double arrow

ПАН И СИРИНГА


И великого Пана не миновали стрелы златокрылого Эрота. Полюбил он

прекрасную нимфу Сирингу. Горда была нимфа и отвергала любовь всех. Как и

для дочери Латоны, великой Артемиды, так и для Сиринги охота была любимым

занятием. Часто даже принимали Сирингу за Артемиду, так прекрасна была юная

нимфа в своей короткой одежде, с колчаном за плечами и с луком в руках. Как

две капли воды, походила она тогда на Артемиду, лишь лук ее был из рога, а

не золотой, как у великой богини.

Пан увидал однажды Сирингу и хотел подойти к ней. Взглянула на Пана нимфа

и в страхе обратилась в бегство. Едва поспевал за ней Пан, стремясь догнать

ее. Но вот путь пресекла река. Куда бежать нимфе? Простерла к реке руки

Сиринга и стала молить бога реки спасти ее. Бог реки внял мольбам нимфы и

превратил ее в тростник. Подбежавший Пан хотел уже обнять Сирингу, но обнял

лишь гибкий, тихо шелестевший тростник. Стоит Пан, печально вздыхая, и

слышится ему в нежном шелесте тростника прощальный привет прекрасной

Сиринги. Срезал несколько тростинок Пан и сделал из них сладкозвучную

свирель, скрепив неравные коленца тростника воском. Назвал Пан в память

нимфы свирель сирингой. С тех пор великий Пан любит играть в уединении лесов

на свирели-сиринге, оглашая ее нежными звуками окрестные горы.







Сейчас читают про: