double arrow

Познание основано в первую очередь не на восприятии форм вещей, а на подобии знаков тому, что они обозначают


Номинализм Оккама

Реально не универсальное,как считали Фома и Скот, а индивиду­альное.Универсалий нет ни в вещах, ни до вещей. Общее существует в душе в виде знаков (= терминов – за что его называли терминистом). Только индивидуальное, эмпирическое — пред­мет науки.

Познание начинается с чувственного восприятия, проходит интуи­тивную стадию и завершается абстрактным познанием. Чувственный образ — знак вещи, интуитивный образ — знак ее индивидуального бытия, абстрактный образ — знак ее общей неопределенной природы. Только интуитивное познание имеет дело с единичным бытием вещей. Оно самое достоверное и предшествует всякому другому.

Интуитивное доказательство существования Бога.Бог сущест­вует как производящая и сохраняющая причина всего сотворенного. В противном случае природные вещи существовали бы необходимо, но это противоречит опыту.

Все совершенства Бога — знаки, но не его атрибуты. С их помощью мы мыслим одного Бога, но под разными именами.

Божественные идеи — также знаки, или сотворенные вещи. Коли­чество божественных идей точно соответствует количеству сущест­вующих или возможных вещей. Только единичное имеет идею в Боге.




Так как общее не реально, то оправданно правило: «Не умножай сущности без необходимости», то есть не создавай абстракций, кото­рым ничего не соответствует в реальном мире, — «бритва Оккама».

В человеческом мире индивид имеет приоритет перед верховной властью. Власть обязана «служить», а не «подчинять». Если знание независимо от веры, а права индивида более существенны, чем пра­ва власти, то гражданская власть должна быть отделена от духовной, а последняя не может быть абсолютной.

Буридан Жан (1300 – 1358), французский философ, представитель номинализма. С 1328 преподавал в Парижском университете. Содействовал распространению во Франции философии Оккама и ряда естественнонаучных идей (объяснение движения брошенных тел, возможность беспредельного неподвижного пространства и др.).

Продолжая традицию Оккама в логике, Буридан занимался анализом значений терминов и условий истинности высказываний. Определение научного знания Буридан расширил так, что в него вошло опытное естествознание. Он принимает аристотелевское определение науки как знания, полученного на основании очевидных, необходимых и недоказуемых посылок, но проводит различие между посылками, необходимость которых определяется логическими критериями, и теми, которые можно назвать необходимыми в условном смысле: их очевидность основывается на опытных утверждениях. Принципам естественных наук Буридан приписывает очевидность и необходимость в условном смысле, отказываясь тем самым от схоластического положения, что принципы физики устанавливаются метафизикой.



Учение Буридана о соотношении воли и разума в человеческих поступках характеризуется умеренным моральным детерминизмом: воля находится под определяющим влиянием разума.

Человек должен желать того, что представляется его разуму наибольшим благом, но воля свободна отложить выбор до тех пор, пока разум не достигнет большей ясности относительно ценности того, что предстоит выбору. Возникающая в этой ситуации проблема выбора между равными возможностями известна как проблема «Буриданова осла», умирающего с голоду между двумя совершенно одинаковыми охапками сена.

В вопросах нравственности Б. проявляет наклонность к фатализму. Наша воля роковым образом стремится всегда к достижению высшего блага, но мы свободны в выборе средств. Однако от этого вопрос нисколько не изменяется, так как все-таки должно быть какое-нибудь основание для предпочтения одного средства другому. А раз это основание берет верх, не может быть речи о свободе воли; в противном же случае наш выбор был бы ничем не мотивирован, находился бы вне законов логики, что опять-таки никоим образом не согласуется с идеей о свободе воли. Такой же диалектико-схоластический характер имеют и другие аргументы Б. в пользу несвободы воли.

В области натурфилософии с именем Буридана связана средневековая модификация аристотелевского учения о движении, известная как теория импетуса. Эта теория была предложена для объяснения движений, продолжающихся в отсутствие контакта с внешним двигателем (в физике Аристотеля всегда предполагается такой контакт для случаев насильственного движения). Импетус – это сила или способность, которую первоначальный двигатель сообщает телу, напр., при броске, и которая, оставаясь в нем, выступает затем в качестве двигателя. В работах Буридана учение об импетусе приобрело статус физической теории, позволив объяснить ускорение падающих тел, ввести гипотезу первоначального толчка для объяснения вращения небесных сфер; учение это стало общепринятым в средневековых университетах.



Жан Буридан проводил опыты и наблюдения (показал роль эксперимента в науке!) с той целью, чтобы доказать свое главное утверждение, а именно, что причина движения вращающегося жернова, или брошенного камня, или выпущенной из лука стрелы представляет собой некое влитое качество или свойство, которое Буридан называет "импетусом" и которое приобретается движимым телом благодаря контакту с двигателем, а после прекращения такового контакта сохраняется:

Буридан подводит читателя к умозаключению, что самое благородное и самое естественное состояние любого элемента есть не движение, а покой: "Если тяжелое движется вниз, то, с точки зрения цели, это не для того, чтобы двигаться, но чтобы достичь естественного места и в нем пребывать; и поэтому покой есть цель движения, а цель всегда благороднее. Объяснения с помощью целевых причин заменяются в аристотелианской физике Буридана объяснениями, апеллирующими к действующим причинам; обсуждается возможность понятия бесконечного пространства.







Сейчас читают про: