double arrow

Общая характеристика Судебников 1497 и 1550 гг


«Судебник» 1497 г. - первый общерусский свод законов - был утвержден великим князем Иваном III и Боярской думой. Судебник основывался на нормах «Русской Правды», «Псковской судной грамоты», нормах обычного права, уставных княжеских грамот и на судебной практике.

Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы часто в корне переработаны. Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, некоторые вопросы в нем регламентировались в нем менее полно, чем в Русской Правде. Это относится, в частности, к гражданскому, особенно, к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство.

Основное значение труда предполагаемого автора Судебника 1497 года дьяка Владимира Гусева в том и состоит, что помещенные до этого в различных источниках постановления были соединены в один сборник.

Судебник содержал 68 разделов (статей) и преследовал следующие цели:

1) распространить юрисдикцию великого князя на всю территорию централизованного государства;

2) ликвидировать правовые суверенитеты отдельных зе­мель, уделов и областей;




3) упорядочить важнейшие отношения в различных сферах общественной и государственной жизни, особенно земельных и судебных.

Содержание Судебника характерно следующими осо­бенностями:

• нормы права излагались без определённой системы;

• открыто закреплялись привилегии землевладельцев;

• устанавливалось неравное положение представителей зависимых со­словий.

• во многих статьях сохранялся казуальный характер изложения правовых норм.

• впервые была сделана попытка сгруппировать нормы права по определённым темам.

В области гражданского права Судебник главное внимание уделял поземельным отношениям и положению зависимых крестьян и холопов. Этим вопросам отведена почти четвёртая часть Судебника. Много места в нём отведено положениям, регулирующим различные сборы и повинности, особенно в пользу великого князя. Так, ст. 24 «О докладном списке» (докладной список - протокол судебного заседания) требовала брать сбор в размере «от списка с рубля по девяти денег» в пользу князя, за подпись дьяку - «с рубля по алтыну», а подъячему, «который на списке напишет, имати с рубля по две деньги».

Интересно, что многие нормы «Судебника» имели характер прямого действия. Например, ст. 30 «Указ о езду» устанавливала величину оплаты проезда судебного пристава от Москвы до определённых пунктов: «до Коломны полтина,… до Хотуни девять алтын, …до Твери рубль, …до Устюга 5 рублей». Самыми отдалёными местами считались Двина и Холмогоры, так как плата до них была максимальной - 8 рублей.



Ст. 57 «О христианском отказе» устанавливала один срок возможного перехода крестьян «из волости, ис села в село»: за неделю до Юрьева дня (25 ноября) и неделю после него. Причём устанавливались грабительские условия платы «пожилых за двор». Так, если крестьянин жил на чужой земле более четырёх лет, он должен был заплатить землевладельцу стоимость всего своего двора.

Хотя к концу XV века Москва освободилась от татаро-монгольского ига, но большая угроза со стороны захватчиков оставалась. Об этом говорит ст. 56 «Судебника»: «А холопа полонит рать татарская, а выбежит ис полону, и он свободен, а старому государю не холоп».

Значительная часть «Судебника» была отведена вопросам уголовного права.

Формирование сословий, выделение их привилегированной части повлияли на измене­ние понятия преступления. Если «Русская Правда» трактовала понятие преступления как «обиду», то есть причинение вреда отдельному лицу, то в «Судебнике» под уголовно наказуемым деянием фигурирует термин «лихое дело» (от слова «лихо» - горе, вред). Главное в его содержании - защита от причинения ущерба государству и интересов гос­подствующего класса. Возникли и новые виды преступлений: против власти, должностных лиц, против суда. Появление ранее не существовавших понятий: «государский убойца», «бесхитростные» и умышленные деяния, «неоднова кража» (рецидив) и другие - говорит как о расширении круга преступных посягательств, так и о развитии русского права. Изменился и состав субъектов преступления: ими стали признаваться холопы.



Государственные преступления рассматривались как наиболее тяжкие («коромола» - измена князю, заговор, мятеж, призыв к восстанию - «подым»). В связи с развитием бюрократического аппарата и формированием сословного суда появилась уголовная ответ­ственность должностных лиц за нарушение установленного порядка судопроизводства, за взяточничество, за дачу ложных показа­ний.

Наиболее опасными преступлениями считались разбой, убий­ство, грабеж, церковная кража, поджог, клевета (ябедничество), призыв к восстанию. Все эти деяния карались «лишением живота» - смертной казнью. Так же каралась повторная кража и даже первая кража с поличным, если 5-6 человек «по великого князя по крестному целованию» показывали, что «он тать ведомый». Нару­шение имущественных прав феодалов также сурово наказывалось. Так, если укравший товар не мог его возвратить или заплатить его стоимость, то его тоже предавали смертной казни.

В отличие от «Русской Правды», не знавшей ни смертной казни, ни членовредительных, телесных наказаний, «Судебник» широко приме­нял и то и другое. Другим тяжким наказанием была торговая казнь (битье кнутом на торгу). Она предусматривалась за повреждение межевых знаков на бар­ской земле, за кражу. Применялись и имущественные наказания: штрафы, возмещение убытков.

Для «Судебника» была характерна неопределенность установленной меры наказания, что давало возможность суду решать этот вопрос по своему усмотрению. Так, в ряде статей за совершённые преступления определялись такие меры, как «казнити торговою казнию» или «бити кнутием» или «казнити его смертною казнию», без конкретизации способа казни или количества ударов кнутом.

Судебник 1550 года («Царский судебник») был принят при участии царя Ивана IV. Он состоял из 100 глав-статей. В нём более подробную рег­ламентацию получили судебный процесс, уголовно-правовые и имущественные отношения. Усиливалась детализация розыскного процесса, расширялся круг субъектов преступления, а тя­жесть наказания была поставлена в зависимость от социальной принадлежности. Законодатель разработал формы вины. Впервые было введено положение о том, что закон не имеет обратной силы.

В XVI вв. нормы гражданского права отражали и рег­ламентировали процесс дальнейшего развития и усложнения социально-экономических отношений.







Сейчас читают про: