double arrow

Тема 5. Механизмы управления массовым сознанием и поведением


Проанализированные в предыдущих главах явления и процессы основаны на стихийном или целенаправленном действии особых психологических механизмов, с помощью которых происходит процесс управления массовым сознанием и поведением.

Первыми научными исследованиями процесса управления массовым сознанием и поведением, его условий и основных психологических механизмов, стали работы представителей психоанализа, посвященные анализу опыта германского фашизма. Основные положения и выводы многих из них продолжают сохранять актуальность и значимость в современных условиях.

Первая – работа Вильгельма Райха (1897-1957) «Психология масс и фашизм», продолжающая, с одной стороны, традиции Г.Лебона по изучению закономерностей поведения толпы, и, с другой стороны, традиции З.Фрейда, исследовавшего социокультурные основания массового политического поведения. Вторая – работа Эриха Фромма (1900-1980) «Анатомия человеческой деструктивности», в которой внимание обращается, прежде всего, на особенности психологии личности, делающие ее как участником массового политического поведения, так и вождем массы.




В российской психологической науке проблема управления массовым политическим поведением в процессе подготовки и организации социалистической революции получила свое отражение в исследованиях Н.Бехтерева и Л.Войтоловского. По известным причинам, начиная с конца 20-х годов и вплоть до середины 80-х годов XX века подобные исследования не проводились. Возрождение интереса к данной теме связано с работами политического психолога Д.В.Ольшанского.

В социальной психологии принято выделять четыре психологических механизма воздействия на сознание и поведение людей. Это убеждение, внушение, эмоциональное заражение и подражание. Три из них уже фигурировали в предыдущих лекциях в связи с анализом поведения толпы.

Механизм убеждения предполагает не просто передачу сообщения, но и его анализ, включающий систему логических доказательств. Убедить кого-либо в чем-либо – значит с помощью системы логически выстроенных аргументов доказать или опровергнуть определенные положения. Особенностью убеждения является то, что оно обращается к рациональной сфере сознания личности и предусматривает активное ее участи в процессе познания. Убеждение оказывается действенным, если приводимые примеры и аналогии, цифры, высказывания авторитетов значимы для аудитории, а также, если они совпадают с ранее усвоенными мнениями и оценками.

С этими особенностями убеждения связаны основные ограничения его использования для воздействия на массовое сознание и поведение. Во-первых, логические аргументы требуют от аудитории умения логически мыслить и сопоставлять различные факты, которым обладают далеко не все возможные получатели сообщения. Во-вторых, необходимость участия самого получателя в процессе анализа возможно лишь в случае, если он доверяет источнику и осознанно хочет понять и запомнить сказанное им, в-третьих, мнения и оценки, предлагаемые источником далеко не всегда совпадают с уже существующими в сознании получателя.



Таким образом, можно сделать вывод, что механизм убеждения может успешно применяться при обращении к сторонникам личности или политической организации, выступающей в качестве источника воздействия. При обращении к сторонникам задачей источника является не формирование новых взглядов и, тем более, не изменение уже существующих, а дополнительное их подтверждение. При обращении к сторонникам использование механизма убеждения способствует формированию или укреплению убежденности, то есть непоколебимой уверенности в правильности усвоенный идей, оценок и представлений.

Учитывая значительные ограничения воздействия механизма убеждения, центральным механизмом воздействия на массовое сознание и поведение становится механизм внушения, опирающийся на систему слов или зрительных образов, стимулирующих некритическое восприятие и усвоение информации.

Механизм внушения может опираться на использование своеобразных псевдоаргументов, не являющихся на самом деле логическими доказательствами предлагаемого суждения. Наиболее распространенным из них является внушение с использования образа большинства, якобы уже разделяющего и поддерживающего мнение источника. Примерами внушения через большинство является публикация результатов якобы проведенных опросов общественного мнения, рейтингов, интервью, берущихся на наших глазах у «случайных» людей, большинство из которых высказывают необходимую нам точку зрения (для придания реалистичности действию один, как правило, несимпатичный участник опроса может высказать противоположное мнение). Внушение через большинство может опираться на манипулирование большими цифрами или предъявление образа множества людей, своеобразную «магию чисел». Не случайно организаторы акций, прямо или косвенно направленных против действующей власти, склонны завышать число их участников. В этом им всегда готовы помочь журналисты оппозиционных СМИ.



Нас миллионы (тысячи, десятки тысяч). Присоединяйтесь к нам.

«Вся Украина вышла на площадь Независимости» (хотя, если немного подумать, станет понятно, что вся Украина там просто не поместится);

В январе 2005 года в репортажах о различных акциях пенсионеров, в ряде СМИ, настойчиво повторялась цифра 26 тысяч участников акций.

Образ большинства пользуется популярностью и в коммерческой рекламе.

«Батарейки «Дюрасел» работают в 10 раз дольше»; «Шампунь «Хед енд шоулдерз» устраняет перхоть эффективнее на 100%;»Колгейт на 42% эффективнее»; «Ревиталифт от Л’Ореаль: через 4 часа эффективность против морщин 73%, упругость плюс 37%» и т.д.

«Быть на стороне победителя? – задает вопрос о мотивах присоединения к большинству немецкая исследовательница общественного мнения Элизабет Ноэль-Нойман. - Большинство людей вряд ли так претенциозны. В отличие от руководящего слоя они не ожидают для себя постов и власти. Скорее речь идет о более скромных вещах, о стремлении не чувство­вать себя в изоляции, которое, по всей видимости, свойст­венно всем нам. Никому не хочется быть таким же одино­ким, как упомянутая выше студентка со значком ХДС, одиноким настолько, что не видишь глаз соседей по дому, встретившись на лестнице, что коллеги по работе не са­дятся рядом... Начинаем почти на ощупь собирать сотни признаков того, что человек не пользуется симпатией, что он — в кольце отчуждения».[27]

Исследуя примеры системного использования механизма внушения через большинство, Э.Ноэль-Нойман сформулировала концепцию «спиралимолчания». «Спираль молчания может быть одним из проявлений, выражением того про­цесса, в ходе которого формируется делающие первые ша­ги новое общественное мнение или распространяется пре­образованное старое… Индивид в своем окружении наблю­дает согласованность и учитывает ее в своем поведении. При этом не обязательно речь идет о согласованности мнений; это может быть согласованность поведения — но­сить или не носить значок, уступить место в транспорте старику или не уступать. Для спирали молчания не играет особой роли, изолирует себя человек мнением или поведе­нием.»[28]

В рамках этой концепции можно проследить, как меньшинство, выходящее на площадь или получившее в свое распоряжение значительную часть каналов массовой коммуникации («кричащее меньшинство»), заявляя о том, что именно оно и является большинством, внушает молчаливому большинству мысль о необходимости изменения мнения. Действуя таким образом, меньшинство действительно постепенно превращается в большинство.

«Имеют ли что-то общее вспышки психологии толпы и общественное мнение? Для ответа на этот вопрос сущест­вует простой критерий. Все проявления общественного мнения объединяет их связь с угрозой изоляции для ин­дивида. Там, где индивид не может свободно высказы­ваться или поступать по собственному усмотрению, а дол­жен учитывать воззрения своего окружения, чтобы не ока­заться в изоляции, мы всегда имеем дело с проявлениями общественного мнения.

С этой точки зрения не вызывают сомнений действия конкретной полустихийной толпы. Участники штурма Бастилии или бродившие по улицам жадные до сенсаций зрители точно знали, как они должны себя вести, чтобы не оказаться в изоляции, — проявлять одобрение. Они знали также, какое поведение подвергнет их изоляции с опасно­стью для жизни, — отвержение, неприятие, критика тол­пы. Однозначность острой угрозы изоляции для всякого уклонявшегося от буйствующей толпы учит нас, что, по сути, здесь одна форма проявления общественного мне­ния. Вместо штурма Бастилии мы легко можем привести пример из современной нам жизни, например возмуще­ние решением судьи или действиями команды на футбольном поле, разочарование болельщиков. Или дорожно-транспортное происшествие; скажем, иностранный автолюбитель наехал на ребенка: здесь не имеет значения, по своей ли вине ребенок оказался под колесами автомо­биля, или водитель виноват; любому из собравшейся тол­пы будет ясно, что нельзя принять сторону водителя».[29]

Действие «спирали молчания» мы могли наблюдать сначала в Югославии, а также в 2004 году в Грузии и на Украине (в Белоруссии в 2006 году попытка повторить ту же модель не принесла успеха).. События в этих странах происходили по одинаковому сценарию. За несколько месяцев до выборов президента или парламента в стране создается некая «оппозиционная» молодежная организация с ярким эмоциональным названием («Пора», «Отпор» и т.д.). Сегодня ни для кого не является секретом, что все эти организации создавались на средства западных центров. После победы неугодного Западу кандидата или партии выборы немедленно объявлялись «недемократическими», а соответствующим образом подготовленная, проинструктированная и хорошо оплачиваемая «стихийная» толпа выводится на улицы под лозунгом противостояния фальсификациям, формируя то самое «кричащее меньшинство». Под предлогом того, что именно они являются выразителями мнения большинства, участники толпы блокируют все попытки реального большинства высказать свое мнение, заставляя тем самым колеблющихся присоединяться к себе.

Вторым известным способом внушения является внушение с использование авторитета какой-либо личности или группы.

«Функция присвоения статуса, - пишут П.Лазарсфельд и Р.Мертон в работе «Массовая коммуникация, массовые вкусы и организованное социальное действие», - наиболее ярко проявляется, когда в ходе рекламы используются рекомендации или заявления «известных людей». Такого рода заявления приводят не только к повышению престижа товара в сознании широких слоев населения, но и отражают престиж говорящего об этом товаре. Посредством этих сообщений большой и влиятельный мир коммерции отмечает данного индивида в качестве статусной персоны, чье мнение стоит иметь в виду многим».[30]

Это может быть «известная телеведущая» Ксения Собчак, рекламирующая марку одежды, известные боксеры Виталий и Владимир Кличко и популярная певица Руслана, агитирующая за кандидата В.Ющенко, или актеры, певцы и спортсмены и даже известные исторические личности, агитирующие за Единую Россию или КПРФ.

Такого рода внушение используют политические партии и блоки, включающие в свои списки ученых, актеров, певцов, спортсменов.

Кроме авторитета личности, в качестве фактора внушения может быть использован авторитет профессионального, социального или политического статуса. Так, большое доверие рядового телезрителя к профессии врача сделало необходимым законодательный запрет на использование в телевизионной рекламе образа «человека в белом халате», представлявшегося специалистом в той или иной области медицины.

Хрестоматийным примером стали многочисленные заявления политических партий, кандидатов в губернаторы или депутаты Законодательных собраний о поддержки их со стороны В.Путина или постановка во главе списка партии губернатора или мэра, хотя всем понятно, что ни тот, ни другой не собирается переходить в статус депутата. Данное явление даже получило собственное название – «паровозы».

Механизм внушения, помимо позитивного авторитета, позволяет использовать и авторитет негативный.

Кроме негативно оцениваемых политических фигур (М.Горбачев, А.Чубайс, Б.Березовский) во внушении через негативный авторитет часто используются определенные этнические (кавказцы, евреи) или социальные (олигархи, коррумпированные чиновники) группы, а также известные западные политики или политологи, многие из которых еще с советских времен выступают в качестве символов обобщенного «Запада» (Дж. Буш, З.Бжезинский или Дж. Сорос).

Так, например, во время избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы ФС РФ такие персонажи, как Б.Березовский, Дж. Буш и М.Саакашвили выступали с плакатов против «сильной России».

Специфической формой внушения является внушение через опровержение какого-либо факта или события. Навязчивое, постоянно повторяющее опровержение чего-либо неизбежно провоцирует у человека интерес к опровергаемой информации.

Механизм внушения может успешно применяться в сочетании с механизмами подражания и эмоционального заражения, что было проанализировано в предыдущих лекциях в связи с поведением толпы. Наилучшими условиями для такого внушения является состояние тревожного ожидания позитивных или негативных событий, которое можно поддерживать искусственно с помощью СМИ. Формирование состояния страха и тревожного ожидания во время избирательной кампании (замерзнем, останемся без воды, электричества, денег, продуктов) позволяет кандидату ил партии выступить в роли «спасителя».

Хрестоматийным примером успешного нагнетания эмоций тревоги и страха стала кампания по выборам Президента России в 1996 году под лозунгом «Голосуй или проиграешь», когда избирателю постоянно демонстрировалась опасность прихода к власти коммунистов за счет напоминания о хорошо знакомых большинству избирателей очередях за хлебом или талонах на сахар и крупу, или о более отдаленных по времени и потому мифологизированных средствами массовой коммуникации сталинских репрессиях.

Однако, попытка СПС повторить этот эффект в 2003 году не дала ожидаемого результата. По-видимому, после всего пережитого в 90-х «ужасы» социализма уже не казались такими страшными.

В упрощенной форме описанное сочетание механизмов можно встретить как в политической, так и в коммерческой рекламе, например в телевизионных роликах, рекламирующих детскую жевательную резинку («кариозные монстры»), жидкость для мытья унитаза (устрашающего вида «бактерии»), инсектициды (огромные, выше человеческого роста тараканы или комары, атакующие беззащитную женщину) и др.

При этом внушение предполагает эмоциональное восприятие информации, которое подавляет желание сопоставить факты, найти противоречия или просто подумать, нужен ли данный предмет вообще.







Сейчас читают про: