double arrow

Особенности развития отечественной энергетики


Желая непременно оказаться «впереди планеты всей», в бывшем СССР особое внимание уделяли гигантским электростанциям. Непрерывное строительство в 1960–1985 гг. в Сибири гигантских ГЭС при почти полном прекращении строительства конденсационных тепловых станций привело к уродливой структуре мощностей. Удельный вес ГЭС превышает 50%, а по отношению к годовому максимуму нагрузок – 75%. В итоге половина их мощности (до 10 млн кВт) никогда не используется: зимой из-за недостатка водных ресурсов, а летом из-за снижения потребности в энергии. Обычно в незасушливые годы, сбрасывается большой объем воды мимо недогруженных турбин. При этом не следует забывать о затопленных пойменных лугах, погубленной рыбе, исчезнувших селениях. Наглядный пример: за 5 лет с 1984 по 1988 г. было сброшено воды в объеме, эквивалентном 40 млрд кВт · часов. Иная, но столь же печальная картина наблюдается в маловодные годы. В 1982г., например, в конце многолетнего засушливого периода ГЭС Сибири обеспечили лишь 37,5% суммарной мощности вместо обычных 50%, и хотя тепловые станции работали с предельным напряжением, дело дошло до того, что пришлось останавливать ряд предприятий, в том числе алюминиевые заводы.

География европейской части страны не позволяет сооружать гигантские ГЭС, поэтому упор делался на тепловые станции и атомные электростанции (АЭС). К сожалению, в нашей стране был взят курс на строительство тепловых электростанций (ТЭС) со сверхкритическими параметрами пара. А такие ТЭС не обладают маневренностью и, значит, не в состоянии обеспечить нужный график электрических нагрузок. А поскольку электричество на складе не сохранишь и его нужно вырабатывать в тот самый момент, когда в нем возникает потребность, то появляются нелепые противопотоки энергии. Ежегодно около 5 млрд кВт . часов перебрасывается с северо-запада через центр страны на Урал, в Казахстан и Сибирь, где своя электроэнергия обходится в 2,5–3 раза дешевле, а оттуда, напротив, транспортируется в европейскую часть топливо для ее производства.

Идеология «великих строек», поддерживаемая решениями ЦК КПСС, распространилась и на другие энергетические объекты. В 70-е годы были созданы проекты сверхмощных энергетических комплексов государственных районных электростанций (ГРЭС) Канско-Ачинского (КАТЭК) и Экибастузского. По директивам партии и правительства к 1990 г. там должны были работать по четыре ГРЭС общей мощностью соответственно в 25 и 16 млн кВт. Но такая задача оказалась нереальной: в 1992 г. на КАТЭКе работало только 2 энергоблока общей мощностью 1,6 млн кВт, на Экибастузе – блок ГРЭС мощностью 4 млн кВт и блок на второй ГРЭС мощностью 500 тыс. кВт. Ориентация на такие сверхкрупные комплексы привела к прекращению строительства рассредоточенных ГЭС средней и слабой мощности. В результате ввод мощности на тепловых электростанциях, который в послевоенные годы быстро возрос до 40 млн кВт (8 млн кВт в год), в 9-й, 10-й и 11-й пятилетках резко упал до 22 млн кВт.

С определенным перекосом работали научно-исследовательские ведомственные и академические институты, огромные средства тратились без объективного обсуждения и анализа, возникли монопольно владеющие отраслью научно-партийные номенклатуры. В итоге тепловые электростанции (70% суммарной мощности всех электростанций) по своим технико-экономическим и экологическим показателям резко отстают от современного уровня, почти половина их требует замены или модернизации в связи с физическим износом. Некоторые атомные электростанции не отвечают международным стандартам безопасности и надежности.

Централизация отечественного теплоснабжения достигла гипертрофированных масштабов, не имеющих аналогов в мировой практике: мощности ТЭЦ превысили миллион киловатт, а диаметры теплопроводов остались прежними. Общая протяженность магистральной теплосети России превзошла 15400 км, причем состояние ее антикоррозийной защиты и теплоизоляции как правило, неудовлетворительно, чем объясняются непродолжительный срок службы трубопроводов, частые аварии и большие потери тепла.

В 1986–1990 гг. произошло дальнейшее падение прироста мощности тепловых электростанций до 15,3 млн кВт, т. е. до уровня пятой пятилетки, который был достигнут более 30 лет назад. Снизился и суммарный ввод мощностей до 27,5 млн кВт против 48,4 в предыдущей пятилетке, что явилось следствием приостановления строительства атомных станций после Чернобыльской катастрофы. Кстати, вводы мощности на ТЭС в Соединенных Штатах превышали вводы в СССР в те же годы более, чем в 2 раза.

Приведенные факты означают, что отечественная энергетика находится в кризисном состоянии, выход из которого возможен только при правильном, научно обоснованном стратегическом направлении ее развития.

Значение топливно-энергетического комплекса ощутилось в последнее время с особенной остротой. Стоило только поднять цены на энергоносители, как сразу вздорожали хлеб и транспорт, отопление квартир и металл, уборка улиц и обеды в столовой. Не так-то просто найти занятие или товар, которые не нуждались бы в энергии. А ведь нашим отечественным потребителям нефть, газ и уголь, не говоря об электричестве, отпускались по ценам, не идущим ни в какое сравнение с ценами на мировом рынке.

Дешевая энергия (точнее, искусственно заниженная цена на нее) сделала экономически невыгодными практически все энергосберегающие технологии. Нужно переходить на новые экономические технологии в промышленных масштабах, заменять изношенное оборудование более совершенным, применять высокоэффективные теплоизоляционные материалы и т. д. Другими словами, прежде чем сэкономить, необходимо крупно потратиться. Какое же предприятие пойдет на все эти хлопоты без крайней необходимости, без материальной заинтересованности? В результате к концу 80-х годов энергоемкость нашей экономики вдвое превысила этот показатель в ведущих западноевропейских странах. Да и сегодня треть первичных энергоресурсов можно было бы сократить или продать при рачительном их потреблении. Только в результате проведения последовательной энергосберегающей политики возможен переход к контролируемому энергетическому рынку. В ближайшее время в этой связи придется не столько строить, сколько реконструировать. На следующем этапе будет решаться задача технической и структурной перестройки топливно-энергетического комплекса, коренного повышения его экономической эффективности. Наряду с этим следует обратить особое внимание на разработку альтернативных источников энергии, с внедрением которых будет решен сразу целый комплекс многих проблем.


Сейчас читают про: