double arrow

Установление диктатуры М. Примо де Риверы и ее характер. Политический курс М. Примо де Риверы


13 сентября 1923 г. капитан-генерал Каталонии Мигель Примо де Ривера осуществил государственный переворот. В своем манифесте он обвинил во всех проблемах государства парламентский строй и своекорыстные, чужих преданности отечеству и нации политиканов и взял на себя обязанность навести порядок в стране.

Заинтересованы в сохранении консервативной стабильности Альфонсо ХИИИ поддержал военных и поручил лидеру путчистов в качестве премьер-министра сформировать правительство. Это привело к установлению в Испании режима военно-монархической диктатуры. Центральное место в нем, однако, принадлежала не правительству, а Верховной директории в составе 8 высших военных чинов, во главе с самим диктатором. Новая власть ввела военное положение - приостановила действие Конституции 1876, отказалась от гарантий демократических прав и свобод, распустила политические партии. Вместо гражданских служащих были назначены офицеры среднего звена. Монопольное положение на политической арене получил Испанский патриотический союз (ИПС), созданный М. Примо де Риверы в апреле 1924 Новая надклассовым ассоциация "всех людей доброй воли", которая выступала под лозунгом "Отечество, Религия и монархия" должна была заменить традиционные партии и стать опорой диктатуры.




Часть испанского общества, уставшая взрастальнай общественно-политической нестабильностью и экономическими проблемами, поддержала переворот в надежде на то, что сильный лидер в союзе с армией вернет Испанию на правильный путь. В своих эмоциональных выступлениях новый премьер-министр уверял испанцев в необходимости сильного государства для модернизации экономики и облегчения положения рабочего класса. Отличный испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет, например, писал: "Альфа и омега задачи, стоящей перед военной директории - положить конец старой политике. Цель настолько прекрасна, что не оставляет места для возражений. Старую политику нужно похоронить."

Положительная экономическая конъюнктура середины и второй половины 1920-х гг., Активная правительственная политика под лозунгом "возрождения страны", помощь крупному бизнесу позволили диктатуры достичь определенных успехов в экономическом строительстве. Приоритетными направлениями стали развитие тяжелой промышленности, горназдабычы, энергетики и транспорта. В 1924 г. начало действовать метро в Барселоне. На испанских реках, прежде всего на Дуэро и Эбро, началась реализация гидроэнергетических проектов. Это позволило не только впервые обеспечить электричеством наиболее отсталые сельские районы, но также дало дополнительные ресурсы для ирригации земель засушливых областей. В начале 1920-х гг. автомобиль в Испании оставался редкостью, а к 1930 уже удалось построить одну из лучших сетей автомобильных дорог в Европе. Меры по модернизации и расширению железной дороги улучшили систему коммуникаций и стимулировали дальнейшее развитие металлургической и сталелитейной отраслей. Правительство вставал на защиту отечественных производителей от иностранной конкуренции. Однако несмотря на ограничение импорта внешнюю торговлю только за 1923-1927 гг. возрос на 300%! Управление экономикой перешло в руки Совета национальной экономики и стало централизованным.



Относительная стабильность режима обеспечивалась также конкретной вниманием к интересам рабочего класса. Интересно, что единственными легальными альтернативными ИПС организациями в стране остались Испанский социалистическая рабочая партия (ИСРП) и связанный с ней профсоюзный центр Всеобщий союз трудящихся (УСП). (Диктатор даже считал ИСРП единственной честной партией, что существовала до в творения ИПС, и в конце 1920-х гг. Не исключал перехода к двухпартийной системы ИСП-ИСРП.). "Кодекс труда" (1926 г.) залогов юридическую базу под сотрудничество рабочих с режимом. Через систему корпораций, которые стали создаваться под влиянием итальянского опыта, всегда максимально отдаленные от любых рычагов управления, рабочие получили небывалые возможности для взаимодействия с властями и бизнесом для решения вопросов о зарплатах, продолжительности рабочего дня, условиях труда и т.д. Государство создавало немало рабочих мест через систему общественных работ, чем свела к минимуму уровень безработицы.



Тем не менее, за эти достижения испанцы должны заплатить свою цену: смириться с диктатурой, пусть и достаточно мягкой по форме и методах. Действовала строгая цензура. За критику правительства был распущен самый знаменитый литературно-художественно-научный клуб страны "Атэнэум". Жестокие репрессии испытали испанские анархисты - Национальная конфедерация труда (НКП), крупнейшее профсоюзное объединение, которое накануне установления диктатуры объединяла в своих рядах свыше 1 млн. Человек.

Очень жестко режим обходился с любыми проявлениями национально-культурной особенности и политического сепаратизма. Например, было запрещено употребление в общественных местах каталонской языка и даже выполнение каталонского национального танца сардана. Подобные меры использовались и в отношении других этнических меньшинств - басков и галисийцав.

Ближе к концу 1920-х гг. стали проявляться явные недостатки экономической политики М. Примо де Риверы. Волна иностранного капитала, что захлестнула диктаторскую Испанию не только обеспечивала инвестициями отсталую экономику, но также уносила значительную часть национального богатства страны. Масштабные государственные проекты не всегда могли похвастаться результативностью и, как правило, обслуживали интересы правящей верхушки и богатой части общества. Еще большую проблему для перспектив сохранения существующего режима образовывала полное игнорирование им самой острой проблемы Испании - аграрного вопроса.

В декабре 1925 М. Примо де Ривера распустил Директорию и восстановил гражданский правительство, но действие конституции оставалось приостановленным и критика диктатора нарастало. Летом 1926 группа бывших политиков обратилась к королю с просьбой отправить премьер-министров отставку и вернуться к конституционному строю. Однако диктатор ушел на проведение плебисцита в сентябре 1926 и сумел получить вотум доверия соотечественников (1/3 граждан бойкотировала "народное" волеизъявление).

Политическая система, которой не хватало легитимности в глазах значительной части общества, оставалась крайне неустойчивой. В 1926 и 1929. буржуазная оппозиция пыталась захватить власть при помощи оружия. М. Примо де Риверы приходилось маневрировать. В октябре 1927 начали деятельность новые кортесы, где были представлены номинированные режимом и наделены исключительно совещательными полномочиями депутаты. По прямому указанию премьер-министра в 1929 г. кортесы представили новую конституцию. Предусматривалось его ратификация на всенародном плебисците, намеченном на 1930

Однако в 1929 году экономическому буму пришел конец, начинается резкое обесценивание испанской песет, относительно иностранных валют, случился неурожайный год и сложился сильный внешнеторговый дефицит. Хотя в конце 1929 г. начинается экономический кризис мирового масштаба, главная вина за ситуацию была возложена именно на испанскую власть. Консервативные критики обвиняли правительство в чрезмерных расходах на обеспечение общественных работ. Диктатор перестал удовлетворять даже короля и вооруженные силы (армия с самого начала не была единодушной относительно государственного переворота 1923 и потом даже несколько раз поднимала оружие). Если М. Примо де Ривера понял свое положение, то не дожидаясь отставки от короля 28 января 1930 г. составила с себя полномочия и уехал в Париж. (Спустя полтора месяца экс-диктатор умер там от лихорадки, осложненной диабетом.)

В начале 1930 воздействие мирового экономического кризиса ощущалось почти во всех уголках Европы, а Испания погрузилась в экономический и политический хаос. Премьер-министром король назначил еще одного генерала, бывшего оппонента М. Примо де Риверы - Дáмаса Берэнгера. Новый глава правительства пошел на расторжение целого ряда наиболее антидемократических мер предшественника, поэтому его режим заслужил название dictablanda (исп. - "Мягкая диктатура"). Но и новые чрезвычайные методы управления, и сама монархия окончательно потеряли поддержку общества. Испания стояла на пороге революции. Первая попытка экономической модернизации страны в отрыве от обновления ее отсталой социальной и политической структур закончилась полным фиаско.







Сейчас читают про: