double arrow

Карл Голливуд возвращается из-за границы; они с Мирандой обсуждают настоящее и будущее ее карьеры


Карл Голливуд вернулся из месячной поездки в Лондон, где навещал старых друзей, ходил на живые представления и встречался с крупными производителями рактивок на предмет возможных контрактов. Когда он вернулся, труппа вскладчину устроила ему вечеринку в маленьком баре театра. Миранде казалось, что она держала себя вполне прилично.

Однако на следующий день Карл поймал ее за кулисами.

– Что происходит? – спросил он. – И без отговорок. Почему ты в мое отсутствие перешла в вечернюю смену? А вчера на вечеринке сидела, как в воду опущенная?

– Ну, у нас с Нелл было несколько интересных месяцев.

Карл оторопело отступил на шаг, потом вздохнул и закатил глаза.

– Конечно, история с Бертом ее травмировала, но сейчас все, видимо, выправилось.

– Кто такой Берт?

– Не знаю. Кто-то, кто систематически ее избивал. Похоже, она сумела быстренько перебраться на другое место, возможно, с помощью брата Гарва, который, однако, не последовал за ней – у него все так же плохо, а у Нелл началась новая жизнь.

– Вот как? Приятно слышать, – сказал Карл только наполовину саркастически.

Миранда улыбнулась

– Видишь. Я ни с кем об этом не говорю, боюсь, что меня сочтут сумасшедшей. Спасибо за поддержку.




– И что это за новая жизнь у Нелл? – спросил Карл Голливуд покаянно.

– Думаю, она пошла в школу. Она явно узнает новое, о чем не было в Букваре, приобретает более сложные социальные навыки и проводит много времени в обществе воспитанных людей.

– Прекрасно.

– Она не так интересуется самозащитой, из чего я заключаю, что сейчас ей ничто не грозит. Однако, видимо, ее новый опекун – человек эмоционально скупой, и она часто ищет утешения под крылом Уточки.

– Уточки?

– У Нелл было четверо спутников. Уточка воплощает домашние, материнские добродетели. Питера и Динозавра уже нет – оба были мужские персонажи, олицетворяющие способности к выживанию.

– А кто четвертый?

– Мальвина. Думаю, для Нелл она станет важной ближе к половому созреванию.

– К какому созреванию? Ты говорила, ей лет пять-семь.

– И?

– Ты хочешь сказать, что будешь заниматься этим...

Карл так задумался, что не закончил фразы.

– ... еще лет шесть-восемь. Да, думаю что так. Воспитывать ребенка – очень серьезное дело.

– О, Господи! – сказал Карл Голливуд и рухнул в огромное поролоновое кресло, стоявшее за кулисами нарочно для этой цели.

– Вот почему я попросилась в вечернюю смену. Как только Нелл пошла в школу, она стала пользоваться Букварем исключительно по вечерам. Очевидно, она живет в пределах двух часовых поясов от нас.

– Отлично, – сказал Карл. – Это сужает поиски до половины земного населения.

– Что не так? – удивилась Миранда. – По-моему, за это хорошо платят.

Карл бесстрастно оглядел ее с головы до пят.

– Да. Твои усилия оплачиваются сполна.







Сейчас читают про: