double arrow

Органы государственной власти и управления


Говоря о «централизации», следует иметь в виду два процесса: объединение русских земель вокруг нового центра – Москвы и со­здание централизованного государственного аппарата, новой струк­туры власти в Московском государстве.

В ходе централизации происходило преобразование всей полити­ческой системы.

На месте множества самостоятельных княжеств образуется единое государство.

Изменяется вся система сюзеренно-вассальных отношений: бывшие великие князья сами становятся вассалами московского великого князя, складывается сложная ие­рархия феодальных чинов. К XV веку происходит резкое сокращение феодальных привилегий и иммунитетов.

Складывается иерархия придворных чинов, даваемых за службу: введенный боярин, околь­ничий, дворецкий, казначей, чины думных дворян, думных дьяков и т.д. Формируется принцип местничества, связывающий возможнос­ти занятия государственных должностей с происхождением канди­дата, его родовитостью. Это привело к тщательной и подробной разработке проблем генеалогии, «родословцев» отдельных феодаль­ных родов и семей.

Укрепляющееся служилое дворянство становится для великого князя (царя) опорой в борьбе с феодальной аристократией, не же­лающей поступиться своей независимостью. В экономической об­ласти разворачивается борьба между вотчинным (боярским, фео­дальным) и поместным (дворянским) типами землевладения.




Серьезной политической силой становится церковь, сосредото­чившая в своих руках значительные земельные владения и ценности и в основном определявшая идеологию формирующегося самодер­жавного государства (идея «Москва – третий Рим», «православное царство», «царь – помазанник божий»).

Верхушка городского населения вела непрерывную борьбу с фе­одальной аристократией (за земли, за рабочие руки, против ее бесчинств и грабежей) и активно поддерживала политику централиза­ции. Она формировала свои корпоративные органы (сотни), настаи­вала на освобождении от тяжелого обложения (тягла) и на ликвида­ции привилегированных феодальных промыслов и торгов («белых слобод») в городах.

В складывающейся политической ситуации все три социальные силы: феодальная (светская и духовная) аристократия, служилое дворянство и верхушка посада составили основу сословно-представительной системы правления.

Централизация привела к существенным изменениям в государ­ственном аппарате и государственной идеологии. Великий князь стал называться царем по аналогии с ордынским ханом или визан­тийским императором. Русь приняла от Византии атрибуты право­славной державы, государственную и религиозную символику. Сформировавшееся понятие самодержавной власти означало ее аб­солютную независимость и суверенность. В XV в. митрополит на Руси стал назначаться без согласия византийского патриарха (к этому времени пала Византийская империя).



Усиление власти великого князя (царя) проходило параллельно с формированием новой системы государственного управления – приказно-воеводской. Для нее были характерны централизация и сословность. Высшим органом власти стала Боярская дума, состояв­шая из светских и духовных феодалов, действовавшая постоянно на основе принципа местничества и опиравшаяся на профессиональ­ную (дворянскую) бюрократию. Это был аристократический сове­щательный орган.

Отраслевыми органами центрального управления стали приказы (Посольский, Поместный, Разбойный, Казенный и др.), совмещав­шие административные и судебные функции и состоявшие из бояри­на (глава приказа), приказных дьяков и писцов. На местах находи­лись специальные уполномоченные. Наряду с отраслевыми приказа­ми позже стали возникать территориальные, ведавшие делами от­дельных регионов.

Местное управление основывалось на системе кормлений. На­местники и волостели (в уездах и волостях) назначались великим князем и в своей деятельности опирались на штат чиновников (праведчиков, доводчиков и др.). Они ведали административными, фи­нансовыми и судебными органами, отчисляя часть сборов с местного населения себе. Срок пребывания в должности не был ограничен. Слишком независимые кормленщики к концу XV в. становятся не­приемлемы для центральной власти, постепенно сокращаются сроки их деятельности, регламентируются нормы податей, ограничиваются судебные полномочия (в состав суда вводятся местные «лучшие люди», земские дьяки протоколируют процесс, судебные документы подписывают целовальники и дворские).



Процесс образования единого централизованного Русского государства вы­разился прежде всего в объединении ранее независимых государств-княжеств в одно Великое княжество Московское. В ходе Большой феодальной войны (1433-1453 гг.) и в последующие годы к Москве были присоединены Рязанское, Смоленское, Тверское и многие другие княжества и земли, Новгородская, Псковская и Вятская феодальные республики. Наряду с русскими землями в состав централизованного государства вошли территории, где про­живали карелы, коми, мордва, удмурты и другие народы. Из этого следует, что централизованное Русское государство складывалось как многонациональное.

Освобождение Русского государства от чужеземной зависимости протекало в жестокой борьбе. После Куликовской битвы потребовалось ещё 100 лет, чтобы окончательно сбросить монголо-татарское иго. Однако угроза со стороны Казанского и Крымского ханств постоянно нависала над русскими землями, и необходимость ещё большего сплочения русского народа была для всех очевидна.

Объединение большинства русских земель «под рукой» великого князя Московского привело к усилению роли служилого дворянства в государственном управлении. Прежняя дворцово-вотчинная система управления в новой государственной организации не годилась, требовалось создать новый централизованный государственный аппарат.

Однако, кроме создания новых органов управления, для упрочения государства необходимо было ликвидировать тот правовой партикуляризм, который был присущ периоду феодальной раздробленности во всех странах. В каждом «суверенном» княжестве за несколько столетий возникли, по существу, отдельные правовые системы. В их основе лежали древние местные обычаи, законодательная самодеятельность князей, вечевое народовластие. Московское великое княжество, таким образом, нуждалась в правовом оформлении новой единой государственности.

В XIII-первой половине XIV вв. Московское княжество представляло собой типичную феодальную сеньориальную монархию. Великий князь возглавлял иерархию князей и бояр, со­стоявшую с ним в определённых договорных отношениях. Заключен­ные на основе древних обычаев договоры предоставляли удельным князьям, боярам и духовенству широкие феодаль­ные привилегии и иммунитеты.

По мере централизации государства и подчинения отдель­ных княжеств Московскому великому князю его власть зна­чительно возросла. В XIV-XV вв. происходит резкое сокра­щение иммунитетных прав отдельных феодалов: удельные князья и бояре стано­вятся подданными великого князя.

С конца XV века по советам жены Ивана III Софьи Палеолог, на великокняжеском дворе был введен пышный и строгий церемониал, по образцам византийского императорского двора. Постепенно прекращается существовавшая до тех пор простота общения главы государства с простыми людьми: он становится для них недосягаемым. Иван III принимает громкий титул: «Иоан, Божиею милостью Государь всея Руси и Великий князь Владимирский и Московский и Новгородский и Псковкой и Тверской и Югорский и Пермский и Болгарский и иных». В сношениях с малыми землями он уже титуловался как царь всея Руси.

С конца XV века на печатях московского государя появляется византийский герб - двуглавый орёл, совмещённый с гербом Москвы (изображением Георгия Победоносца). В 1498 г. в Успенском соборе, при «венчании на великое княжение» внука Ивана III царевича Дмитрия, на его голову впервые была возложена своеобразная корона - «шапка Мономаха», якобы присланная из Константинополя. Захват турками-османами Константинополя усилил значение Московской митрополии, несмотря на то, что в 1458 г. из неё выделилась митрополия Западной Руси, находящейся в землях Великого княжества Литовского. На рубеже XV-XVI вв. возникает теория «Москва - третий Рим», что послужило ещё большему укреплению централизованного Московского государства.

Одним из средств укрепления великокняжеской власти, а также упорядочения финансов была денежная реформа, про­веденная в начале XVI в. Ее основное значение заключалось в том, что она вводила в государстве единую денежную систему, чеканить монету мог теперь только великий князь, деньги удельных князей изымались из обращения.

В XIV-XV вв. продолжала действовать дворцово-вотчинная система управления. Важная роль в ней принадлежала княжескому двору во главе с дворецкими и дворцовыми ведомствами - путями. В XIV в. существовали конюший, стольничий, ловчий и другие пути, возглавляемые соответствующими путными боярами.

В области центрального управления в XY веке наблюдался переход от дворцово-вотчинной (путной) системы к приказной. Теперь дворцово-вотчинная система подразделялась на две части: управление дворца, возглавляемое дворецким и так называемые «пути», обеспечивающие потребности князя и его окружения. Постепенно происходило расширение компетенции дворцово-вотчинных органов. Так, дворецкий (дворский) с XY века стал осуществлять контроль над местной администрацией. Великие князья начинали давать своим боярам задание «ведать» ту или иную область управления – «приказывать». Со временем выполнения обязанностей теряло характер княжеских поручений и превращалось в постоянную службу, а пути становились приказами.

К управляющему приказом для ведения дел приставлялся дьяк и образовывалась приказная изба. Ее обслуживали товарищи – обычно от одного до трех и подъячие. Приказные люди выполняли также судебные функции, поскольку управление еще не отделялось от суда. Главный судья – глава приказа становился обычно царским думцем. Присутствия состояли из думных бояр с товарищами (с конца XYI века и думный дьяк). Дела рассматривались коллегиально и решались единогласно. Если единогласия не достигали, то по докладу судила Дума или государь.

Становление приказной системы прошло три этапа.

Первый этап (XY – начало XYI) –превращение путей в приказы, расширение функций дворцовых ведомств, для которых был характерен административно-территориальный принцип деятельности.

Второй этап (до середины XYI)– образование внутри этих дворцовых учреждений особых ведомственных подразделений, возглавляемых дьяками. Дьяческий приказ выделялся в самостоятельное учреждение, первоначально известное как «изба», а затем как приказ.

Третий этап – приказы теряли связи с дворцовыми органами, которые в своей деятельности вновь ограничивались сферой управления обширной царской вотчиной.

Великий князь управ­лял государством, опираясь на совет боярской аристокра­тии - Боярскую думу.

Боярская дума была постоянно действующим органом. Она вместе с князем осу­ществляла законодательную, административную и судебную деятельность. Состав её формировался на основе системы местничества, при которой представители феодальных фа­милий занимали определенные места при дворе князя и на государевой службе не по способностям или заслугам, а по древности и знатности рода. Местничество являлось серьезным тор­мозом развития русского государства.

Первоначальное количество путных бояр было небольшим (около 20 человек). Они относились к высшим «думным чинам». Вторыми по старшинству в Думе были окольничие, далее – думные дворяне, позднее появились думные дьяки - представители растущей правительственной администрации.

Боярская дума заседала ежедневно в присутствии великого князя и решала вопросы внутренней и внешней политики, а также разбирала другие важные дела. Формулой решения были слова: «Великий князь указал, и бояре приговорили». В дальнейшем великокняжеская власть из узкого круга непосредственных советников в дополнение к боярской думе составила «ближнюю думу».

Состав Боярской думы на протяжении XIV-XVI вв. по­степенно менялся. В нее стали входить не только путные бояре, тысяцкие, окольничии, «бояре введенные» и дети боярские, но и думные дворяне, думные дья­ки и др.

Новый государственный аппарат Великого княжества Московского сформировался к середине XVI в.

На решение государственных вопросов оказывало влияние и высшее духовенство. Церковные соборы обсуждали многие вопросы, которые выдвигала великокняжеская власть, оказывали ей поддержку. Хотя великий князь назначал митрополитов и епископов по своему усмотрению, а церковные соборы лишь утверждали выбор кандидатур великого князя, на практике церковные деятели не всегда выступали советчиками и помощниками великого князя. Иногда они, исходя из своих интересов, противодействовали его мероприятиям.

Местное управление до конца XV в. основывалось на сис­теме кормлений и осуществлялось наместниками и волостелями, которых назначал великий князь. Их функции четко не опре­делялась. Они занимались административными, финансовы­ми и судебными делами на подвластной территории (городе, земле, волости и т.п.). Вместо жалованья за службу они имели право оставить себе «корм» - часть собранных у на­селения продуктов. Срок пребывания в должности сначала не был огра­ничен. По мере централизации Русского государства положение корм­ленщиков изменялось: устанавливались определенные разме­ры «корма», регламентировались права и обязанности корм­ленщиков, срок их деятельности стал составлять от 1 до 3 лет, ограничивались судебные права и др.

Черносошные крестьяне жили по-прежнему общинами, которые составляли традиционные волости. Каждая волость на мирском сходе выбирала старосту или сотского с их товарищами (помощниками). Важные дела староста решал «поговоря с волостью» или «со всеми крестьяны», т.е. после обсуждения на мирском сходе. Волостное управление заведовало общими хозяйственными угодьями - лесом, озером и т.п., могло сдать их аренду. Старосты призывали новых поселенцев на пустые земли, решали другие вопросы местной жизни.







Сейчас читают про: