double arrow

Появление регионов


Одним из заметных явлений глобализации стали подъем и конституционализация регионов во всех частях мира. Региона­лизация стала одним из главных инструментов общения с реа­лиями глобализации. Как следствие, такие организации про­шлого как Европейское сообщество были преобразованы в макро-региональные структуры типа Европейского союза (ЕС), а на сцене в то же время стали появляться новые организации политической, экономической, торговой, военной и культур­ной направленности. С течением времени мир стал подразде­ляться на различные сети региональных группировок, которые практически поглотили все суверенные государства. Полити­чески и юридически оформленные экономические регионы в основным конструируются на основе четко определенных смежных географических пространств. Генезис и логика фор­мирования региональных организаций различаются по регио­нам. Так, во-первых, как только США выступили с инициати­вой создания Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА), ведущие американские политики, начиная с Картера (1976—1978 гг.), приступили к лепке панамериканского имид­жа своей страны. Со временем, путем достижения компромис­са в вопросе о единых трудовых и экологических стандартах с учетом мексиканских реалий, была сформирована НАФТА. До­стижение компромисса было ускорено опасениями США поте­рять мексиканский рынок в пользу японцев или немцев. Ана­логичным образом транснациональные компании и предпри­ниматели Европы, стремясь укрепить свои возможности в кон­куренции с японскими или американскими производителями, решили выйти на передовые позиции и подтолкнуть европей­ские государства к разработке проекта интеграции в рамках ЕС. Это позволило увеличить ассигнования на НИОКР и обес­печило более гибкие подходы к слиянию и объединению ком­паний (особенно в ключевых высокотехнологичных отраслях) в рамках ЕС. На едином рыночном пространстве ЕС поощрялись операции инвесторов из стран ЮВА и Америки. На деле, как отмечает Р. Хадсон, в промышленной политике ЕС коренится момент напряженности, который проявляется с одной сторо­ны, в стремлении ЕС развивать конкурентноспособные (в гло­бальном масштабе) отрасли, и с другой — в политике ЕС в сфере конкуренции, посредством которой создан единый общий рынок, подразумевающий единообразие социальных, политических и экономических условий на пространстве ЕС. Таким образом, ЕС одновременно и поощряет глобализацию, и является одним из очагов сопротивления глобализации.




Ведущие державы развивающихся регионов мира — Ниге­рия, Иран, Индия, Южная Африка и ряд других — стремятсяиграть главную роль в налаживании сотрудничества на уровне регионов и региональных движений. Так, на юге Африке по­явился Южно-Африканский совет по координации развития, в состав которого вошли девять африканских стран, выступав­ших за изоляцию режима апартеида. Избавившись от апартеи­да, ЮАР стала наиболее активным сторонником развития ре­гионального сотрудничества в Южно-Африканском сообществе развития. В центре процесса конституционализации регионов стоят главные региональные державы, которые активизируют укрепление связей и структур сотрудничества при опоре на крупные экономические системы, нацелив их на то, чтобы со­ответствующая группа государств имела в своем распоряжении больше козырей при обсуждении условий торговли. В то же время ведущие региональные державы имеют тенденцию кон­тролировать более слабые государства в рамках своих регионов. Характер реакции регионов на феномен глобализации, т.е. их содействие или противодействие, зависит и будет зависеть от конкретных обстоятельств в данном регионе и от его дальней­шего взаимодействия с глобализующимся миром. Одним сло­вом, регионы стали одним из источников разграничения в ус­ловиях глобализации. Находясь в гуще множества перекрестно действующих сил, которые постоянно участвуют в проведении новых границ, нация-государство испытывает массированное экзистенциальное давление и сталкивается с некоторыми труд­ностями.









Сейчас читают про: