ф. Страдомский, как чересчур “правый”, закрыта на некоторое время газета “Киевлянин”, произведены обыски и аресты правых деятелей, вооружены рабочие отряды и разоружены польские боевые дружины ввиду их “контрреволюционности”. Наступило общее “полевение”...

Оружие, полученное большевиками в неограниченном количестве, от «Комитета Спасения Революции», разумеется, возвращено не было, и был сформирован в Киеве ряд отлично вооруженных “боевых дружин” из рабочих-большевиков.

“И, перед глазами Генерального Секретариата” — пишет дальше Дорошенко — “в самой столице появилась третья вооруженная сила — кроме украинских и российских войск. В армии всякая дисциплина пала окончательно. Она превратилась в миллионную массу вооруженных и озлобленных людей, которые не чувствовали над собой никакой власти и были теперь страшны не внешнему врагу, и мирному обывателю”. (Д. Дорошенко, “История Украины”, стр. 146).



Говоря об армии, Дорошенко не выделяет украинизированные части и тем самым признает, что и “украинское войско” было — “массой вооруженных и озлобленных людей, не чувствовавших над собой никакой власти”, что совершенно соответствует действительности и опровергает утверждения сепаратистов, что “украинское войско” было дисциплинировано, “национально сознательно” и послушно Центральной Раде. Настроения же “украинского войска” Дорошенко, член Малой Рады и кандидат в Председатели Генерального Секретариата, отлично знал и понимал, что рассчитывать на свою “Армию” Центральная Рада не может.







Сейчас читают про: