double arrow
ОКОЛОРОТОВОЙ ДЕРМАТИТ

Заболевание проявляется локализующимся на лице сильным воспале­нием кожи, которое захватывает главным образом область вокруг рта, а также другие участки лица. Характеризуется покраснением, инфильтра­цией или отёком кожи, псевдопустулами и субъективным ощущением напряжения и зуда. Картина болезни впервые описана в последнее деся­тилетие, причём были высказаны различные мнения о причинах и путях лечения болезни.

Дискутируется вопрос о возможности влияния бактериальной и гриб­ковой инфекции, аллергических реакций или применения косметичес­ких средств и кортикостероидов, а также «перелечивания» в качестве причинных факторов. Дерматологи обратили внимание на то, что забо­левание встречается чаще у личностей определённого типа. Это очень деловые, чаще незамужние женщины среднего возраста, которые имеют проблемы в отношениях с мужчинами.

Пациентка 40 лет, старший инспектор юстиции, одета обычно, с завитыми светлыми волосами и обезображенным волдырями и красными пятнами лицом, пришла по направ­лению специалиста с диагнозом: околоротовой дерматит. Вначале она выглядела отстра­нённой, позже стала говорить о сердцебиениях, о неуверенности в себе, из-за чего она и пришла к врачу, а затем стала вдруг очень откровенна.

Болезненные проявления на лице появилась 7 мес назад, когда она познакомилась с мужчиной старше её на 4 года. Врачи якобы сказали, что это перешло с его бороды на её лицо. Теперь проводится аллергологическое исследование волос бороды этого человека, но она не думает что дело в этом. В последние месяцы при лечении кортизоном отмече­но кратковременное улучшение, но после посещения сауны произошло резкое ухудше­ние: лицо стало красным и горело.




О значении этого знакомства в её жизни она сообщила, что она не замужем и живёт с родителями, «всё ещё не оторвалась от пуповины». 7 мес назад познакомилась с мужчи­ной старше её на 18 лет, который был другом её брата и вместе с ним служил в полиции. Он показался ей заслуживающим доверия. Она была очень сдержанна с мужчинами, так как много лет назад пережила разочарование. Полицейский, которого она давно немного знала, усиленно ухаживал за ней, и 7 мес назад она вступила с ним в связь. При этом она не возвращалась домой на выходные к родителям, ночевала у него, отчего ей было не­много стыдно. Этого человека она воспринимала как спрута, который обвил её своими щупальцами. Хотя он подчёркивал, что не собирает на ней жениться, она в этом не была уверена. Вместе с тем она говорила о своем одиночестве.



Больная родилась в Судетской области. Её отец был солдатом, воевал на фронте и вернулся домой, когда ей было уже 6 лет. Отец пришёл в дом, как чужой, она его воспри­нимала как подавляющего женщин, авторитарного человека и плохого отца. «Я бы не хотела иметь такого супруга». С матерью отношения сложились лучше, но тоже были прохладными. Будучи беженцами, они жили в разных городах Германии, после началь­ной школы больная училась в годичной строительной школе, а затем решила поступить на службу. Позже она продолжила образование, чтобы достичь более высокого положе­ния. Теперь у неё и в этом отношении имеются трудности, «так как в юстиции, как и в кино, женщине нужно пройти через постель начальников, а она этого избегает, и поэто­му к ней придираются, стараются ей навредить». Первый половой контакт был в 26 лет; больная чувствовала себя скованной и не получила никакого удовольствия. Она ощущала превосходство своего партнёра; впоследствии он её бросил по требованию своей матери, к которой был очень привязан. «Я не побежала за ним, но была этим очень расстроена». Позже у неё были непродолжительные связи, но всегда оставалось впечатление, что муж­чины только используют женщин. Больная настойчиво подчёркивает, что хочет остаться свободной, она боится попасть в пожизненное рабство; она страдает от своей зависимо­сти от родителей и хотела бы иметь собственный дом. Ей нравится песенка: «Я хочу остаться свободной и всё-таки иметь дружка».

Пациентка преодолела свои страхи в ситуации обследования без затруднений и про­явила открытость при первом же контакте. Она чувствовала облегчение после разговора, но затем у неё возникло опасение, что ей будет назначено слишком долгое и интенсив­ное лечение, в результате которого она попадёт в зависимость от врача.

Конфликтную ситуацию обусловили амбивалентное сближение с мужчиной, выход из состояния одиночества и опасение быть слишком тесно связанной с другим челове­ком, а также то, что почвой для этих страхов было отрицательное отношение к отцу. Отец переживался как чужой и вызывающий страх мужчина, что ограничивало возмож­ности естественного развития отношений с мужчинами, тогда как бесцветная и недоста­точно нежная и любящая мать не давала ей чувства защищенности. Скорее всего это шизоидная проблематика сказалась и в нарушении ее сексуальной сферы.

В дальнейшем проявления дерматита довольно быстро исчезли под влиянием белого лосьона и нацеленных на конфликт психотерапевтических бесед

Данных о течении заболевания и влиянии на него лечебных сомати­ческих и психотерапевтических мероприятий недостаточно для того, чтобы говорить о прогнозе и показаниях к психотерапии. Однако, несомненно, следует переходить от локального восприятия болезни к пониманию всей ситуации в целом. Как и при ряде других кожных заболеваний, при на­личии конфликтов в сфере контактов и шизоидных расстройств личнос­ти целесообразно не слишком тесно связывать пациента в терапевтичес­ком контакте.






Сейчас читают про: