double arrow

Возможность познания Бога по Его действованиям



Непознаваемость Божественной сущности

О возможности познания существа Божия

“Пространный Катихизис” утверждает совершенную недоступность Божественной сущности для познания, существо Божие

“выше всякого познания не только человеков, но и Ангелов”11.

Это утверждение находится в полном согласии с данными Священного Писания:

“Божьего никто не знает, кроме Духа Божия” (1 Кор. 2, 11).

“Бог обитает в неприступном свете, которого никто из человеков не видел и видеть не может” (1 Тим. 6, 16).

Уразуметь непознаваемость Божественной сущности можно и логическим путем. Существо Божие уникально, поэтому мы не можем познать Его путем сравнений, по аналогии. К тому же мы не имеем необходимого инструментария для богопознания, ибо Бог трансцендентен миру. Кроме того, Бог — существо бесконечное, тогда как познающий человеческий разум ограничен и потому не в состоянии объять необъятное.

2.2.2. Понятие “сущности”

Греческое слово oujsiva (сущность) представляет собой причастие женского рода настоящего времени от глагола eijmiv (быть) и означает участие в бытии. Понятие сущности чего-либо выводится из набора отличительных свойств, присущих всем существам данного рода, посредством которых все вещи данного рода участвуют в бытии. Такие свойства называются существенными свойствами, или атрибутами (от лат. attribuo — наделяю). Именно существенные свойства “делают” вещь тем, чем она является. От существенных свойств необходимо отличать свойства несущественные, или акциденции, которые не являются необходимыми для участия в бытии. Например, для человека разумность, дар слова, бессмертие являются существенными свойствами, а цвет кожи — акциденцией. Однако к Богу понятие “сущность” приложимо только с достаточной долей условности. Когда мы говорим о Божественной сущности, то имеем в виду не участие Бога в бытии, но Его бытие как таковое. Бог не просто участвует в бытии, Он Сам есть бытие, есть Тот, Кто обладает бытием, Тот, Кому бытие принадлежит. Поэтому святоотеческая формула “сверхсущностная сущность” более точно выражает истину о Боге, указывая на бесконечное превосходство Божества над всеми тварными сущностями12.




Хотя Божественная сущность непознаваема, тем не менее, некоторое объективное знание о Боге мы можем иметь и даже пытаемся нечто более или менее определенно о Боге утверждать. В противном случае все богословие было бы не чем иным, как пустословием.



В христианском богословии вопросы богопознания впервые серьезно были поставлены в IV столетии и подробно исследованы великими Каппадокийцами: свтт. Василием Великим, Григорием Богословом и Григорием Нисским. Каппадокийцы решительно отвергли возможность познания Божественного существа силами человеческого рассудка.

“Представлять себя знающим, что есть Бог, есть повреждение ума”13, —

писал свт. Григорий Богослов.

Познать — значит дать определение, охватить понятием. Но

“Божество необходимо будет ограничено, если Оно постигается мыслью. Ибо и понятие есть вид ограничения”14.

Для обоснования возможности иметь объективное знание о Боге Каппадокийцы использовали философское понятие “энергии (ejnevrgeia)”, действования. Энергия означает проявление сущности (природы) в движении, способность природы выявлять свое существование вовне, делать его доступным познанию и причастности. 15

“Невидимый по естеству делается видимым в действиях”16, —

говорил свт. Григорий Нисский. Свт. Василий Великий разъясняет свою позицию следующим образом:

“Утверждая, что мы познаем Бога нашего в Его энергиях, мы отнюдь не обещаем того, чтобы приблизиться к Нему в Самой Его сущности. Ибо, если Его энергии нисходят до нас, Сущность Его остается недосягаемой”17.

Наиболее подробное изложение учения о непознаваемости Божественной сущности и о познаваемости Бога в Его действованиях, или энергиях, содержится у свт. Григория Нисского.

“Естество Божие, само по себе, по своей сущности, выше всякого постигающего мышления: оно недоступно и неуловимо ни для каких рассудочных приемов мысли, и в людях не открыто еще никакой силы, способной постигнуть непостижимое, и не придумано никакого средства уразуметь неуяснимое”18.

Но в то же время

“Божество, как совершенно непостижимое и ни с чем не сравнимое, познается по одной только деятельности. Нет сомнения в том, что в сущность Божию разум проникать не может, но зато он постигает деятельность Божию и на основании этой деятельности получает такое познание о Боге, которое вполне достаточно для его слабых сил”19.

Говоря философским языком, Бог одновременно и трансцендентен и имманентен20 миру.



Сейчас читают про: