double arrow

Капитализм и глобализация


После «холодной войны» капитализм стал господствующей мировой парадигмой развития. На протяжении своей более, чем 400-летней истории капитализм постоянно эволюционировал, кооптируя в систему своих оппонентов и действуя через различ ные институты государственного управления. Даже при всех трудностях четкого определения капитализма соответственно различным фазам его эволюции существуют определенные ос­новные черты капитализма: а) частная (корпоративная) собст­венность на средства производства; б) рост и развитие наемного труда; в) конфликтные отношения и сотрудничество между на­емным трудом и капиталом; и г) имманентное стремление сти­мулировать процесс накопления и воспроизводства капитала.

Капитализм и процесс глобализации неразрывно связаны между собой, ибо глобализация включает, помимо прочего, по­степенное развитие мирового сознания в целом. Весь процесс подразумевает свободное перемещение идей, товаров, услуг, капиталов, технологий, информации, ценностей, оружия и людей по всему миру. На данном же этапе капитализм как сис­тема стал явлением достаточно интернациональным для того, чтобы в долгосрочной перспективе стать явлением глобальным. Именно поэтому глобализацию также можно понимать как оп­ределенную фазу в развитии капитализма как мировой систе­мы. Будучи глобальной по устремлению и содержанию, тяга капитализма к экспансии использует нынешнюю фазу глобали­зации для расширения и углубления капитализма как мировой системы. Если учесть тягу капитализма к экспансии через про­странство и время, то некоторые наблюдения касательно его природы могут оказаться на данной стадии полезными при оценке возможностей капитализма в плане проведения границ в условиях глобализации.




Во-первых, не существует монолитной структуры капита­лизма как системы. На протяжении последних четырехсот лет развитие и эволюция капитализма характеризовались неравно­мерностью, которая вполне четко выражена в различиях между развитыми и развивающимися странами Севера и Юга. Во-вто­рых, будучи поляризующей по своей сути, такая неравномер­ность проявляется в различиях между секторами, регионами, странами и континентами, о чем красноречиво писали теорети­ки зависимости в 1970-х и 1980-х годах. В-третьих, на развитие капитализма в разных частях мира оказали влияние несколько сложных социальных реалий. Например, для понимания разви­тия капитализма в соответствующих странах необходимо знать, какую роль играли классы в Европе, семья в Индии, община в Японии, раса в Южной Африке и иммигрантские общины в США. В-четвертых, формы государственного управления, при­емлемые для капиталистических формаций, варьируют от обыч­ной либеральной демократии (Англия, США) до авторитарных (Южная Корея) и тоталитарных (нацистская Германия) режи­мов. В формировании капитализма участвовали различные по­литические, исторические, культурные и институционные ком­плексы. Капитализм как система является интернациональным,



он несет на себе печать той или иной национальности, поэтому тонкое понимание капитализма возможно только при должном учете его национальных вариаций. Таким образом, необходимо глубже проникнуть в суть понимания того, как под общим «зонтиком» капитализма национальные системы создают собст­венные виды капиталистического развития и, следовательно, устанавливают различные границы.

И самое главное — диалектические траектории, которые обусловили эволюцию капитализма как системы, усилили его имманентную сопротивляемость. Капитализм на уровне идео­логии обладает сверхъестественной способностью к самосозда­нию, саморазрушению и самовоссозданию. Наглядной иллю­страцией тому служит один из недавних примеров в эволюции капитализма. По мере того, как набирает силу фаза глобализа­ции, среди ученых отмечается общая тенденция рассматривать ее как триумф неолиберализма. Неолиберальная идеология действительно царила в нескольких капиталистических стра­нах, когда Рейган и Тэтчер приступили к реализации программ приватизации, либерализации и глобализации. Как следствие, государственный сектор в целом оказался дискредитирован­ным, а ассигнования на программы социального обеспечения подверглись серьезным сокращениям. Однако наступление неолиберализма столкнулось с жесткой оппозицией в самих ка­питалистических странах. Например, один из величайших фи­нансовых магнатов современности Дж. Сорос выступил с рез­кой критикой безудержной эксплуатации масс в капиталисти­ческом обществе, которая обусловлена страстью к наживе под прикрытием неолиберализма. Будучи твердым сторонником ка­питализма, Сорос в полный голос высказался за необходимость усовершенствовать процесс функционирования капитализма в условиях свободы и открытого общества посредством реализа­ции пакетов адекватных мер по социальному обеспечению. Точно так же и институты типа Всемирного банка, где веду­щую роль играют передовые капиталистические страны, в на­стоящее время разрабатывают программы развития, которые могут быть частично приемлемыми для самых ярых левых кри­тиков капитализма, хотя последние, несомненно, станут пред­лагать различные методы реализации подобных программ. Ка­питализм способен к постоянному самореформированию путем сопротивления наиболее ярым оппонентам или кооптирования оных в систему-



В силу сопротивляемости и чрезвычайной способности ка­питализма абсорбировать социальные сложности его природа не приемлет точности. Поэтому в процессе разграничения при капитализме после «холодной войны» могут возникать опреде­ленные трудности. Тем не менее, вполне реально вычертить общую конфигурацию ведущих сил и тенденций, что поможет определить контуры границ в различных сферах. Капитализм как мировая система имеет свои активно действующие центры в сообществе наций и в различных международных организа­циях. Например, после Второй мировой войны США выступа­ли как гегемонистская цитадель мирового капитализма. Однако в свете сложностей, характеризующих эволюцию капитализма, само понятие гегемонии также подвергается изменениям.







Сейчас читают про: