История экономических учений

Ключевые слова: Отсутствующие наследники,общегражданская правоспособность, государство-наследник, юридическое лицо-наследник.

Тезис: Наследник - это лицо, призываемое к наследованию в связи со смер­тью гражданина (наследодателя). Наследниками могут быть все субъекты гражданских прав. Если для завещателя состояние его дееспособ­ности имеет большое (существенное) значение, то для наследника дееспо­собность значение не имеет.

Для того чтобы стать наследником, достаточно обладать общегражданской правоспособностью. Согласно п.1 ст. 1044 ГК РК, наследниками по завещанию и закону могут быть граждане, находящиеся в живых в момент от­крытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства.

Наследниками по закону могут быть только физические лица, а это граждане Республики Казахстан, иностранные граждане и лица без гражданства. Круг наследников по закону и порядок их призвания к наследству четко определен законом. Новеллы гражданского кодекса предусматривают шесть очередей наследников по закону, в их число могут войти родственники до шестой степени родства.

При наследовании по завещанию дело обстоит совсем иначе. Исходя из природы завещательного распоряжения, наследниками по завещанию могут быть граждане как входящие, так и не входящие в круг наследников по зако­ну, а также юридические лица или государство. Завещатель сам решает судьбу своего имущества и самостоятельно определяет, кого назначить сво­им преемником. Тем самым, завещателю предоставлено право самостоя­тельно определять дальнейший субъектный состав наследственного право­отношения.

Наследниками по завещанию могут быть как отечественные, так и иностранные юридические лица. Для призвания юридического лица к наследованию необходимо, чтобы оно существовало на день открытия наследства. А вопрос о действительности завещания, составленного в пользу не сущест­вующего юридического лица на день открытия наследства, должен решать­ся, также как он решается в отношении граждан.

Особым субъектом наследственного правоотношения является государство. Государство может быть наследником как по завещанию, так и по за­кону, в силу п.1 ст. 1083 ГК наследство признано выморочным, то оно переходит к государству по закону. В случае если имущество было за­вещано государству, то оно не признается выморочным и государство явля­ется наследником по завещанию.

В законе предусмотрены случаи, когда наследники не допускаются к наследованию. Таких наследников называют недостойными наследниками.

В мировой практике уделяется большое внимание этому вопросу. Эвентуальный наследник может совершить такие действия, что допущение его к наследованию противоречило бы чувству справедливости. Так, например, во Франции наследники отстраняются от наследства, как недостойные наследники, в трех случаях (ст. 727 ФГК). В первую очередь, отстраняется тот, кто осужден за причинение смерти или за попытку причинить смерть умершему (наследодателю). Во вторую очередь, недостойными преемниками призна­ются лица, предъявившие против умершего (наследодателя) уголовное об­винение, вследствие которого суд приговорил его к смертной казни, а затем это обвинение было признано судом оговором. (С 1982 г. смертная казнь во Франции отменена, следовательно, данное основание отпадает). В третью очередь - это недонесение совершеннолетним наследником полученных им сведений об убийстве наследодателя судебным органам.

По английскому праву от наследования устраняются лица, причинив­шие смерть наследодателю. Основанием этого является общее правило, по которому выгода, приобретенная от преступной деятельности, является не­законной. Так, лицо, виновное в умышленном убийстве, не может получить выгоды, вытекающей для него из завещания или смерти его жертвы.

В статье 1045 ГК РК, регулирующей наследственные правоотношения по устранению от наследования недостойных наследников, содержатся абсо­лютно новые положения, которых не было до этого. Так, в соответствии с данной статьей недостойные наследники делятся на три категории.

К первой категории относятся недостойные наследники, которые умышленно лишили жизни наследодателя или кого-нибудь из возможных наследников, либо совершили покушение на их жизнь. Данное положение четко указывает на умысел совершенных действий. В отношении лиц, совершивших противоправные действия такого характера по неосторожности, данная норма применяться не должна.

Наследник, действия которого могут расцениваться как основания отстранения от наследства, не теряет право наследования только в том случае, если на момент совершения преступления (убийства, покушения) был невменяем, и в случае, если совершение завеща­ния в пользу такого «недостойного» наследника имело место после преступ­ных деяний.

Ко второй группе относятся лица, которые умышленно препятствовали осуществлению наследодателем последней воли и этим способствовали призванию их самих или близких им лиц к наследованию, либо увеличению причитающейся им доли наследства (п.2 ст1045 ГК РК). Для применения данной нормы необходимо, чтобы противоправные действия лица обяза­тельно носили умышленный характер. При этом направленность умысла значения не имеет: лицо может быть отстранено от наследования независимо от того, действовало ли оно в целях получения наследства или его противо­правные действия были вызваны другими побуждениями. Результатом про­тивоправных действий должно быть призвание к наследованию или увели­чение доли в наследстве. Данные противоправные действия могут выражаться в угрозах, обмане, насилие для того, чтобы принудит наследода­теля составить завещание, либо воспрепятствовать составлению завещания, либо сокрыть завещание, принудить кого-либо из наследников отказаться от наследства и т.п.

Третью группу «недостойных наследников» составляют родители после детей, в отношении которых они лишены родительских прав и не были восстановлены в этих правах к моменту открытия наследства, а также родители (усыновители) и совершеннолетние дети (усыновленные), уклонявшиеся от выполнения возложенных на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Следует учитывать, что данное правило применимо только к наследованию по закону. В силу того, что завещательное распоряжение отражает волю наследодателя, нельзя не признать право наследования за недостойны­ми родителями и недостойными детьми, если завещатель, простив им их ви­ну, оставил «недостойным наследникам» все свое имущество или его часть.

Все обстоятельства, по которым наследники отстраняются от наслед­ства в качестве недостойных, устанавливаются судом. При этом не имеет значения, в рамках какого судопроизводства гражданин признается недос­тойным наследником. Обстоятельства недостойности могут быть установле­ны в порядке уголовного судопроизводства, а также в порядке гражданского.

Правила о недостойных наследниках применяется к завещательному отказу и к наследникам имеющих право на обязательную долю. Последнее является одним из нововведений гражданского кодекса.

Отсутствующие наследники - это те лица, место нахождения которых неизвестно. Установление их места нахождения и призвания к наследованию является обязанностью остальных наследников, исполнителя завещания и нотариуса.

Если призванный к наследованию отсутствующий наследник, место нахождения которого установлено, в течение 6-ти месяцев не отказался от наследства, то остальные наследники обязаны известить его о разделе наследственного имущества. В том случае, если через три месяца после такого из­вещения отсутствующий наследник не выразит своего желания об участии в разделе наследства, тогда остальные наследники могут произвести раздел самостоятельно, с учетом его доли.

Если через год после открытия наследства отсутствующий наследник не объявиться и о его месте нахождения будет неизвестно, то наследники могут произвести раздел наследственного имущества, выделив долю отсутствую­щего наследника

К числу отсутствующих наследников законодатель относит зачатых, но еще не родившихся наследников. С той разницей, что отсутствующие наследники - это субъекты права, а зачатые, но не родившиеся - это только предполагаемые наследники, с условием, что они родятся живыми.

Пункт 2 ст. 115 ГК РК под общим понятием имущество объединяет имущественные блага и права к которым относятся: вещи, деньги, в том чис­ле иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, иму­щественные права и другое имущество. Однако, как мы уже отмечали ранее, в наследственном праве имущество рассматривается в более широком аспек­те, т.е. под имуществом понимаются не только имущественные блага и пра­ва, но также имущественные требования и долги.

Положение п. 2 ст. 758 ГК РК условно делит вклады на два вида - вкла­ды, в отношении которых нет никаких распоряжений, так называемые «сво­бодные вклады» и вклады, в отношении которых имеются «специальные распоряжения».

Первый вид вкладов входит в состав наследства и подчиняется прави­лам Гражданского кодекса, т.е. переходит к наследникам по закону или по завещанию по правилам о наследовании.

Второй вид вкладов не входит в состав наследства, и вкладчик не связан никакими ограничениями, существующими в наследственном праве (напри­мер, правилами ст. 1069 ГК РК на обязательную долю). После смерти вклад­чика вклад переходит к указанным в договоре банковского вклада лицам. Если лица, получившие указанный вклад, относятся к числу наследников вкладчика, то эти вклады не засчитываются при определении размеров их наследственных долей.

Таким образам, в зависимости от того, указал ли вкладчик в установ­ленной форме договора банковского вклада лиц, которым в случае его смер­ти будет выдан вклад или не указал, зависит, входит ли банковский вклад в состав наследства или нет, и соответственно отсюда возникают различные юридические последствия.

Вкладчик при жизни не лишается права свободного распоряжения сво­им вкладом, может его отменить или изменить. Должник, в соответствии с п. 1 ст. 756 ГК РК, обязуется принять от вкладчика деньги (вклад), выплачи­вать по ним вознаграждение в размере и порядке, предусмотренных догово­ром банковского вклада, и возвратить вклад на условиях и в порядке, преду­смотренных для вклада данного вида законодательными актами и догово­ром. В данной ситуации, условием договора банковского вклада является смерть вкладчика, в случае, когда банк обязан выдать вклад указанному вкладчиком лицу.

С момента смерти вкладчика вклад принадлежит указанному им лицу. Лицо, которому должен быть выдан вклад, не наследник, а только выгодоприобретатель, а потому и не несет ответственности по долгам наследодате­ля. В этом отношении его положение резко отличается от наслед­ника, получившего вклад по завещанию или в силу наследования по закону, такой наследник (наследники), по общему правилу, несет ответственность по долгам наследодателя в пределах суммы вклада.

В соответствии со ст.1072 ГК РК наследник приобретает право на причитающееся ему наследство или его часть (долю) со времени открытия наследства, если он не откажется впоследствии от наследства, не будет лишен права наследовать и не утратит право наследовать вследствие признания недействительным завещательного распоряжения о назначении его наследником.

Наследник по завещанию или по закону не обязан был принимать наследство

Так, согласно ст. 1072 ГК РК, наследник приобрета­ет право на причитающееся ему наследство или его часть (долю) со времени открытия наследства, если он не откажется впоследствии от наследства, не будет лишен права наследовать и не утратит право наследовать вследствие признания недействительным завещательного распоряжения о назначении его наследником. Если наследник не желает приобрести наследство, то он должен отказаться от него.

Если наследник не хочет принять наследство, он должен совершить акт отказа от наследства. В настоящее время отказ от наследства есть волевой акт, представляющий собой бесповоротную одностороннюю сделку, совершаемую путем подачи заявления в но­тариальную контору.

Отказ от наследства должен быть совершен в течение шести месяцев со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о своем призвании к наследованию. При наличии уважительных причин этот срок должен быть продлен судом, но не более чем на два месяца. Отказ совершается путем подачи заявления нотариусу по месту открытия наследства. При отказе от наследства допускается представительство, если такие полномочия были предоставлены по доверенности. В соответствии с Законом РК «О браке и семье» отказ от наследства, причитающегося несовершеннолетнему наследнику, может быть совершен его законными представителями при наличии согласия органа опеки и попечительства. По смыслу ст.22 ГК РК следует, что несовершеннолетний от 14 до 18 лет может сам совершить отказ от наследства при наличии согласия законных представителей. При этом законные представители такого несовершеннолетнего могут дать свое согласие на отказ несовершеннолетним от причитающегося наследства только при условии, если есть на это есть согласие органа опеки и попечительства (п.2 ст.114 Закона РК «О браке и семье»).

Отказ от наследства не может быть впоследствии отменен или взят обратно. Наследник утрачивает право отказаться от наследства по истечении предоставленного ему для этого срока. Он утрачивает это право также и до истечения указанного срока, если фактически вступил во владение наследственным имуществом либо распорядился им, либо обратился за получением документов, удостоверяющих его права на это имущество.

Допускается отказ от наследства путем указания лиц, в пользу которых совершается отказ, либо без указания таковых. В соответствии с п.5 ст.1074 ГК РК отказ может быть совершен только в пользу наследников по завещанию или по закону любой очереди. Отказ от наследства при этом не может быть совершен в пользу наследников, лишенных завещателем наследства.

В соответствии со ст.1079 ГК РК часть наследства, от которого отказался наследник, поступает к наследникам по закону, призванным к наследованию, и распределяется между ними пропорционально их наследственным долям. Указанное правило не применяется в тех случаях, когда все имущество наследодателя завещано наследникам по завещанию. Отказ от наследства в таких случаях поступает к остальным наследникам по завещанию. Наследование по закону в таких случаях не наступает. Однако, если наследником по завещанию является одно лицо и оно отказалось от наследства, должно наступать наследование по закону.

Приращение долей по изложенным правилам происходит не только при отказе от наследства, но в других случаях, когда отпадают основания для наследования определенного лица. Например, при признании наследника недостойным наследником и т.д. При применении указанных положений ГК РК возникает вопрос о том, является ли смерть наследника, умершего после открытия наследства, и не имеющего наследников, основанием для приращения долей оставшихся наследников, или признается выморочным и переходит к государству. Указанная часть наследства не входит в состав наследственного имущества данного наследодателя, а должна уже признаваться наследственным имуществом наследника, умершего после принятия наследства, не успев принять его. Изложенное означает, что при отсутствии у него наследников оно переходит к государству на основании ст.1083 ГК РК. Для данного случая необходимо было сделать исключение и указанное имущество включить в наследственную массу наследодателя, что влечет за собой приращение долей оставшихся наследников.

Оформление наследственных прав осуществляется после истечения шестимесячного срока после открытия наследства. Для этого наследники обращаются в нотариальную контору по месту открытия наследства. Таким образом, если в состав наследства входит недвижимое имущество, находящееся вне места открытия наследства, оформление прав также производится по месту открытия наследства. Нотариус выдает по просьбе наследников свидетельство о праве на наследство, который является правоустанавливающим документом. Допускается выдача таких свидетельств до истечения шестимесячного срока, если у нотариуса имеются данные о том, что кроме лиц, обратившихся за выдачей свидетельства, других наследников в отношении соответствующего имущества либо всего имущества не имеется.

История экономических учений

История экономических учений   Экономические теории докапиталистического способа производства
  Эпоха зарождения и развития капитала
  Экономические теории ХХ века
  Экономические теории ХХ века (неолиберальные теории, маржинализм)

2.1. Особенности экономических воззрений в традиционных обществах (отношение к собственности, труду, богатству, деньгам, ссудному проценту), систематизация экономических знаний, первые теоретические системы (меркантилизм, физиократы, классическая политическая экономия, марксизм).

Первые научные представления об экономике сформировались в эпоху традиционных обществ. Она имеет обширные хронологические границы - от древнейших времен до XVII века и включает общества восточных деспотий, греко-римскую цивилизацию, средневековье и эпоху торгового капитализма.

В традиционных обществах преобладало сельскохозяйственное производство, большая часть общественного продукта производилась в аграрном секторе и значительная часть населения была занята в сельском хозяйстве. Общества имели натурально-хозяйственную основу: преобладало не товарное, а натуральное хозяйство. Вместе с тем углубление общественного разделения труда, поступательное развитие промышленности и торговли вело к формированию рыночных отношений и институтов, которые постепенно вытесняли натуральное хозяйство, формируя предпосылки для товарного производства.

В этих обществах были широко распространены отношения личной зависимости: производители не были самостоятельны в принятии хозяйственных решений. Они зависели от господствующей социальной группы, обладавшей монополией на основные экономические ресурсы: государственного бюрократического аппарата в восточных деспотиях, рабовладельцев в античном мире, феодалов в эпоху средневековья. Это вело к господству внеэкономического принуждения к труду. Вместе с тем, элементы экономической заинтересованности постепенно развивались и вытесняли внеэкономическое принуждение. Технологическую основу традиционных обществ составляла ручная техника. Низкая производительность ручного труда ограничивала возможности экономического роста и увеличения национального богатства. Большая часть прибавочного продукта использовалась на потребление, а не на накопление и расширение производства; норма накопления не превышала 5%. Рост богатства отдельных социальных групп и индивидов происходил не за счет увеличения национального богатства, а за счет его перераспределения.

Истоки экономической науки находятся уже в учениях мыслителей древнего мира.

Так, в древнеиндийских «Законах Ману» (IV - III в. до н. э.) отмечается

существование общественного разделения труда, отношений господства и подчинения. В трудах Конфуция (551 - 479 г. г. до н. э.) обнаруживается

различение умственного и физического труда; причем, по убеждению мыслителя, первый - монополия высших слоев общества, второй - удел простолюдинов.

Экономические взгляды древнегреческих мыслителей: Ксенофонта (430 - 345 г. г. до н. э.), Платона (427 - 347 г. г. до н. э.), Аристотеля (384 - 322 г. г. до н. э.) - можно охарактеризовать как исходные пункты современной экономической науки, так как в них содержатся следующие важные положения:

· идея о полезности как основе ценности благ,

· оценка стоимости продукта также и трудом;

· рассмотрение товарного обмена как обмена эквивалентов.

Термин «экономия» (oikonomia) был введен в оборот Аристотелем,

исследовавшем рабовладельческие хозяйства. «Ойкос» - дом, хозяйство; «номос» - учение, закон.

Все древние мыслители физический, производительный труд считали неприличным занятием для свободного гражданина.

Как наука экономическая теория возникла в ХVI- XVIII веках. Это – период становления капитализма, зарождения мануфактуры, развития общественного разделения труда, формирования внутренних рынков и мировой торговли, интенсификации денежного обращения. В это время создается первая значительная школа в мировой экономической науке - меркантилизм (меркантильный - денежный).

Сущность этого учения состоит в специфическом определении источника происхождения богатства. Этот источник меркантилисты выводили из сферы обращения, отождествляя богатство с деньгами, первоначально - только с золотом. Решение многих экономических проблем они видели в запрещении вывоза благородных металлов, ограничении импорта, поощрении хозяйственной деятельности, связанной с притоком в страну денег, поддерживали идею активного торгового баланса.

Составляющая меркантилизма - политика протекционизма, направленная на защиту национальной экономики от зарубежных конкурентов.

Наиболее известные меркантилисты: Томас Ман (1571 - 1641 г. г.) и Антуан Монкретьен (1575 - 1621 г. г.). Последний ввел в научный оборот термин «политическая экономия», опубликовав в 1615 г. «Трактат по политической экономии». Первая часть термина проистекает от греческого «политейя» - «государственное устройство». Дословно политэкономия переводится как законы хозяйствования в государстве. Появление этого термина связано с усилением роли государства в экономической жизни. С тех пор понятие используется с разной интенсивностью как обозначение общей экономической теории.

Англия XVII века была самым экономически развитым европейским государством. Не случайно здесь появилось немало мыслителей - экономистов, среди них - Вильям Петти (1623 - 1686 г. г.). Важнейшие его работы: «Трактат о налогах и сборах» (1662 г.), «Политическая арифметика» (1646 г.), «Кое-что о деньгах» (1682 г.). Знаменитый афоризм Петти: «Труд есть отец и активнейший принцип богатства, а земля - его мать».

Шотландец Джон Ло (1671 - 1729 г. г.), современник В. Петти, впоследствии ставший генеральным контролером финансов Франции, известен экономистам как «отец инфляции». Понимая, что деньги не являются реальным богатством, он считал, что увеличение количества денег в стране способствует стимулированию предпринимательства, экономическому процветанию. Д. Ло предпринял попытку введения в обращение бумажных денег. Однако в то время еще не созрело понимание необходимости жесткого контроля за денежным обращением и попытка оказалась неудачной: деньги упали в цене десятикратно, что расстроило даже крупные состояния и экономику страны в целом.

Французский экономист Франсуа Кенэ (1694 - 1774 г. г.) - глава школы

физиократов (термин произошел от греческих слов: phisis - природа, kratos -

власть). В центре теоретической системы физиократов - сельское хозяйство, производительным они считали лишь земледельческий труд.

«Экономические таблицы» (1758 г.) Ф. Кенэ - попытка анализа общественного воспроизводства с позиции установления пропорциональности натуральных и денежных потоков в движении общественного продукта.

Анн Робер Жак Тюрго (1727 ‒ 1781 г. г.) - французский экономист, финансист, представитель школы физиократов. И сегодня сохраняет ценность предложенный им «закон убывающего плодородия», который расширительно сегодня трактуется как «закон убывающей производительности (отдачи)». Согласно А. Тюрго, увеличение приложения труда к земле приводит к тому, что каждая последующая затрата труда оказывается менее производительной.

Основоположником классической школы в экономической науке является Адам Смит (1729 - 1790 г. г.). Основной его труд – «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776 г.). Центральная идея этого труда - идея либерализма в экономике - минимальное вмешательство государства, рыночное саморегулирование на основе свободного движения цен. Экономические регуляторы Смит назвал «невидимой рукой рынка».

А. Смит считал, что хозяйственная деятельность осуществляется людьми, склонными к реализации, прежде всего собственной выгоды, в этой связи ввел термин «экономический человек». Ориентация на реализацию личного интереса обусловливает, согласно взглядам Смита, упорядоченность в экономических отношениях.

А. Смит утверждал: «Для того, чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужны лишь в меру легкие налоги и терпимость в управлении: все остальное сделает естественный ход вещей». Он заложил основы трудовой теории стоимости (но не был последовательным ее сторонником), показал значение разделения труда как условия повышения его производительности, четко сформулировал принципы рационального налогообложения.

Давид Рикардо (1772 - 1823 г. г.) - другой представитель английской классической политической экономии. Основной труд Д. Рикардо – «Начала

политической экономии и налогового обложения» (1817 г.). Отличительная черта его научной системы - признание закона стоимости фундаментом, на котором выстраивается в единое целое теория политической экономии.

Д. Рикардо считал, что единственный источник стоимости - труд рабочего, который лежит в основе доходов различных классов (заработной платы, прибыли, процента, ренты). Из этого он сделал социальный вывод: прибыль - результат неоплаченного труда рабочего.

Он выявил тенденцию нормы прибыли к понижению, раскрыл механизм образования дифференциальной ренты.

Принцип сравнительных издержек, выдвинутый Д. Рикардо, и сегодня используется для обоснования эффективности международной специализации и кооперирования производства.

Жан Батист Сэй - французский экономист (1767 - 1832 г. г.), которого К. Маркс называл одним из первых представителей вульгарной политической экономии.

Ж. Сэй - сторонник свободной торговли и невмешательства государства в экономику. Он идеализировал систему свободного рынка, отрицал возможность экономических кризисов, допускал возможность перепроизводства лишь отдельных товаров.

«Закон Сэя»: «Предложение рождает свой спрос». Иными словами, спрос в рыночной экономике, в конченом счете, определяется предложением, следовательно, экономика всегда достигает равновесия.

Джон Стюарт Милль (1806 - 1873 г. г.) - английский экономист, философ, общественный деятель. Его главная работа «Основания политической экономии и некоторые приложения ее к социальной философии» была написана в 1848 г., в которой Д. Милль дал развернутое и систематизированное изложение положений классической школы.

Основной формой преодоления пороков капитализма он считал реформирование принципа частной собственности путем ограничения права наследования.

Кроме того, Д. Милль считал необходимым ради улучшения капиталистической системы осуществлять перераспределение доходов. Он также обосновал принципы рационального налогообложения и заложил основы буржуазного реформизма.

Марксизм - направление в теоретической экономике, представляющее собой всестороннее исследование законов развития капиталистического общества и концепцию социализма (коммунизма) как новой экономической системы. Основоположником марксизма является Карл Маркс (1818 - 1883 г. г.) - немецкий ученый, социолог, экономист, общественный деятель. Главный его труд – «Капитал».

Важнейшие открытия К. Маркса:

· учение об общественно-экономических формациях;

· выявление исторически преходящего характера капитализма как социально-экономической системы;

· теория воспроизводства и экономических кризисов;

· учение о двойственном характере труда, воплощенного в товаре;

· учение о прибавочной стоимости, выявление сущности наемного труда и капиталистической эксплуатации;

· оригинальный анализ эволюции форм стоимости и истории возникновения денег;

· сущность абсолютной ренты.

Главное внимание К. Маркс уделял социальным аспектам экономических отношений, антагонизму классов. Практических рекомендаций по усовершенствованию капиталистических отношений он не дал, так как не видел их.

Опирались на исследования К. Маркса не только его последователи, но и критики.

Догматизм «марксистов» оказал не менее негативное влияние на развитие отечественной экономической мысли, чем критика марксизма.

Социальными аспектами экономических отношений современные экономисты - теоретики Запада только начинают активно заниматься. При этом им неизбежно приходится обращаться к истокам - учению К. Маркса.

2.2. Формирование и эволюция современной экономической мысли: маржиналистская революция, австрийская школа, неоклассическое направление, кейнсианство, монетаризм, институционализм.

Маржиналистская революция

Возникновение теории, берущей за основу ценности не затраты труда, а полезность, трактуется как «маржиналистская революция». Маржинализм в качестве самостоятельного течения экономической мысли оформился во 2-й половине ХIХ в

Конец XIX в. стал временем бурного экономического развития стран Западной Европы и США, что явилось следствием завершившегося промышленного переворота. Наиболее развитые державы вошли в период промышленного капитализма и свободной конкуренции. Мощное развитие рыночных отношений как внутри стран, так и между ними, обусловленное углублением процесса разделения труда, обострило внимание современников к ценообразованию, роли денег, законам поведения субъектов рынка и т. п. Эти проблемы и явились основным объектом исследования маржиналистов.

Быстрое экономическое развитие сопровождалось кризисами, усилением социальной напряженности, доходившей до крайних форм. Это явилось питательной средой для достаточно широкого распространения марксистской теории, которая обосновывала неизбежность гибели тогдашнего экономического порядка.

Наблюдался определенный кризис классической школы: известную популярность приобретает историческая школа в Германии, что ставило под сомнение методы классиков политической экономии.

Поэтому не менее существенной причиной возникновения маржинализма можно считать стремление ученых – экономистов найти выход из кризиса экономической теории, их стремление открыть определенные новые перспективы современному им экономическому порядку.

Школа маржинализма сформировалась на основе критики исторической школы, абсолютизировавшей эмпирический метод в изучении экономических явлений. Маржиналисты, напротив, доказывали необходимость общих закономерностей экономической жизни, первостепенность абстрактно логического метода научного анализа, вне зависимости от национальной специфики. Эта принципиальная позиция методологии дает основание утверждать о родстве маржинализма с рикардианством. В связи с этим маржиналистов (особенно представителей кембриджской школы) называют еще и «неоклассиками». В то же время маржинализм противопоставил рикардианской трудовой теории стоимости теорию полезности, где величина меновой стоимости выводится не из необходимых трудовых затрат, а из интенсивности потребления. Существовавшая ранее теория полезности (Э. Кондильяк и Ф. Галиани), была усовершенствована маржиналистами на основе применения метода предельного анализа, который и дал название новой экономической школе. Этот метод применялся впоследствии при построении других концепций маржинализма: теории общего равновесия, распределения, издержек производства и др.

Маржинализм в значительной мере был направлен и против теории Карла Маркса, базирующейся на трудовой теории стоимости классической школы. При этом маржиналистской школе характерен, по существу, отход от идеологизации экономического анализа, попытка ограничиться объектом «чистой прибыли», без примеси социальных или конкретно – экономических дисциплин, связанных с идеологией. Маржиналисты отказались даже от самого термина «политическая экономия», введенного в научное употребление в 1615г. А. Монкретьеном, предпочитая нейтральное понятие «экономика».

В истории любой науки не так уж много «революций», т. е. ситуаций, когда господствующий подход к изучению ее предмета (общее видение и инструменты анализа), а иногда и сам этот предмет резко изменяется в течение относительно короткого промежутка времени.

Самой значительной революцией в истории экономической науки, видимо, следует считать маржиналистскую революцию, которую принято датировать 70-ми годами XIX в. Изменения были настолько радикальными, что наука поменяла даже свое имя (начиная с У. С. Джевонса и А. Маршалла, в англоговорящих странах ее стали называть economics вместо political economy). После маржиналистской революции господствующая экономическая (точнее, микроэкономическая) теория становится значительно более похожей на современную, чем до нее. В этом смысле можно сказать, что именно с этого периода берет начало история современной микроэкономической теории, тогда как раньше можно было говорить лишь о ее предыстории.

К началу маржиналистской революции господствующими в экономической мысли являлись классическая и историческая школы.

Хронологически маржиналистскую революцию принято связывать с выходом в свет трех книг: «Теории политической экономии» У. С. Джевонса и «Оснований политической экономии» К. Менгера в 1871 г., а также «Элементов чистой политической экономии» Л. Вальраса в 1874 г.

Одновременно и независимо друг от друга вышедшие в трех странах - Англии, Австрии и Швейцарии - с совершенно разными социально-экономическими условиями и традициями экономической мысли, эти три книги имели фундаментальное сходство, позволившее потомкам назвать их авторов основателями маржиналистской теории. Это сходство относилось к новому взгляду на то, в чем состоят основные проблемы экономической науки и какими методами их следует решать.

В свершении «маржиналистской революции» в экономической литературе обычно выделяют два этапа.

Первый этап охватывает 70—80-е гг. XIX в., когда возникли обобщения идей маржинального экономического анализа в трудах австрийца К. Менгера и его учеников, а также упомянутых выше англичанина У. Джевонса и француза Л. Вальраса.

При этом ставшая на данном этапе центральной теория предельной полезности товара объявлялась школой главным условием определения его ценности, а сама оценка полезности товара признавалась психологической характеристикой с позиции конкретного человека. Поэтому первый этап маржинализма принято называть «субъективным направлением» политической экономии».

Второй этап «маржиналистской революции» приходится на 90-е гг. XIX в. С этого времени маржинализм становится популярным и приоритетным во многих странах. Главное достижение маржиналистов на этом этапе — отказ от субъективизма и психологизма 70-х гг., с тем чтобы подтвердить, говоря словами Й. Шумпетера, что «целью чистой экономики... всегда оставалось объяснение регулярного хода экономической жизни на основе данных условий».

В результате представители «новых» маржинальных экономических идей стали расцениваться в качестве преемников классической политической экономии и называться неоклассиками, а их теория, соответственно, получила название «неоклассической». На втором этапе «маржинальной революции» — этапе формирования неоклассической политической экономии — наибольший вклад внесли англичанин А. Маршалл, американец Дж. Б. Кларк и итальянец В. Парето.

Эволюцию маржинальных идей на двух обозначенных выше этапах «маржинальной революции» можно охарактеризовать следующим образом:

1. Вначале маржинализм в своем субъективном течении акцентировал внимание на значении экономического анализа в части проблематики, связанной с потреблением (спросом), а классики, как известно, исходили из приоритета проблем производства (предложения). Но затем неоклассики (второй этап «маржинальной революции») обосновали необходимость одновременного (системного) изучения обеих сфер, не выделяя ни одну из них и не противопоставляя их друг другу.

2. Маржиналисты первой волны (субъективное направление экономической мысли), используя, подобно «классикам», причинно-следственный анализ, как бы повторили своих предшественников. Речь идет о том, что приверженность каузальному подходу привела и тех и других к признанию стоимости (ценности) товарных благ в качестве исходной категории экономического исследования. Правда, с одной существенной разницей: «классическая школа» считала первичной в экономике сферу производства и источником формирования стоимости издержки производства, а «субъективная школа» считала первичной сферу потребления и обусловленность цен полезностью товаров и услуг.

В свою очередь маржиналисты второй волны, ставшие родоначальниками неоклассического направления экономической теории, благодаря замене каузального подхода функциональным исключили из «поля зрения» экономической науки существовавшую почти 200 лет дилемму о первичности и вторичности по отношению друг к другу сфер производства и потребления, а соответственно, и споры о том, что лежит в основе стоимости (цены). Неоклассики, образно говоря, «объединили» сферу производства и сферу потребления в объект целостного системного анализа, распространив характеристику предельных экономических величин еще и на сферы распределения и обмена. В результате произошло естественное объединение обеих теорий стоимости (издержек «классиков» и полезности «субъективистов») в одну двухкритериальную теорию, базирующуюся на одновременном соизмерении и предельных издержек, и предельной полезности.

3. В отличие от первого этапа «маржинальной революции» на втором ее этапе наряду с функциональным методом экономического анализа всемерно утвердился и метод математического моделирования экономических процессов как средство реализации концепции об экономическом равновесии на уровне микроэкономики, т.е. отдельных хозяйствующих субъектов, из-за чего у неоклассиков незаслуженно из предмета экономической науки вплоть до 30-х гг. XX в. выпала проблематика факторов роста экономики и макроисследования. Но при этом маржиналисты последней трети XIX в., а затем и их последователи в первой трети XX в. по-прежнему полагали, что экономический рост благодаря «свободной» конкуренции поддерживается автоматически, и продолжали разделять несостоятельный в действительной жизни «закон рынков» Ж. Б. Сэя с его главной идеей о саморегулируемости и равновесности экономики.

4. Неоклассики переняли у «первых учителей экономической науки», т. е. у классиков, главное — приверженность принципам экономического либерализма и стремление «держаться чистого знания» или, как еще говорят, «чистой теории» без субъективистских, психологических и прочих неэкономических наслоений. Поэтому признавая, что маржиналисты «второй волны» в отличие от маржиналистов «первой волны», да и в отличие от классиков расширили предмет исследования (прибегнув для этого в противоположность своим предшественникам к качественно новому методологическому инструментарию, как-то: системный, благодаря возможностям математики и замене каузального и классификационного анализа, подход к исследованию хозяйственного механизма; функциональная характеристика взаимосвязи и взаимообусловленности экономических показателей), надо признать и обратное: неоклассики в то же время сузили предмет своего исследования из-за намеренного изъятия из круга теоретико-методологических задач экономической науки проблематики как социальной, так и макроэкономической направленности.

Австрийская школа

Австрийская школа (иногда её называют Венской), субъективно-психологическое направление в буржуазной политической экономии. Возникла в Австрии в 80-х гг. XIX в. как реакция на появление 1-го тома «Капитала» К. Маркса, распространение марксистского экономического учения и рост революционного рабочего движения. Она стремилась противопоставить марксизму систему буржуазной теоретической политэкономии, отвечающую новым задачам буржуазной апологетики. Основателем австрийской школы был К. Менгер. В конце XIX и начале XX вв. ее возглавляли К. Менгер, Ф. Визер, Э. Бём-Баверк, Э. Сакс. В 20-е гг. XX в. её преемницей стала «молодая австрийская школа», представленная Л. Мизесом, Ф. Хайеком, Р. Штиглем, О. Моргенштерном, П. Розенштейн-Роданом, Г. Хаберлером, сыгравшими впоследствии видную роль в развитии современной буржуазной политической экономии.

Методологические принципы австрийской школы были сформулированы в книге К. Менгера «Исследования о методе общественных наук и политической экономии в особенности» (1883) и в памфлете «Ошибки историзма в немецкой политической экономии» (1884). Система теоретических взглядов школы изложена в книгах К. Менгера «Основания политической экономии» (1871), Э. Бём-Баверка «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886) и «Капитал и прибыль» (1884—1889), Ф. Визера «О происхождении и основных законах хозяйственной ценности» (1884) и «Естественная ценность» (1889).

Австрийская школа вульгаризировала понятие предмета политической экономии: политэкономия должна изучать не экономические отношения людей, а явления экономической жизни с точки зрения сознания хозяйствующего субъекта. Всё капиталистическое общество, по мнению её теоретиков, представляет собой механическую совокупность «хозяйствующих субъектов», связанных только рыночными отношениями. Поэтому задача политэкономии — изучать отношения купли-продажи и на их основе открывать вечные, естественные законы экономического развития общества. Теоретики австрийской школы пользовались антинаучным идеалистическим субъективно-психологическим методом.

Австрийская школа разработала теорию предельной полезности благ — субъективно-психологическую теорию ценности и основанную на ней теорию капитала и процента. Основная категория теории школы — предельная полезность — рассматривается как субъективная полезность предельного экземпляра, удовлетворяющего наименее настоятельную потребность в благе данного рода. Согласно её учению, предельной полезностью определяется ценность благ, которая зависит, т. о., от соотношения запаса этого блага и потребности в нём. Сторонники австрийской школы утверждают, что вместе с ростом запаса при данной потребности снижается предельная полезность и, следовательно, ценность блага, а при уменьшении запаса они возрастают.

Т. о., ценность блага якобы зависит от степени насыщения потребности в нём.

Уровень предельной полезности вещи зависит также и от её редкости. Из субъективной ценности (предельной полезности) австрийская школа выводит «объективную меновую ценность», из неё — рыночную цену, которая трактуется как равнодействующая субъективных оценок благ покупателями и продавцами. Этот переход от субъективных оценок к реальной цене — наиболее уязвимое место теории предельной полезности вследствие неизмеримости субъективных ощущений и их несопоставимости с объективными стоимостными и денежными величинами. Ни австрийская школа, ни другие буржуазные школы не нашли решений этого основного вопроса.

Главная модель предельной полезности — «шкала Менгера» — представляет собой попытку объяснить место каждого блага в шкале полезностей и степень насыщения потребности в нём. В этой модели различаются абстрактная полезность различных категорий благ (предметы питания, одежда, обувь, топливо, украшения и т. п.) и конкретная полезность каждой единицы данного рода благ (например, 1-го, 2-го, 3-го и т. д. килограмма хлеба; 1-й, 2-й, 3-й и т. д. пары обуви), причём виды потребностей располагаются в нисходящем порядке — от более важных к менее важным; внутри же каждого вида благ полезности конкретных единиц данного блага тоже располагаются в нисходящем порядке.

Эта модель призвана иллюстрировать оптимальный потребительский выбор по принципу уравнения предельных полезностей благ разного рода, но она не отражает истинных процессов, происходящих на капиталистическом рынке.

Неспособность австрийской школы вывести из субъективной ценности рыночную цену как равнодействующую получила своё выражение и в модели ценообразования Бём-Баверка, построенной по принципу образования равнодействующей оценок различных пар продавцов и покупателей и показывающей, что «высота рыночной цены ограничивается и определяется высотой субъективных оценок товара двумя предельными парами».

Модель оставляет открытым основной вопрос — обусловленность субъективных оценок и их различий платёжеспособностью покупателей и издержками производства продавцов, т. е. объективными условиями товарного производства, в которых цена определяется не субъективными оценками, а стоимостью товаров. При этом в рыночной конкуренции, вызывающей отклонения цены от стоимости, участвуют все покупатели и продавцы, вследствие чего цена тяготеет не к оценкам их «предельных пар», а к общественно необходимым затратам труда. Только в том случае, если указанные предельные оценки совпадают с уровнем общественно необходимых затрат, они могут соответствовать действительно рыночным ценам. Как и шкала Менгера, модель Бём-Баверка может иллюстрировать индивидуальные мотивы поведения отдельных агентов рынка, но не причины, вызывающие эти мотивы. Никакого самостоятельного значения для теории ценообразования обе эти схемы иметь не могут.

Используя субъективно - психологическую теорию ценности, австрийская школа выдвинула буржуазно-апологетическую теорию процента и прибыли, непосредственно противопоставляемую марксистскому учению о прибавочной стоимости. Источник процента усматривается в разнице, возникающей между более высокой субъективной оценкой потребительских благ как благ настоящего и менее высокой оценкой средств производства как благ будущего («благ отдалённого порядка»). Труд рассматривается как благо будущего и поэтому в каждый данный момент он должен оплачиваться ниже ценности его продукта. Т. о. полностью отрицается наличие капиталистической эксплуатации.

Австрийская школа положила начало применению теории предельной полезности также в построении буржуазных концепций социалистической экономики и планирования. Ф. Визер и И. Шумпетер, рассматривая предельную полезность как чистую экономическую логику и считая её основой для оптимального распределения ресурсов, пытались использовать её для построения теории социалистического хозяйства. Австрийский профессор А. Шеффле, выработавший схему центрального планирующего органа при социализме, считал невозможным применение в социалистической экономике трудовой теории стоимости. Эти взгляды развивают в 60-е гг. XX в. теоретики т. н. немарксистского социализма (Р. Кэмпбелл, А. Лернер и др.), утверждающие, что экономическая наука социалистических стран должна перейти на позиции маржинализма.

Неоклассическое направление

Неоклассическое направление (Neoclassical Economics), направление экономической мысли, возникшее в 1870-х гг. Его основатели: К. Менгер, Ф. Визер, Э. Бем-Баверк (австрийская школа), У. Джевонс и Л. Вальрас (математическая школа), Дж. Б. Кларк (американская школа), А. Маршалл и А. Пигу (кембриджская школа).

Возникновение неоклассического направления представляло, с одной стороны, реакцию на классическую школу, в том числе марксизм, с ее стремлением анализировать глобальные динамические процессы и закономерности развития капитализма. С другой стороны, оно отражало стремление экономистов того времени сформулировать закономерности оптимального режима хозяйствования отдельных предприятий (фирм) в условиях системы свободной конкуренции, определить принципы экономического равновесия этой системы. Обе задачи решались на путях кардинального пересмотра, как предмета, так и метода политической экономии, созданной классиками буржуазной экономической мысли.

Сторонники нового направления объявили предметом своего исследования так называемую «чистую экономику» независимо от общественной формы ее организации. Единичным объектом исследования стали не общехозяйственные категории, связанные с поведением общественных групп, классов, а поведение и субъективные мотивы так называемого «экономического человека» (homo economicus), который руководствуется «принципом гедонизма», то есть исходит из разумного стремления к своему правильно понятому интересу. Такой «экономический человек», в какой бы роли он ни выступал (потребителя, предпринимателя или продавца рабочей силы), всегда стремится максимизировать свой доход (или полезность) и минимизировать затраты (или усилия). В качестве основной количественной категории анализа сторонники неоклассической школы использовали понятие предельной (marginal), или дополнительной, величины, характеризующей эффект, получаемый от дополнительной единицы потребления продукта (предельная полезность) или затраты производственного фактора (предельная производительность).

Использование предельных величин открыло широкие возможности для применения в экономическом анализе математических методов (в частности аппарата дифференциального исчисления)

На этой основе представители неоклассического направления попытались обосновать так называемые «естественные» законы, определяющие стоимость и цены, в том числе и цены производственных факторов, то есть прибыль (процент), заработную плату и ренту, а также законы распределения доходов. В противовес трудовой теории стоимости они выдвинули теорию предельной полезности. В соответствии с этой теорией стоимость рассматривалась как субъективная категория, величина которой (субъективная оценка) определялась полезностью последней, дополнительной единицы предмета потребления. Предельная полезность, согласно этой теории, определяла цены предметов потребления и косвенным образом, через предметы потребления, «цены» производственных факторов.

Общие принципы теории предельной полезности получили дальнейшее развитие в теории предельной производительности факторов, особенно в теории капитала П. Уикстеда, К. Викселля и Дж. Б. Кларка. Согласно этой теории, стоимость рассматривалась как результат производственной деятельности, в ходе которой каждый из производственных факторов (труд, земля и капитал) вносят свой «вклад» в ее образование. Этот «вклад» равен тому добавочному продукту, который будет получен при небольшом приросте одного из производственных факторов — так называемому «предельному продукту» — при неизменности всех остальных. В условиях совершенной конкуренции предельные продукты определяют и цены производственных факторов, то есть заработную плату, прибыль и ренту. Отсюда следует, что и распределение осуществляется в соответствии с «естественными» справедливыми законами.

Неоклассическое направление выдвинуло также теорию общего экономического равновесия, согласно которой механизм свободной конкуренции и рыночного ценообразования обеспечивает не только «справедливое» вознаграждение факторов производства, но и полное использование («аллокационную эффективность») экономических ресурсов. Эта теория явилась обоснованием концепции внутренней устойчивости капиталистической экономики, основанной на действии «невидимой руки» конкуренции (Л. Вальрас).

Неоклассическая теория получила наивысшее развитие в работах английских экономистов А. Маршалла и А. Пигу. Заслуга этих экономистов состоит и в том, что они попытались вписать в неоклассические рамки целый ряд реальных явлений, не получивших отражения в моделях рынка совершенной конкуренции. К ним относятся так называемые экстерналии, или внешние эффекты (например, отрицательное воздействие на внешнюю среду); возможность появления монополии и необходимость создания так называемых общественных благ. Все три типа явлений рождают проблемы, с которыми рынок не может справиться (так называемые «провалы рынка»), поэтому здесь и только здесь требуется вмешательство государства. В остальном сторонников этого направления отличает от кейнсианцев отрицательное отношение к государству как органу контроля над процессами воспроизводства, к росту государственных расходов, стремление ограничить государственное регулирование экономики с помощью бюджетных и кредитно-денежных инструментов.

В последней четверти 20-го столетия в условиях критики кейнсианства значительное развитие обрела так называемая «новая неоклассическая школа», сформировавшаяся на базе теории рациональных ожиданий. Сторонники этой теории (Р. Лукас, П. Сарджент, Г. Уоллес, Р. Барро) выступили с реформой основного постулата неоклассической теории, характеризующего поведение экономического объекта. Используя абстрактные модели экономического равновесия, сторонники этой теории анализируют реакции экономической системы при условии, что ее агенты не только располагают достаточной информацией о будущем развитии экономики, включая последствия правительственных мероприятий, но и способны рационально действовать, ожидая те или иные изменения в экономической ситуации. Они считают, что обычно макроэкономическая политика базируется на моделях, обобщающих характер экономических реакций в прошлом, то есть прошлое экономическое поведение субъектов. Они не учитывают их будущее поведение, которое будет меняться в зависимости от их ожиданий и вследствие самих действий правительства. Это ведет к тому, что экономическое регулирование, особенно политика стабилизации конъюнктуры, не в состоянии корректировать ход экономического развития и лишь вносит в него дополнительные нарушения. Например, экономическая политика расширения спроса на основе увеличения денежного предложения ведет к тому, что информированные и рационально мыслящие участники производственного процесса, предвосхищая будущий рост цен, предпримут все возможное, чтобы заранее увеличить свои номинальные доходы. В итоге вместо предполагаемого оживления производства произойдет всего лишь очередное инфляционное повышение цен. Сторонники рассматриваемой теории утверждают, что экономика тяготеет к состоянию равновесия, для которого характерны «естественная норма» безработицы, «естественный» уровень использования производственных мощностей, «естественная» норма процента, реальный уровень которых макроэкономическая политика, манипулирующая денежными рычагами, изменить не в состоянии. Исходя из этого, они отвергают все формы экономической политики, связанные с ограничениями рыночного механизма, манипулированием государственными расходами и денежно-кредитной системой.

Кейнсианство (Keynesianism)

Кейнсианство – это система реформистских взглядов, занимавшая господствующие позиции в западной экономической мысли в 30 - 60-х гг. XX-го в.

Кейнсианская модель экономического развития служила основой экономической политики индустриально развитых стран и сыграла важную роль в трансформации капиталистической экономической системы, в формировании в этих странах современной смешанной экономики, в которой государственное регулирование эффективно взаимодействует с механизмами рынка.

Появление экономической теории Дж. М. Кейнса называют кейнсианской революцией. В 1950-е и 1960-е многие положения кейнсианства были поставлены под вопрос представителями неоклассической школы. Появление монетаризма, соответственно, называют монетаристской контрреволюцией. Развитые теории последователей Д. Кейнса называют неокейнсианство и посткейнсианство.

Кейнсианство сформировалось под влиянием резкого обострения противоречий капиталистического воспроизводства в эпоху общего кризиса капитализма с возникновением государственно-монополистического капитализма.

Сущность кейнсианства — в обосновании необходимости государственного регулирования капиталистической экономики в целях бесперебойного хода капиталистического воспроизводства в интересах монополистов. При рассмотрении экономических явлений в их народно-хозяйственном (макроэкономическом) аспекте для кейнсианства характерно затушевывание социальной сущности экономических явлений, игнорирование исторического характера объективных экономических законов капитализма, преувеличение роли субъективного фактора — психологии людей в экономической жизни федерации.

Под воздействием кризисной обстановки 30-х гг. ХХ в., породившей массовую безработицу, Д. Кейнс сформулировал принципы государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики в виде «теории трудоустроенности», на основе которой им была разработана программа антикризисной экономической политики буржуазного государства.

Главная цель теории кейнсианства— спасти от краха капиталистическую систему производства. Это наглядно выражено в так называемом принципе «эффективного спроса» — центральном пункте кейнсианства. Под «эффективным» понимается спрос, способный обеспечить капиталистам получение максимума доходов. Отрицая закон рынка Сея, по которому предложение товаров автоматически порождает спрос, и признавая возможность несовпадения совокупного предложения товаров и совокупного спроса на них, Дж. М. Кейнс подчеркивает необходимость увеличения общего объема совокупного спроса. Однако он обходит при этом такие пути его расширения, как снижение цен и увеличение заработной платы, то есть предполагает сохранение системы владычества монопольных цен как условие максимизации капиталистических выгод.

Объём «эффективного спроса» зависит, по Д. Кейнсу, от двух групп факторов. Одна из них связана с рынком потребительских товаров, другая — с рынком средств производства. Объём потребительского спроса, по утверждению Кейнса, определяется психологическими моментами: «склонностью к потреблению» и «основным психологическим законом».

Под «склонностью к потреблению» понимаются многочисленные факторы, которые определяют долю национального прибыли, идущую на личное потребление независимо от величины самого национального выгоды. Влияние этого последнего момента выражается в «основном психологическом законе». По Кейнсу, психология союза такова, что с ростом национального профита растет и личное потребление, но в меньшей мере, чем растет профит. В результате увеличивается накопляемая часть национального прибыли, которая изымается из обращения, и на эту величину относительно сокращается спрос на потребительские товары. Таким образом, Д. Кейнс вынужден признать присущую капитализму тенденцию к ограниченности рынка на предметы потребления; однако пытаясь представить ее как выражение определенных психологических черт человеческой природы, он полностью игнорирует объективные экономические законы капитализма, обусловливающие узость потребительского рынка. В повышении заработной платы в этой связи усматривается причина относительного сокращения потребительского рынка, между тем как в действительности рост заработной платы — важнейший фактор расширения рынка.

Д. Кейнс придаёт большое значение роли инвестиций (вложений капитала) в экономике: объём национального выгоды, а следовательно, и совокупного спроса находится в определённой количественной зависимости от общего объёма инвестиций. Эту количественную связь он выражает в теории мультипликатора профита. Действительно, рост инвестиций является важным условием увеличения национального прибыли, но на его объём он влияет не прямо, а косвенно, через увеличение объёма функционирующих средств производства и рабочей силы. Кроме того, инвестиции не являются источником национального выгоды.

Особое предпочтение кейнсианство отдает методам инфляционного понижения заработной платы, нашедшим свое воплощение в политике «замораживания заработной платы» (законодательная фиксация номинальной заработной платы в условиях инфляционного роста цен), широко используемой в капиталистических странах. На самом же деле, понижение заработной платы рабочих является важнейшим фактором сужения рынка и роста доходов буржуазии.

Один из краеугольных камней кейнсианство — регулирование занятости населения. Его цель двояка: найти средства снижения чрезмерно опасного для существования капитализма уровня безработицы (их кейнсианство отождествляет с мерами активизации предпринимательской деятельности), а также разработать рекомендации по использованию «нормального» уровня безработицы (от 3 до 6% безработных), именуемого «полной занятостью населения», в качестве средства максимизации капиталистической дохода. Рост безработицы нередко программируется современными буржуазными правительствами, когда они стремятся понизить заработную плату рабочих и сломить их сопротивление.

Монетаризм (Monetarism)

Монетаризм - направление современной экономической теории, сторонники которого в отличие от кейнсианцев главным источником нестабильности экономической системы считают денежную сферу и нарушение ее функционирования. Основателем и лидером этого направления является М. Фридмен.

В противовес кейнсианской теории М. Фридмен и его сподвижники выдвинули монетарную теорию определения уровня национального дохода и монетарную теорию экономического цикла. Согласно этой теории, важнейшее значение имеет расхождение между денежным спросом и его предложением. Функция денежного спроса у монетаристов носит устойчивый характер. Это означает, что экономика для своего нормального функционирования нуждается в устойчивом увеличении денежного предложения. Но денежное предложение отличается крайней нестабильностью, причем эта нестабильность как раз и порождается политикой государства и центрального банка, которые с помощью кредитно-денежного регулирования пытаются бороться с экономическими кризисами. Именно в расхождении между денежным спросом и предложением, в нестабильности денежного предложения видят монетаристы причину неустойчивости и циклических колебаний экономики.

Монетаризм разработал и свою теорию инфляции. Рост денежного предложения, согласно этой теории, вызывает частично рост реального дохода, а частично рост цен. Два фактора определяют распределение эффекта возросшей денежной массы между увеличением цен и приростом реального дохода. Это, во-первых, соотношение между текущим уровнем производства и уровнем, соответствующим полной занятости. Чем ближе экономика к состоянию полной занятости, тем в большей степени прирост денежной массы будет стимулировать рост цен, а не прирост национального дохода, во-вторых, это ожидаемое поведение цен. В условиях развивающейся инфляции сами ожидания дальнейшего роста цен будут превращать рост денежной массы скорее в дальнейший рост цен, чем способствовать росту реального дохода.

Именно инфляцию — а не кризисы — монетаристы считают основным злом рыночной системы.

Монетаристы выступили и против кейнсианской теории безработицы. Они выдвинули теории «естественной нормы безработицы», «новую микроэкономическую теорию безработицы». Эти теории связывают уровень безработицы с негибкостью рынков труда, с недостатком мобильности рабочей силы, с несовершенством информации, то есть с особенностями предложения самой рабочей силы. Во всех этих теориях безработица выступает как «добровольная» (а не вынужденная, как у Дж. М. Кейнса) и сохраняется на некотором «естественном» уровне постоянно. Причем чрезмерное разрастание социальных выплат со стороны государства ослабляет стимулы к трудоустройству, способствует увеличению «добровольной» безработицы. В этих условиях политика полной занятости, по мнению монетаристов, способна лишь стимулировать инфляцию и усиливать диспропорции на рынке труда.

Монетаристы отвергают и кейнсианскую теорию дефицитного финансирования экономики. Они считают, что бюджетный дефицит ни в коей мере не стимулирует рост экономики. Он либо непосредственно питает инфляцию, либо, если его финансирование осуществляется с помощью займов на рынках частного капитала, обостряет конкуренцию на этих рынках, повышает ставки процента и вытесняет частный капитал, снижая тем самым уровень инвестиций. Экономическая политика, по мнению монетаристов, должна переориентироваться с безответственных кейнсианских рецептов антициклического регулирования, ведущих к резким колебаниям денежной массы, и прежде всего от дефицитного финансирования к строгому регулированию денег в обращении независимо от характера конъюнктуры. Экономическая политика должна отказаться от недостижимого принципа «точной настройки» экономической конъюнктуры и руководствоваться строгим «правилом», согласно которому денежная масса должна увеличиваться в соответствии долгосрочным темпом роста нац


Понравилась статья? Добавь ее в закладку (CTRL+D) и не забудь поделиться с друзьями:  



double arrow
Сейчас читают про: