double arrow

Висячие пешки, их возникновение и особенности. Самоблокада


История возникновения висячих пешек запечатлена на диаграммах 224–226. Достаточно одного взгляда на них, чтобы убедиться, что мы намерены вести родословную висячих пешек от изолированной ферзевой: родословная эта ведет по прямой линии к изолированной ферзевой пешке в качестве родоначальника.

Такая точка зрения, правомерность которой легко доказать, окажет нам значительные услуги, ибо благодаря ей мы получаем возможность судить о довольно неясных в своих мотивах висячих пешках по их легче поддающемуся анализу родоначальнику – изолированной ферзевой пешке. Изучение «семейной хроники», таким образом, поможет нам уяснить сущность одного, особенно сложного, члена семьи.

От изолированной ферзевой пешки к висячим пешкам

Кинофильм в трех частях (согласно партии Рубинштейн – Нимцович, Карлсбад 1907)


№224 №225 №226

Часть первая Изолированная Часть вторая Изолированная пара Часть третья Висячие пешки
ферзевая пешка

От «бабушки», сиречь изолированной ферзевой пешки, висячие унаследовали одну существенную черту характера, а именно ту же странную смесь статической слабости и динамической силы. Но в то время как в изолированной ферзевой пешке и слабость и сила ясны как день (вспомним: если изолирована черная пешка, то она сама нуждается в защите, а кроме того, могут стать слабостями в эндшпиле поля d4, c5, е5; сила же заключается в наличии форпостов е4 и с4, возможно при случае и продвижение d5–d4), в висячих как то, так и другое содержится в скрытом виде. В этих крайне загадочных натурах, собственно говоря, несомненно лишь следующее:

1) обе висячие пешки (например, на диаграмме 226) «не защищены», то есть не защищены пешками, и по этой причине давление на них по открытым линиям должно оказаться тягостным;2) при висячих пешках достижение сравнительно безопасной позиции не представляет особых затруднений (я имею в виду позицию, в которой одна из пешек защищает другую, то есть c5, d4 или d5, с4). Возникает вопрос: если только что упомянутая возможность относительной безопасности достижима лишь ценою отказа от всякой инициативы в центре, если «безопасность» означает чуть ли не готовность подвергнуться блокаде, то не лучше ли пренебречь этой «безопасностью» и продолжать оставаться в висячем положении? Ответить на этот вопрос нелегко. Всё зависит от обстоятельств, от рода и деталей предстоящего блокирования. Впрочем, скажу заранее: «безопасность» блокированного комплекса – понятие весьма растяжимое; блокированные пешки легко могут стать слабыми. Тем не менее бывают случаи, когда продвижение пешек в блокированное положение (так сказать, самоблокада) находится в полном соответствии с позицией. Случаи эти таковы: 1) входящие в состав неприятельского блокадного кольца пешки, в свою очередь, могут быть атакованы (см. пешку b2 в партии Рубинштейн – Нимцович);

2) блокада обходится противнику слишком дорого, то есть необходимый блокирующий аппарат чересчур велик, или же блокирующие фигуры оказываются почему-либо неподходящими (отсутствие эластичности или незначительность угроз с блокирующего поля).

Примером неблагоприятных позиций могут служить диаграммы 227 и 228.

Э. Кон Нимцович
Карлсбад 1911

№227


Попытка обезопасить висячие
пешки дала весьма относительные
результаты. Пешка c5 слаба;
правда, d4 – проходная

№228


Пешка d4 получилась из двух висячих
с5 и d5 в результате d5–d4, e3xd4,
c5xd4. Пешка d4 блокируется теперь
посредством Kf1–е2–d3, и белые
получают преимущество

Здесь безопасность (в результате самоблокады) оказывается обманчивой, продвинутые пешки становятся слабыми. И опять-таки причину следует искать в свойствах блокеров: конь d3 и король d3 являются отличными блокирующими фигурами; это в достаточной мере объясняет неудачу самоблокады.

Истина заключается, по-видимому, в следующем: так же, как наша оценка изолированной ферзевой пешки d4 зависела от большей или меньшей степени присущей ей инициативы (подкрепленный пешкой форпостный пункт должен был иметь какое-то значение), точно так же, думается нам, мы вправе требовать некоторую долю инициативы и от подвергнувшихся блокаде висячих пешек. Полная же пассивность безнадежна.

Приводим несколько примеров.

Партия Рубинштейн – Нимцович (см. диаграмму 226). Последовало:

15. Qа4 Qb6 16. Qа3 с4!

Пешки ищут безопасности в самоблокаде. Однако белое блокадное кольцо – пешка b2 – поддается атаке. Продвижение со стороны черных, следовательно, здесь обоснованно.


17. Bе2 а5 18. Rfd1 Qb4 19. Rd4 Rfd8 20. Rcd1 Rd7 21. Bf3 Rad8 22. Nb1

Лучше была бы выжидательная тактика – 22. R4d2 и т.д.

22...Rb8 23. R1d2 Qxа3! 24. Nxа3 Kf8 25. е4.

Это в конечном счете ведет к проигрышу пешки, но положение белых и без того невыгодно; существовавшее еще на 21-м ходу равновесие – слабость на d5 уравновешивалась слабостью на b2 – уступило место явной несоразмерности: поле b2 сделалось теперь совсем слабым, поле d5, напротив, защищено чуть ли не с избытком.


25...de 26. Rxd7 Nxd7 27. Bxе4 Nс5 28. Rd4

Или 28. Bс6! Rb4 29. Bd5 Na4 с преимуществом черных.

28...Nxе4 29. Rxе4 Rxb2 30. Nxс4 Rb4 31. Nd6 Rxе4 32. Nxе4 Bxа2, и черные выиграли.

В практике маэстро значительно чаще встречается ход d5–d4 или, соответственно, d4–d5 (из висячего положения с4, d4). Он забавным образом ведет к замыканию не лишенного оригинальности кольца: от изолированной ферзевой через висячие пешки снова к изолированной ферзевой. При этом весь вопрос в том, удержится ли вновь возникшая изолированная ферзевая пешка.

Дебют Рети
Нимцович Тартаковер
Копенгаген 1923

1. Nf3 d5 2. b3 с5 3. е3 Nс6 4. Bb2 Bg4 5. Bе2 Qс7 6. d4 cd 7. ed e6 8. 0-0 Bd6 9. h3 Bxf3 10. Bxf3 Nf6 11. c4! dc 12. bс 0 0 13. Nс3.

Чтобы сохранить позицию висячих пешек, можно было играть Nb1–d2–b3 с последующим Qd1–e2, Rа1–с1, Rf1–d1. Но я хотел вскрыть позицию посредством d4–d5.


13...Rfd8 14. Nb5 Qе7 15. Qе2 Bb8 16. d5 ed 17. Qxе7 Nxе7 18. Bxf6 gf 19. cd Be5! 20. Rad1,

и пешку «d» не только удалось сохранить, но она еще во всем дальнейшем течении партии компенсировала пешечное превосходство черных на ферзевом фланге. Значения пешки d5 не следовало недооценивать. Тартаковер «недооценил» и проиграл.

Не так удачно сложилась игра для обладателя висячих пешек в положении на диаграмме 229.

И. Бернштейн Тейхман
Карлсбад 1923

№229


Черные выполняют несколько изящных пируэтов

17. Qа3 Nе4 18. Rd3 Rfd8 19. Rfd1 Qе6 20. Nd2 Qb6 21. Nf1 Nf6 22. Ng3 Rас8 23. h3 h6 24. Ne2 Rd7 25. Nс3 Qе6 26. Qа5 d4!

Черным надоела вечная угроза, и они решают нарушить висячее положение пешек путем самоблокады; однако это легко могло окончиться для них бедой.


27. ed cd 28. Nb5

Как спасти теперь изолированную ферзевую пешку?

28...Qf5!

Следует ряд точных контрманевров.

29. Qа4! Rс1! 30. Rxс1 Qxd3 31. Rс8+ Kh7 32. Qс2 Qxс2 33. Rxс2 d3! 34. Rd2

Пешка d3 всё еще находится в опасности.

34...Nе4! 35. Rd1 Rb7

Окончательная ликвидация!

36. Nс3 Nxс3 37. bc Rb2 38. Rxd3 Rxа2. Ничья.

Изучающему небесполезно обратить внимание на способы косвенной защиты пешки «d». Подобный стратегический прием является для защищающегося лишним шансом избавиться от затруднений с висячими пешками и улучшить позицию.

В общем, на висячее положение пешек следует смотреть как на переходное состояние; всё дело лишь в том, чтобы уловить подходящий для ликвидации этого состояния момент. Обыкновенно защищающийся продвигает одну из пешек слишком рано. Сохранения неопределенного, висячего состояния избегают, ибо сознание, что «паришь в воздухе», по-видимому, все же чуждо человеческой психике. Как бы то ни было, одно требование мы должны предъявить нашему читателю: если вы уж собираетесь продвинуть одну из висячих пешек, то не делайте этого до тех пор, пока не усмотрите хотя бы тени инициативы в той позиции, которая возникает в результате продвижения; подвергаться же опасности полной и безнадежной блокады не следует ни под каким видом – лучше уж «парить» дальше!


4. Два слона.

Два слона в руках знатока – страшное оружие. И тем не менее у меня на мгновение мелькнула мысль – сознаюсь, почти что «преступная»,– в моей книге это оружие детально не рассматривать. Моя система – так сказал я себе – знает лишь двоякого рода моменты, которые она признает достойными подробного исследования: элементы игры и стратегические приемы и проблемы. Так, например, изолированная ферзевая пешка, казавшаяся нам как-то связанной органически с проблемой ограничения подвижности, была для нас стратегической проблемой. Но куда же пристроить слонов?

Вопрос нельзя попросту игнорировать как нечто досужее или праздное; напротив, он кажется нам теоретически интересным. Подробное обоснование моего личного мнения завело бы нас слишком далеко, поэтому я счел достаточным сообщить лишь вывод: я пришел к убеждению, что преимущество двух слонов не может быть классифицировано ни как элемент в нашем смысле слова, ни как стратегический прием: оба слона как были, так и остаются для меня просто родом оружия. Исследование же различных родов оружия, решение вопроса, какую роль они играют в том или другом случае, совершенно не входит в план моей книги (напротив, у Бергера названная точка зрения является лейтмотивом книги об эндшпиле). Тем не менее читатель вправе, конечно, ожидать от меня освещения порождаемых неприятельскими слонами опасностей. И с этим я должен считаться.

Превосходство слона над конем сказывается особенно ярко в следующей группе позиций: у каждого из партнеров имеется по одной (или несколько) поддержанной королем проходной пешке; слон побеждает, так как его способность препятствовать продвижению неприятельских проходных пешек изумительна (или замедлять темп этого продвижения).

№230


Превосходство дальнобойного слона
над «страдающим одышкой» конем.
Черные проигрывают и при положении
коня на с3, d4 или f8

Зато положение на диаграмме 231 вскрывает главнейшую слабость слона: если дело заключается в защите пространства, то он обыкновенно беспомощен, ибо каким образом находящийся на черных полях слон мог бы воздействовать на белые пункты!

№231


Белые проигрывают из-за слабости белых полей

Конфузное для слона наступление черных развивается примерно так:

1...Nа5+ 2. Kс3 Kа4 3. Bf2 Nc6 4. Bе3 Nа7 5. Bf2 Nb5+ 6. Kd3 Kb3.

В заключение следует еще шах на b4 или b2, после чего король черных овладевает полем с4.

Случаи на двух последних диаграммах надо рассматривать как два полюса, между которыми укладываются остальные случаи. Дальнобойность – так называется преимущество; слабость полей недоступного цвета – так называется роковой недостаток, свойственный слону.
Еще одно! Положение: белые – Bg2, п. с5, черные – Nb8, п. с6 (при наличии других сил) – столь же мало убеждает нас в превосходстве слона над конем, как положение: белые – Bb4, п. с5, черные – Nе6, п. с6 – в превосходстве коня. В обоих случаях дело решает стратегический перевес (а именно проанализированное нами в свое время преимущество агрессивного расположения фигур по сравнению с пассивным), но не превосходство самого рода оружия, в тех или иных случаях, возможно, и существующее.

Резюмируем: главнейшая слабость слона заключается в беззащитности полей недоступного для него цвета, главнейшая сила – в дальнобойности. И теперь становится понятным, почему два слона так сильны: сила оказывается удвоенной, а только что подчеркнутая слабость нейтрализуется другим слоном.

Едва ли возможно описать все те разнородные ситуации, в которых действие обоих слонов может оказаться неприятным. Мы попытаемся, однако, отметить наиболее важные из них.


а) Слоны Горвица.

Так называются два слона, когда они действуют по двум смежным диагоналям (например, Bb2 и Bd3), чтобы соединенными силами обстреливать позицию неприятельской рокировки. Действие их подчас сокрушительно: один из слонов вынуждает ход пешкой, открывающий дорогу другому слону.

№232


Qе4

вынуждает вскрывающий позицию короля ход

G6,

после чего

2. Bd4+

оказывается губительным. Подобным же образом складываются события в следующей партии:

1. е4 е5 2. d4 ed 3. c3 dc 4. Bc4 cb 5. Bxb2 Bb4+ 6. Nс3 Nf6 7. Nе2 Nxе4 8. 0-0 Nxс3 9. Nxс3 Bxс3 10. Bxс3 0-0.

Черные рокировали и чувствуют себя вооруженными до зубов как против 11. Qg4 (g7–g6), так и против 11. Qd4 (Qd8–g5); однако они не учитывают свойственной слонам Горвица способности к координации действий.


11. Qg4 g6 12. Qd4

с неотразимым матом. Роль слона с4 очевидна – он связывал пешку f7.

Как разновидность слонов Горвица, причем более тонкого свойства, хотелось бы классифицировать слонов в положении на диаграмме 233 (приведены лишь главнейшие фигуры).

№233




Два слона атакуют пешечную массу
с намерением овладеть полями,
представляющими собой удобные
позиции для одного из слонов

Атаки на короля здесь нет, но давление на пункт а7 вынудит черных в конце концов к пешечной конфигурации а7, b6, с5, после чего начнет действовать другой слон. Последует а2–а4, b2–b3, и слон f1 получает прекрасные позиции на а6, b5 и особенно на с4. Помимо этого обесценивается и пешечное превосходство черных на ферзевом фланге. Подобный стратегический прием встречается в партиях Мароци.


б) Продвижение пешек с целью ограничения подвижности коней.

Пешечная масса (нет необходимости, чтобы это было пешечное превосходство) продвигается при поддержке двух слонов довольно далеко вперед и, таким образом, ограничивает подвижность неприятельских коней. В конце концов открывается возможность прорыва. Примером может служить следующая известная партия.


Сейчас читают про: