double arrow

Атипичные формы алкогольного поражения мозга


Как указывалось выше, к атипичным формам АБМ мы относим металкогольные психозы, которые имеют следующие основные особенности:

• наличие особой (шизофренической или паранойяльной) психической конститу­ции;

• преобладание эндоформной симптоматики в структуре психотических синдро­мов;

• незначительный характер или отсутствие очаговых неврологических наруше­ний, отсутствие тенденции к развитию тяжелых когнитивных расстройств орга­нического типа;

• небольшая соматическая отягощенность психозов и высокая степень выживае­мости больных.

В связи с относительной редкостью, практическим отсутствием неотложных сома-тоневрологических состояний с неблагоприятными исходами медико-социальная про­блема атипичных металкогольных психозов имеет существенно меньшее значение, чем типичные варианты АБМ. Доброкачественный характер атипичных металкогольных пси­хозов и преобладание эндоформной психопатологической симптоматики в их структуре позволяет относить данную клиническую категорию скорее к компетенции психиатров, нежели специалистов в области аддиктивной патологии и ургентной медицины.




Как типичные варианты металкогольного поражения нервной системы, атипичные варианты АБМ разделяются на острые и хронические формы.

Острый алкогольный галлюциноз. Подобно алкогольному делирию и другим ти­пичным острым металкогольным психозам, острый алкогольный галлюциноз обычно развивается в связи с синдромом отмены алкоголя. Реже заболевание манифестирует в ходе продолжительного массивного злоупотребления алкоголем.

Принципиальное отличие всех форм алкогольных галлюцинозов от алкогольного делирия и острой алкогольной энцефалопатии заключается в сохранности ориентировки во времени и окружающей обстановке.

Как и симптомы белой горячки, начальные проявления алкогольною галлюциноза обычно возникают вечером или ночью, в том числе при засыпании. Вначале расстрой­ства восприятия носят элементарный характер и представлены акоазмами и фонемами, а в развернутой стадии психоза они сменяются основным психическим расстройством, характерным для острого алкогольного галлюциноза — истинными вербальными гал­люцинациями.

Если в структуре психоза возникают эпизоды помрачения сознания, возможно кратковременное появление зрительных и тактильных галлюцинаций. Вербальные гал­люцинации представляют собой отдельные или множественные «голоса», обычно при­надлежащие знакомым людям. «Голоса» бывают женскими и мужскими, они обраща­ются к больному или говорят о нем в третьем лице. «Голоса» ругают больного, осужда­ют его за пьянство или угрожают ему карой за совершенные им поступки. Реже «голоса» бывают доброжелательными, жалеют больного и утешают его.




■»'*-«


£»ЫУКкУ1 «лл i-v, \л л*мтч> a-.,-4V«* -ytmn^WtWuVt^ V4 *i.;v*K44 K№V*t«^


ляться бредом (содержание которого обычно определяется характером галлюцинаций), различными формами помрачения сознания, аффективными нарушениями. Наличие и характер сопутствующей и вторичной психопатологической симптоматики обусловли­вают полиморфизм психотических картин.

Н. Г. Шумский (1999) выделяет следующие особые варианты острого алкогольного галлюциноза: 1) острый гипнагогический вербальный галлюциноз; 2) острый абортив­ный галлюциноз; 3) острый галлюциноз с выраженным бредом; 4) острый галлюциноз, сочетающийся с делирием; 5) острый галлюциноз с онейроидным помрачением созна­ния; 6) острый галлюциноз с психическими автоматизмами; 7) острый галлюциноз, со­провождающийся депрессией; 8) протрагированный галлюциноз. Из приведенного пе­речня видно, что 1 -й, 2-й и 7-й типы отражают особенности динамики психоза, а осталь­ные варианты — особенности его психопатологической структуры.

Несмотря на нередкий полиморфизм психопатологической симптоматики острого алкогольного галлюциноза и возможность присоединения к галлюцинациям бредовых, аффективных, делириозных и онейроидных расстройств, сквозным симптомом в струк­туре психоза являются вербальные галлюцинации (Бачериков, Бачериков, 1989).

Психоз нередко протекает волнообразно. Галлюцинации усиливаются в вечернее время, сопровождаясь беспокойством, страхом, иногда — помрачением сознания. Ут­ром и днем отмечается ослабление и даже исчезновение психопатологической симпто­матики, при этом к собственным галлюцинациям и другим психическим расстройствам у больных часто появляется критическое отношение.



Психоз обычно продолжается от одного или нескольких дней до месяца. Протраги­рованный вариант галлюциноза затягивается до полугода. Выздоровление обычно бы­вает постепенным. Исход болезни в подавляющем большинстве случаев благоприятен.

Хронический алкогольный галлюциноз относится к числу редких форм алкогольных психозов. Его частота в структуре алкогольных галлюцинозов составляет 5-9% (Стрел ь-чук, 1970; Гофман, 1968; Benedetti, 1952; цит. по Шумскому, 1999).

Основным критерием выделения данной категории галлюцинозов служит продол­жительность психоза не менее полугода.

Н. Г. Шумский (1999) описывает три основных варианта хронического алкогольного галлюциноза: 1) хронический вербальный галлюциноз без бреда; 2) хронический вер­бальный галлюциноз с бредом; 3) хронический вербальный галлюциноз с психическими автоматизмами и парафренией.

Алкогольный параноид, подобно алкогольному делирию и острому алкогольному галлюцинозу, обычно развивается при многолетнем злоупотреблении спиртными на­питками и обнаруживает связь с синдромом отмены алкоголя.

Психоз возникает остро и в первую очередь проявляется персекуторными расстрой­ствами. Больные убеждены в существовании угрозы их жизни и постоянно находят под­тверждения этому в поведении окружающих, любые действия и поступки которых ис­толковываются особым образом. Аффективное состояние пациентов характеризуется тревогой, страхом, крайней напряженностью, связанными с ожиданием опасности. Бре­довый аффект создает почву для возникновения зрительных и вербальных иллюзий, при которых обычные предметы могут казаться орудиями убийства, а нейтральные выска­зывания окружающих наполняются угрожающим для больного смыслом.

Стремясь сохранить свою жизнь, больные могут совершать импульсивные поступки: внезапно пытаться спасаться бегством или нападать на окружающих с оборонительными целями. Иногда по бредовым мотивам они подолгу скрываются в безлюдных местах.


Алкогольное поражение внутренних органов



При отсутствии лечения.алкогольный параноид может продолжаться до месяца. Адекватная терапия часто позволяет сократить этот период (с появлением у больного критического отношения к собственным бредовым идеям) до 2-5 дней.

Алкогольный бред ревности относится к хроническим психозам. Конституциональ­ное предрасположение к бредовым расстройствам в виде паранойяльных особенностей личности при этом заболевании обычно выражено сильнее, чем при других формах атипичных алкогольных психозов. Заболевание почти исключительно развивается у муж­чин зрелого или пожилого возраста.

В отличие от галлюцинозов и алкогольного параноида, бред ревности начинается постепенно. Он не обнаруживает связи с синдромом отмены алкоголя. Напротив, пер­вые подозрения в супружеской неверности обычно возникают в состоянии алкогольно­го опьянения.

Больные разрабатывают изощренные способы поиска доказательств неверное!и своих жен, подвергают их долгим и мучительным расспросам, требуют признания и в ответ на него обещают великодушное прощение (Шумский, 1999).

Ревнивые подозрения постепенно укореняются в сознании, приобретая характер не поддающегося коррекции убеждения. По мере усложнения психоза все поведение боль­ных приобретает бредовый характер. Иногда отмечаются насильственные действия в отношении «неверных» жен: жестокие избиения и даже убийства.

Подобно другим хроническим паранойяльным психозам, алкогольный бред ревности может протекать годами, постепенно усложняясь. Продолжение злоупотребления алкого­лем способствует усугублению психотической симптоматики. Утяжелению болезни спо­собствуют и усиливающиеся в ходе продолжающегося пьянства психоорганические нару­шения, возрастающая готовность к вспышкам злобы и дисфорическим реакциям.

Прекращение употребления алкоголя обычно лишь в некоторой степени способ­ствует ослаблению бредовой симптоматики. Эффективность нейролептической тера­пии бреда ревности ниже, чем эффективность лечения других форм атипичных металко-гольных психозов.

11.8. Алкогольное поражение внутренних органов

Как уже говорилось во втором разделе настоящей главы, понятие алкогольной бо­лезни, нетождественное понятию алкоголизма, подразумевает совокупность соматиче­ских, висцеральных и неврологических нарушений, обусловленных злоупотреблением алкоголем. В зависимости от позиции отдельных исследователей, границы понятия алко­гольной болезни колеблются в широких пределах. R. O'Brien и его соавторы (1999) счита­ют правомерной констатацию алкогольной болезни при наличии таких тяжелых послед­ствий злоупотребления алкоголем, как цирроз печени, делирий или корсаковский пси­хоз. Н. А. Мухин с соавт. (2001) определяют алкогольную болезнь как совокупность нескольких висцеральных поражений, обусловленных злоупотреблением алкоголем и в зависимости от массивности поражений выделяют «большую» и «малую» формы АБ. По нашему мнению, любые серьезные последствия злоупотребления алкоголем, выра­жающиеся в развитии отдельного заболевания или стойкого патологического состояния, могут служить основанием для констатации алкогольной болезни.

Подобная трактовка понятия алкогольной болезни может показаться расширитель­ной, однако она позволяет систематизировать и подвергать унифицированной клини­ческой оценке любые патологические феномены, обусловленные злоупотреблением алкоголем.



Алкоголизм (алкогольная зависимость и алкогольная болезнь)


Наиболее восприимчивы к токсическим эффектам алкоголя и метаболическим на­рушениям, развивающимся при его систематическом потреблении, следующие органы и системы: 1) центральные и периферические нервные образования (что находит отра­жение в различных проявлениях АБМ и алкогольной полиневропатии, рассмотренных предыдущем разделе настоящей главы); 2) печень; 3) поджелудочная железа; 4) сердеч­но-сосудистая система.







Сейчас читают про: