double arrow

Дополнительно


В декабре 1905 г. был опубликован указ «Об изменении Положения о выборах в Государственную Думу...». Хотя принцип выборов по куриям, цензовая система и общие ограничения в избирательном праве сохранялись, в новых статьях рабочим предоставлялись ограниченные избирательные нрава. Тем самым значительно увеличивался круг избирателей по городской курии.

Для рабочих право избирать губернских и городских выборщиков было ограничено рядом условий. Многие губер­нии и города были вообще лишены права посылать представителей от рабочих.

Если для дворян выборы были двухстепенными, то для рабочих и крестьян устанавливались трехстепенные выборы.

В то же время имущественный ценз и ценз оседлости для городских избирателей (исключая нижних служителей и рабочих), по сравнению с законом от 6 августа 1905 г., были значительно снижены. Таким образом, в курию городских избирателей были допущены средняя и мелкая буржуазия, служащие и интеллигенция.

Несколько расширен был состав курии землевладельцев за счёт настоятелей церквей и молитвенных домов всех вероисповеданий (если они владели землёй в уезде), а так же за счёт сельских жителей, владеющих недвижимостью, обложенной установленными повинностями.




По избирательным законам 1905 г. проводились выборы I-го и II-го созывов Государствен­ной Думы. Их составы характери­зовались большими группами крестьян[55], служащих, интеллигенции. По партийной принадлежности в I Государственную Думу попали: «кадетов» - 179 человек, «октябристов» - 16, «трудови­ков» - 197, социал-демократов - 18 человек.

20 февраля 1906 г. (накануне созыва I-й Думы) было принято новое «Учреждение о Государствен­ной Думе», призванное реализовать обещания, данные в Манифесте от 17 октября 1905 г. Роль Думы была сильно ограничена. Хотя она и наде­лялась законодательными правами, но принятые законопроекты, подлежали утверждению Государственным Советом[56] и императором.

Всё же Дума получила возможность рассматривать бюджет и отчет по его выполнению, что ограничивало царскую власть бесконтрольно распоряжаться финансами. Дума обладала зако­нодательной инициативой по всем вопросам, за исключением основных государственных законов.

Она полу­чила право подавать запросы к министрам и главноуправляющим ведомствами, подчиненными Сенату. Министры были обязаны давать от­вет на запросы или извещать Думу о причинах, невозможности это сделать (не позднее одного месяца со дня получения ими запроса). По вопросам, которые не подлежали оглашению «по соображениям госу­дарственного порядка», министры и главы ведомств имели право отказаться от каких-либо разъяснений.

Знаменательно, что I-я Дума за время своей деятельности (с 27 апреля по 8 июля 1906 г.) 391 раз об­ращалась с запросами к министрам и Совету министров. Больше половины запросов (198) было адресовано МВД, в связи с карательными мерами - необоснованными арестами и смертными приговорами, полицейски­м самоуправством.



Многие запросы передавались в комиссии и фактиче­ски не обсуждались. На ряд запросов министры и правительство отвечали формально или вообще не отвечали. Контроль Думой их действий оказался в значительной мере фикцией. Но всё же открытое обсуждение острых, политических вопросов на думских заседаниях оказывало определенное влияние на политику правительства.

20 февраля 1906 г. был опубликован указ «О переустройстве уч­реждения Государственного Совета», по которому из совещательного органа при императоре он превращался в верх­нюю палату российского парламента. Председатель и вице-председатель Государственного Совета, как и прежде, назнача­лись императором. Но если раньше состав Государственного Совета полностью назначался монархом, то теперь он назначал только половину его членов. Другая половина - избиралась сроком на 9 лет, причём каждые три года одна треть выборных членов переизбиралась. Выборы членов Государственного Совета производились не населением, а дворянскими обществами, губернскими земскими собра­ниями, крупными промышленниками и торговцами по специаль­ным спискам. Несколько членов избиралось Синодом от православного духовенства, 6 членов Государст­венного Совета избирались от Академии наук и университетов. Естест­венно, что в Государственном Совете преобладали крупные помещики с консервативными взглядами.



В области зако­нодательства Государственный Совет получил права, одинаковые с Думой. Но, при формальном равенстве этих прав, Государствен­ный Совет имел важный приоритет: законопроекты, обсуж­денные в Думе и Совете, представлялись на утверждение императору лично председателем Государственного Совета.

I-ю Думу царь распустил в июле 1906 г. Одновременно премьер Горемыкин был уволен в отставку. На его место назначили энергичного Самарского губернатора П.А. Столыпина, который сразу заявил: «Сначала успокоение, а потом реформы». По его инициативе уже 5 октября 1906 г. вышел важный указ об уравнении крестьян в гражданских правах с другими сословиями. Теперь крестьяне могли, не спрашивая разрешения «мира», по своему желанию изменять место жительства, свободно выбирать род занятий, поступать на государственную службу и в учебные заведения.

Во II-й Государственной Думе[57] (по сравнению с I-й) значительно увеличилось количество представителей «левых» партий: 222 из 518 избранных депутатов. В том числе: социал-демократов - 65, «трудовиков» - 104, «эсеров» - 37, «народных социалистов» - 16. Число «кадетов» сократилось до 98 человек. На «правом» фланге («октябристы», монархисты и т.п.) было всего 54 депутата. Таким образом, несмотря на террор, на различные ухищрения и злоупотреб­ления властей во время выборов, II Дума оказалась еще более «левой», более оппозиционной царскому правительству, чем Дума первого созыва.

Оценивая результаты выборов во II-ю Думу, В.И. Ленин писал: «Самый дикий, самый бесстыдный произвол черносотенного правительства, ре­акционнейшего во всей Европе. Самый реакционный избирательный закон во всей Европе. Самый революционный в Европе состав народно­го представительства в самой отсталой стране!».

Государствен­ная Дума, как I-го, так и II-го созывов обсуждала много законопроектов: по аграрному вопросу, об отмене смертной казни, о свободе печати, совести, собра­ний, союзов и др. Однако, из них был принят только один - об отме­не смертной казни, но и он позднее был отклонен Государственным Советом. Это говорит об острых социальных противоречиях, сохранившихся после революционных событий, которые первый российский парламент не смог преодолеть. Царское правительство, недовольное радикальными требованиями демократически настроенной части депутатов Государственной Думы, было вынуждено разогнать как первый, так и второй её состав.

6 марта 1907 г. премьер Столыпин выступил в Думе с декларацией правительства. В ответ на резкие нападки и угрозы «левых» депутатов он заявил: «Не запугаете!». В другой своей речи, возражая требова­ниям левых партий, он произнес свою знаменитую фразу: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Рос­сия». Вскоре правительство, выяснив невозможность наладить сотрудничество с Думой, подготовило её рос­пуск и изменение избирательного закона. Затем последовало обвинение думской фракции социал-демократов в попытках создать свою организацию в армии и военном заговоре. 1 июня правительство потребовало от Думы лишить членов этой фракции депутатской неприкосновенности для при­влечения их к суду. Дума передала требование в комиссию для выяснения его обоснованности. 3 июня появился манифест о роспуске Государственной Думы и об изменении избирательного закона. Социал-демократические депутаты, которые не успели скрыться, были арестованы.

Для всех было очевидно, что избирательный закон был про­веден с нарушением Манифеста 17-го ок­тября, и потому разгон Думы был воспринят как «госу­дарственный переворот». Новый закон урезал представительство в Думе от населения окраин государства: Польша должна была вместо 36 посылать 14 депутатов (в том числе - 2 от русского населения), Кав­каз вместо 29 - десять, Средняя Азия была вовсе лишена думского представительства.

Зато помещикам европейской части России было предоставлено полное преобла­дание над другими сословиями. В общем, курия землевладельцев избирала 50,5% выбор­щиков (вместо 31%), крестьянская курия - 22,5% (вме­сто 42%).

От городов избиралось по-прежнему 27% выборщиков, но теперь городские избиратели были раз­делены на две курии, и богатые «цензовики»[58] определяли большинство выборщиков. Рабочая курия сохранилась лишь в 6 наиболее про­мышленных губерниях.

Выборы в III-ю Думу происходили осенью 1907 года и дали следующий состав: из 442 депутатов «правым» принадлежало 345 мест, «кадетам» - 54, «трудовикам» - 13, социал-демократам - 19. «Столыпинское» большинство в Думе со­ставляли октябристы, националисты и умеренно-пра­вые «кадеты».

Дума нового состава приняла аграрные законы Столыпина, поддерживала ре­организацию армии и флота, значительно увеличила ассигнования средств на народное образование. Вместе с тем, она поддерживала националистический курс министерства Столыпина, который особенно ужесточился с 1909 г., когда были при­няты законы об ограничении законодательных прав финляндского сейма, о преобладании русского элемента в земствах западных губерний и некоторые другие.







Сейчас читают про: