double arrow

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 6 страница


Аристотель рассматривает рабство как порождение природы, разде­ляя людей на две группы: на людей, избавленных от унизительных забот о средствах существования, и на людей низшего сорта - рабов, являю­щихся лишь орудиями производства, вынужденных заниматься произ­водством средств к существованию. По мнению Аристотеля, как приро­да знает деление на высшие и низшие существа, так и человеческое общество закономерно делится на рабовладельцев и рабов. Среди сво­бодных он выделяет особый слой людей - граждан. Государство, заме­чает Аристотель, - понятие сложное. По своей форме оно представляет известного рода организацию и объединяет определенную совокупность граждан. Каждой форме государства соответствует свое определение понятия гражданина, свои основания наделения того или иного круга лиц совокупностью гражданских прав. Вместе с изменениями понятия гражданина и, следовательно, формы государства изменяется и само государство.

Среди современных западных ученых получили распространение теории под названием "модернизм исторического процесса", где рабо­владельческое общество рассматривается как капитализм древнего ми­ра. По их мнению, в древних государствах Греции, Рима господствовал капитализм, как и в современном западном обществе. Смысл этих взглядов состоит в том, что поскольку капитализм якобы вечен, по­стольку бессмысленна всякая борьба с ним, борьба за прогрессивное развитие, за общество без эксплуатации. Другая разновидность совре­менных взглядов на рабовладельческое государство состоит в его идеализании. Приверженцы этой точки зрения признаки афинской и рим­ской государственности ищут в современных государствах.




Б. Феодальное государство и право

На третьем этапе развития рабовладельческого общества наступает эпоха его кризиса. Рабовладельческие производственные отношения, прежде всего их характер, уже не полностью соответствуют уровню развития производительных сил, становятся тормозом для них. Рабский малопроизводительный труд постепенно заменяется трудом колонов, которым передаются в пользование определенные участки земли на ус­ловиях выполнения повинностей в пользу хозяина земли (нередко быв­шего рабовладельца).

Это свидетельствует о зарождении в недрах рабовладельческого об­щества новых, более прогрессивных феодальных производственных от­ношений, способствующих дальнейшему поступательному развитию производительных сил. В конечном счете они одерживают победу над старыми производственными отношениями, что отражается в надстрой­ке: рабовладельческое государство заменяется на феодальное, которое становится орудием господства крупных землевладельцев (помещиков, феодалов) над зависимым крестьянством. Возникнув на базе феодальной системы хозяйства и феодальной собственности, феодальное государст­во охраняет экономическую основу феодализма.



Способом присвоения феодалом прибавочного продукта становится земельная рента. Известны три ее формы: отработочная, продуктовая, денежная, которые условно соответствуют трем периодам в развитии феодального государства.

При отработочной ренте крестьянин находился под прямым надзором и принуждением собственника или его представителя, он жил в непо­средственной близости от него и отрабатывал определенное количество дней в неделю на его земле. При продуктовой ренте крестьяне сами располагали своим временем, выращивали урожай и расплачивались с хозяином продуктами. При преобладании денежной ренты отношения между крестьянами и земельным собственником складывались на дого­ворной основе, причем первые превращались либо в арендаторов земли, либо в собственников, либо в неимущих батраков, нанимавшихся за деньги.

Вся деятельность феодального государства сводилась в основном к одному - удержать власть помещиков над крепостными. На крестьянст­во ложилась вся тяжесть содержания класса эксплуататоров: князей, дворянства, духовенства. Крестьянин не признавался полной собствен­ностью помещика, но мог быть продан, куплен, наказан своим господи­ном. Помещик мог потребовать от крестьянина выполнения работы на себя. Крепостной без ведома хозяина не мог жениться, отлучиться из деревни, приобретать имущество, покупать землю и распоряжаться ею.




Для феодализма характерно деление на три сословия: духовенство, дворянство и третье сословие - будущую буржуазию, каждое из кото­рых имело свои права и обязанности. Первые два сословия составляли класс феодалов, господствующий, эксплуатирующий и угнетающий кре­стьян. Главной отраслью производства являлось земледелие, поэтому собственность на землю имела решающее значение. На Востоке в ряде стран наряду с землей исключительно важную роль играли ирригацион­ные сооружения, без которых земледелие было невозможно. Существо­вали и другие объекты собственности: сельскохозяйственный инвентарь, рабочий и продуктивный скот, семена, хозяйственные постройки, кото­рые находились в собственности не только помещиков или государства, но и крестьян, ремесленников.

Следовательно, экономической основой феодального государства яв­ляются феодальная собственность на орудия и средства производства и частичная собственность на крестьянина. Основной признак крепостно­го права - прикрепление крестьянства (оно составляло большинство населения, города были развиты крайне слабо) к земле. Отсюда про­изошло и само понятие "крепостное право". Крестьянин мог работать определенное число дней на себя на том участке, который выделял ему помещик, остальное время он работал на хозяина.

Сущность общества сохранялась: оно держалось на классовой экс­плуатации. Полноправными были только помещики, крестьяне остава­лись бесправными. Их положение мало чем отличалось от положения рабов в рабовладельческом государстве. Но все же крепостной крестья­нин не считался полной и непосредственной собственностью помещика, до известной степени принадлежал себе, и крепостное право при более широкой возможности развития обмена, торговых отношений все более и более разлагалось, расширяя возможности для освобождения кресть­янства.

В истории феодального общества можно также выделить три перио­да развития.

В Западной Европе феодализм занял более чем тысячелетнюю эпоху (V - XVII вв.). Экономический строй, взаимоотношения классов, госу­дарственные порядки и правовые институты нашли свое отражение в сословно-корпоративной структуре феодализма. Антагонистические противоречия между феодалами и угнетенными массами, борьба между различными группировками среди феодалов составляли характерные черты этого общества.

Эволюция социально-экономических и политических институтов приводила и к изменениям в государстве. На первом этапе раннефео­дального строя существует раннефеодальное государство (конец V -середина XI в.). Феодализм еще только консолидируется и упрочивается как новая общественно-экономическая формация; в рамках данного этапа государства сначала организуются в большие, но весьма слабые по степени интеграции монархии (феодально-раздробленные государст­
ва). Для второго этапа - периода полного развития феодального строя,
фазы его расцвета (середина XI - конец XV в.) типичны централизован­
ные сословно-представительные монархии. Дня третьего этапа - периода
позднего средневековья (конец XV - XVII в.), полосы заката, упадка
феодализма и зарождения капиталистического способа производства
характерны абсолютные монархии. ;

Первый этап феодализма характеризуется незрелостью феодального способа производства; его классовая структура обусловлена тем, что наряду с феодально-зависимым крестьянством сохранялась еще большая масса свободных крестьян-общинников и мелких земельных собствен­ников; с земледельцами-феодалами сливалась военно-дружинная знать; эксплуатация осуществлялась как в форме ренты, так и в виде взимания дани; завершение процесса становления феодального способа производ­ства связано с узурпацией общинных земель.

Второй этап отличается господством крупной земельной собственно­сти, незначительной ролью городского ремесла, торговли и товарно-денежных отношений при сохранении натурального хозяйства; народное ополчение заменено феодальным, что привело к ослаблению королев­ской власти, так как отдельные феодалы стали богаче королей; про­изошло полное слияние дружинной знати и земледельцев-феодалов; ко­роли становятся первыми среди равных (рптия т1ег рапе); при нату­ральном в основном хозяйстве прочные экономические связи отсутство­вали; существовали коллективные органы феодальной олигархии: коро­левская курия или совет, боярская дума (XIII - XIV вв.), съезды феода­лов, княжеские съезды.

Связь по вертикали от короля до простого рыцаря обеспечивалась иерархией собственности и политической власти, установлением вас­сальной зависимости менее крупных феодалов от более крупных, нали­чием системы сюзеренитета-вассалитета.

Сословно-представительной монархией называется такая централизо­ванная феодальная монархия, в которой формально полновластный мо­нарх, осуществляя власть, вынужден привлекать для решения важных вопросов в качестве совещательного органа собрание представителей господствующих сословий.

Преодоление феодальной раздробленности осуществлялось на почве интенсификации производства, возросшая способность сельского хозяй­ства производить больше продукции стимулировала развитие обмена между городом и деревней, товарно-денежных отношений и эволюцию городов как ремесленных центров. Без торговли интенсификация произ­водства становилась для феодала бесцельной. Развитие товарно-денежных отношений открывало возможность превратить ренту в сред­ство удовлетворения разнообразных потребностей и потому требовало повышения производительности труда и усиления эксплуатации кресть­янства в целом.


Усиливающиеся крестьянские войны требовали установления силь­ной государственной власти, чему в немалой степени способствовало также укрепление позиций среднего землевладения (стабильность мона­стырского землевладения) и появление служилого землевладения. По­этому объединение обширных областей в феодальные королевства явля­лось потребностью как для земельного дворянства, так и для городов.

На третьем этапе государство существует в виде абсолютной монар­хии, где верховная власть всецело и нераздельно (неограниченно) при­надлежит монарху, который издает законы, назначает чиновников, со­бирает и расходует народные деньги без всякого участия народа в зако­нодательстве и в контроле за управлением. Самодержавие есть поэтому самовластие чиновников и полиции при бесправии народа.

Феодальное государство принимает форму абсолютной монархии в переходный период, когда старые феодальные сословия приходят в упа­док, а из средневекового сословия горожан формируется современный класс буржуазии, когда ни одна из борющихся сторон не может взять верх над другой. Это четко прослеживается на примере Англии в прав­ление Тюдоров в XVI в., когда появилось новое дворянство - джентри.

Классовая сущность феодального абсолютизма не меняется, так как оно, по общему правилу, является государством самого могущественно­го, экономически господствующего класса. Абсолютная монархия ха­рактеризуется ликвидацией или полным упадком значения сословно-представительных учреждений, неограниченной властью монарха, уве­личением аппарата подавления.

Рассматривая сущность феодального государства, следует исходить из общей закономерности происхождения государства. Государство и право феодального типа возникают там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия между феодалами и крестьянами объективно становятся непримиримыми.

Для того чтобы обеспечить классовое господство, используется сила, которая стоит над обществом, - феодальное государство, которое вы­ступает политической организацией экономически господствующих по­литических сил, стоящих у власти. Классовая сущность такого государ­ства - диктатура этих политических сил. Как при рабстве, так и при крепостничестве господство меньшинства над громадным большинством не может обходиться без принуждения. Для сохранения власти необхо­дим соответствующий аппарат - государство. Функции феодального государства делятся на внутренние (охрана феодальной собственности, подавление сопротивления крестьян, идеологическое воспитание народ­ных масс) и внешние (оборона страны, захват чужих территорий, пора­бощение других народов, например крестовые походы).

Механизм феодального государства в процессе его эволюции пре­терпевал существенные изменения: он был относительно прост на пер­вом этапе и становился все более сложным по мере развития государства. Абсолютизм доводит его до гигантских размеров. Исполнительная власть с ее громадной бюрократической и военной организацией, с ее многосложной государственной машиной, с войском чиновников рядом с армией, обвивающая точно сетью все тело общества и затыкающая все его поры, возникла в эпоху абсолютной монархии, при упадке феода­лизма. Основная роль в этой машине принадлежала карательным орга­нам: армии, полиции, жандармерии, суду, тюрьмам и т.п.

Большую роль в феодальном государстве играла церковь, догматы которой были одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получали во всяком суде силу закона. Особенно сильное влия­ние христианская церковь имела в Западной Европе, где она безраз­дельно господствовала в сфере духовной жизни в период средних веков. Религия была ядром мировоззрения феодального общества, стержнем единой христианской культуры. В руках священнослужителей политика и юриспруденция, как и все остальные науки, оставались простыми от­раслями богословия, и к ним применялись те же принципы, которые господствовали в нем. "Нет власти аще не от бога, существующие же власти от бога установлены" - непререкаемая догма феодального строя. Происходила ожесточенная борьба между римско-католической церко­вью и светскими феодалами за главенствующую роль в обществе.

Большое влияние в период феодализма имела божественная теория Фомы Аквинского, носившего титул "ангельского доктора", которого в 1323 г. церковь причислила к лику святых. В 1879 г. папа Лев XIII объ­явил его учение "единственно истинной философией католицизма". Надо сказать, что в этот период велась активная борьба против заси­лья церкви, широкое распространение получили ереси, особенно в XI -XIII вв., которые были как плебейско-крестьянские, так и бюргерские. Последние проповедовали идеи объединения и создания сильной цен­трализованной власти. Доктор богословия, профессор Оксфордского университета в Англии Джон Уинклиф (1324 - 1384) и чешский теолог Ян Гус (1371 - 1415) провозглашали независимость английской церкви от папской, оспаривали принцип непогрешимости пап, возражали про­тив вмешательства церкви в дела государства, полагали частную собст­венность и деление на сословия идущими от бога.

В. Буржуазное государство и право

Буржуазное (капиталистическое) государство возникает в ходе раз­ложения феодального строя, связано с победой новых капиталистиче­ских общественных отношений. Основной задачей его становится обес­печение господства диктатуры класса буржуазии. Экономической предпосыпкой появления этих отношений является универсализация сущест­вующей частной собственности, растущая степень ее обобществления. Экономическая структура капитализма вырастает из экономической структуры феодализма. В основе этого государства лежит капиталисти­ческая частная собственность на орудия и средства производства, но не на работника. На первый план выходит экономическое принуждение, отношения эксплуатации сохраняются. Появляется наемный труд в на­циональном масштабе, поэтому капиталистический способ производства возможен только там, где работник лично свободен, независим как лич­ность от капиталиста. На первых порах своего развития буржуазное государство выступает подчас компромиссом между старой властью в лице монарха и уходящего с исторической сцены класса и новым клас­сом - буржуазией, которая обладает экономической властью, а с помо­щью государства становится и политически господствующей силой.

Несомненно, в период возникновения буржуазного государства об­щество пережило качественный скачок в развитии. Это связано с серь­езными открытиями во многих науках, что вызвало рост промышленно­сти, а это, в свою очередь, привело к появлению новых форм организа­ции эксплуатируемых масс, осознанию ими себя как совокупности лич­ностей.

Буржуазное государство, выступая политической организацией всего класса буржуазии, в период своего становления, по мере развития капи­талистического общества, сужает свою социальную базу, выражает ин­тересы монополистической буржуазии, начинает активно вмешиваться в экономику, отказываясь от политики "государства - ночного сторожа".

Со временем произошло перерастание монополистического капита­лизма в государственно-монополистический, что означает сращивание государства с монополиями. Повышение экономической роли буржуаз­ного государства объясняется тем, что оно становится совокупным ка­питалистом, так как, будучи собственником целых отраслей промыш­ленности, проводит государственную политику, используя законодатель­ную, исполнительную и судебную власть. Причем активизация экономи­ческой деятельности происходит не только в интересах одной буржуа­зии, как это подчас упрощенно понималось.

Естественно, что необходимо углубленное научное осмысление за­кономерностей и перспектив развития буржуазного общества от про­стейших форм к более сложным на современном этапе. В литературе все чаще встречается мнение о том, что существование современного западного общества и его государства закономерно, что при достижении высшей точки развития в традиционном индустриальном направлении эволюционным путем появляется новая социальная система, сосущест­вующая с оставшимися социалистическими государствами. За капита­лизмом и его государственными формами наступает иная фаза развития, получившая название постиндустриального общества, в котором буржу­азное государство способствует трансформации капитализма в смешан­ную экономику; государство изображается как одинаково заботящееся об интересах всех слоев общества, а национализированный сектор эко­номики, его регулирование и программирование, государственная сис-
тема социального страхования есть свидетельство конвергенции двух социально противоположных систем.

Констатируя тот факт, что современное буржуазное государство яв­ляется сложным политическим организмом, учитывающим реалии со­временного развития, сглаживающим противоречия между различными социальными группами и слоями, классами общества (государственное регулирование экономики, установление минимального уровня заработ­ной платы, проведение социальных программ, осуществление пенсион­ного обеспечения), подчеркнем, что все это осуществляется в интересах имеющего политическую власть многочисленного слоя собственников, частного предпринимателя.

Г. Социалистическое государство и право

Социалистическое государство и право представляют собой четвер­тый тип государства, который может возникнуть только в ходе социали­стической революции, при соответствующих условиях, связанных с раз­витием буржуазного общества. Прав В.В. Лазарев, считающий, что со­циалистическое государство не тождественно совокупности государств, входивших ранее в так называемый социалистический лагерь. В теоре­тическом плане "социалистическое государство" означает некую абст­ракцию (а в политическом отношении - идеал), содержащую набор при­знаков, принципов и норм, отличающих данное государство от капита­листического. В первую очередь необходимо наличие материальных (экономических) предпосылок, связанных с обобществлением собствен­ности, концентрацией ее в руках меньшинства во все увеличивающихся размерах, что приводит к углублению классовых противоречий, которые разрешаются в ходе социалистической революции.

Государство по-новому диктаторское и по-новому демократическое выступает политической организацией большинства населения во главе с рабочим классом. Оно имеет ряд принципиальных черт, отличающих его от буржуазного государства.

Если все предыдущие государства были основаны на частной собст­венности, то экономической основой социалистического государства является общественная собственность в различных ее формах, что дает возможность ликвидировать эксплуатацию человека человеком, устра­нить причины, ее порождающие.

Социалистическое государство не есть государство в собственном смысле слова, так как оно не является орудием власти меньшинства над большинством. Реальный процесс эволюции советского государства ока­зался иным, чем должен был быть в идеале: в условиях сталинского режима неуклонно разрастался партийно-государственный аппарат, подминавший под себя все возможные формы самоуправления народа, неоправданно усиливались репрессивные функции государственной ма­шины, общественные организации стали практически полностью зависимыми от государства. Курс на укрепление "аппаратного государства" противоречил идее "полугосударства", наоборот, было создано мощное во всех отношениях государство.

В.В. Лазарев справедливо подчеркивает, что К.. Маркс и Ф. Энгельс могли лишь прогнозировать коммунистическое будущее. Ставка дела­лась на бестоварный, безгосударственный, самоуправляемый образ жиз­ни. Переходное государство виделось по типу Парижской коммуны, без специального аппарата, без разделения властей, с допущением насилия только в отношении сопротивляющихся эксплуататоров. В.И. Ленин с учетом опыта послереволюционного развития России строит обновлен­ную модель социализма, где допускается использование закона стоимо­сти и товарно-денежных отношений; признается существование разных форм собственности; отдается предпочтение кооперативной форме про­изводства; делается упор на совершенствование государственного аппа­рата и на активное участие в его работе трудящихся; актуализируется проблема государственных форм решения национального вопроса.

Модель социализма 30-50-х годов базировалась на полном огосудар­ствлении основных средств производства, вмешательстве государства во все сферы общественной жизни; административно-командной организа­ции труда и других видов общественной деятельности; примате общест­венного интереса перед личным и свертывании на этой основе ряда прав и свобод граждан; первенстве партийного интереса и интереса государ­ственной безопасности над всякими другими; идеологическом давлении государства на граждан. Практическому воплощению данной модели сопутствовали тоталитаризм и вождизм, произвол и террор, конфор­мизм, догматизм и идеологический вакуум.

Современная модель социализма реально ставит человека с его по­требностями и интересами в центр всей общественной жизни; освобож­дает его от патерналистской политики государства; допускает разнооб­разие форм собственности; утверждает трудовой характер присвоения; гарантирует социальную справедливость в распределительных отноше­ниях, социальную защищенность малоимущих через государственные и общественные фонды; устанавливает экономические методы хозяйство­вания при демократизации планирования; отдает предпочтение регули­рующей роли рынка, развитию науки и культуры; обеспечивает форми­рование правового государства.

Перечисленные идеи совпадают с общечеловеческими ценностями, реализация которых может осуществляться, как представляется, в раз­личных государственных формах, что дает основание не противопостав­лять их, а находить как общее в реализации этих ценностей, так и осо­бенное. Современное цивилизованное государство - это институт, на­правленный на организацию нормальной жизни и развития общества в целом, защиту прав, свобод и законных интересов граждан и народов, орудие решения споров и конфликтов как внутри государства, так и за его пределами.

В силу этого под типом государства и права понимаются взятые в единстве наиболее общие черты различных государств и их правовых систем, совокупность их важнейших свойств и сторон, порождаемых соответствующей эпохой, характеризующихся общими сущностными признаками.

Опыт развития государственно-организованного общества, с одной стороны, показал важность и значимость экономических изменений, с другой - отразил необходимость учета многофакторности в развитии государства, права.

Следует присоединиться к точке зрения Г.Х. Шахназарова, отметив­шего, что в современных условиях следует расстаться с представлением, согласно которому за ключевой и, в сущности, единственный источник развития принимаются революционные изменения в производительных силах и производственных отношениях, придется также отказаться от взгляда на историю как процесс закономерной смены социально-экономических формаций, где каждая последующая "выше" предыду­щей. Даже если формы собственности сменяли друг друга именно в та­кой очередности, экономическая "ось" - всего лишь один из векторов общественного развития, а развитие производительных сил - один из источников. Во всем мире понятия "феодализм", "капитализм", "социа­лизм" в качестве обобщающих характеристик целостных общественных систем приобрели значение аксиом. Они настолько укоренились не только в научном, но и в обыденном сознании, что, кажется, убери их, и ничего не останется, рухнет само представление об истории как неко­ем связном и закономерном процессе. Подобно изменениям в экономи­ке не может приниматься за главный источник развития научно-технический прогресс. С этой точки зрения должны быть отведены по­пытки многих футурологов опрокинуть марксову схему, "подставив" вместо экономической оси индустриальную ось.

Например, концепция Д. Белла, поделившего историю на доиндуст-риальный, индустриальный и постиндустриальный периоды, а также многочисленные другие технологические теории вроде "технотронного общества", информатики, телематики и т.п. Не годится, не "тянет" на роль главного "толкача" общества, возбудителя перемен ни один другой фактор. Опыт XX столетия не опроверг многофакторный подход и убе­дительно показал, что на формирование той или иной общественной структуры и уклада жизни влияет много факторов: прогресс науки и техники, состояние экономических отношений, устройство политиче­ской системы, вид идеологии, уровень духовной культуры, геополитиче­ские условия, национальный характер, международная среда или суще­ствующий миропорядок.



§ 3. ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД В ТИПОЛОГИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Наряду с формационным подходом к решению вопроса типологии государств широко применяется цивилизационный подход, в основе которого тоже лежит идея соотношения государства, права и соци­ально-экономического строя общества с учетом духовно-нравственных и культурных факторов общественного развития. Таким образом, вместо общественной формации критерием типизации выступает категория "цивилизация". Следует согласиться с утверждением, что последняя вы­глядит весьма аморфно и неопределенно. Она, по справедливому заме­чанию исследователей, принадлежит к числу тех явлений и понятий, которые не поддаются сколько-нибудь строгому и однозначному оп­ределению. Если попытаться как-то объединить различные значения ее определения, получим скорее "некий интуитивный образ, чем логи­чески выверенную категорию"1.

О.И. Чистяков вполне справедливо подчеркивает, что для истории вообще^ и истории государства и права в частности, характерна такая форма систематизации научного материала, как периодизация. В наше время колеблются устои привычной систематизации - по общественно-экономическим формациям и соответственно по типам государства и права. Прежняя четкая схема - рабовладельческое, феодальное, буржу­азное, социалистическое государство и право - заменяется другими ка­тегориями, строго говоря, исключающими всякую периодизацию. Наи­более модным стал так называемый цивилизационный принцип. При нем общества и государства характеризуются по внешним признакам культуры, порой трудноуловимым. Вместе с тем большинство авторов используют маленькую хитрость: они подменяют прежние формации новыми "цивилизациями". Рабовладельческое общество становится ан­тичным, феодальное - средневековым, буржуазное - "современным" и т.д. Очевидно, что такое новшество мало что дает науке2.

При цивилизационном подходе тип государства и права определяется не столько объективно-материальными, сколько идеально-духовными, культурными факторами. При таком подходе основное внимание уделя­ется анализу обществ, в меньшей степени - государства, правовых сис­тем.

В последнее время этот подход все чаще связывают с именем анг­лийского ученого-историка А.Дж. Тойнби. Прежде всего он подходит к исследованию истории как совокупности человеческих отношений, так как ее подлинный предмет - жизнь общества, взятая как во внутренних, так и во внешних аспектах. Внутренняя сторона есть выражение жизни любого данного общества в последовательности глав его истории, в со­вокупности всех составляющих его общин, а внешняя - это отношения между отдельными обществами, развернутые во времени и пространстве.

А. Тойнби пишет, что культурный элемент представляет собой душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации; в сравнении с ним экономиче­ский и тем более политический планы кажутся искусственными, несу­щественными, заурядными созданиями природы и движущих сил циви­лизации. Понятие цивилизации он сформулировал как относительно замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, психологических, культурных, географических и иных признаков, два из которых остаются неизменными: религия и формы ее организации, а также территориальный признак. "Исследуя основания каждого отдельного общества, в одних случаях мы обнаруживаем, -пишет А. Тойнби, - что оно состоит в сыновнем родстве с более древ­ним обществом благодаря наличию вселенской церкви ... (которая) яв­ляется основным признаком, позволяющим предварительно классифи­цировать общества одного вида. Другим критерием для классификации обществ является степень удаленности от того места, где данное обще­ство первоначально возникло. Сочетание этих двух критериев позволяет найти общую меру для размещения обществ на одной шкале, с тем что­бы определить место каждого из них в непрерывном процессе разви­тия".







Сейчас читают про: