double arrow

ПРИЧИНА ПРОБЛЕМЫ


Причиной предстоящего краха на фондовом рынке станет не закон ERISA. Закон ERISA, скандал с «Enron» и грядущий грандиозный крах — это, по сути, лишь симптомы гораздо более серьезной проблемы. Эта глава посвящена воп­росам, скрывающимся за главной проблемой, и тому, как мы можем приступить к их радикальному и окончательному разрешению; мы доберемся до истинной причины событий, предсказанных богатым папой.

Программы «Social Security» и «Medicare» неотвратимо идут ко дну. В отче­те администрации Клинтона за 2000 финансовый год было прямо заявлено: «Го­сударственные трастовые фонды не имеют реального наполнения экономичес­кими активами, которые можно было бы использовать в будущем для финансирования социальных пособий». Другими словами, правительство наконец приз­налось, что в реальности целевого фонда «Social Security» не существует. Это плод нашего воображения. Так неужели программа «Social Security» это всего лишь еще одна модифицированная схема Понци?

В сегодняшней Америке каждый наемный работник смотрит на корешок расчетного листка и видит, что 7,65 процента его зарплаты, удвоенные 7,65 про­цента отчислений работодателя до суммы в 15,3 процента, уплыли на счета «Social Security» и «Medicare». Каждый работник надеется, что после ухода на пенсию он окажется в числе первых у кассового окошка. Это может произойти, если в стране будет все еще достаточно работающих, чтобы заполнять кассу деньгами. Проблема в том, что люди живут все дольше и вокруг окошка выдачи скапливается все больше пенсионеров. Будет ли эта схема работать, когда чис­ло людей у окошка выдачи превысит число тех, кто вносит в кассу деньги?

Целыми десятилетиями правительство занимало и расходовало положи­тельное сальдо фонда «Social Security» — разницу между налоговыми поступле­ниями в «Social Security» и выплатами. Взамен заимствованных денег прави­тельство выдает долговые расписки в форме казначейских долгосрочных вексе­лей. В последние годы все больше критиков начали говорить, что система «Social Security» была мошенничеством и что трастовый фонд давно пуст. Пра­вительственные чиновники возмущались, категорически отрицая существова­ние проблемы. В 2000 году администрация Клинтона «раскололась» и опубли­ковала это заявление, где фактически сказано, что трастовый фонд действитель­но пуст. Впервые в истории правительство признало существование проблемы. Кстати, вам не кажется, что это сильно смахивает на проблему с «Enron»?

Система «Social Security» работала превосходно в середине 1930-х годов, когда на каждого получателя социальных пособий приходилось 42 работающих. В 2000 году эта цифра сократилась до 3,4 работающих на одного получателя. К 2016 году , согласно докладу финансовой комиссии, система «Social Security» будет собирать меньше де­нег в налоговых поступлениях, чем ей придется выплачивать. Другими сло­вами, у окошка кассы соберется слишком много людей.

Если вы помните из предыдущей главы, 2016-й это тот самый год, когда пер­вым беби-бумерам перевалит за семьдесят, то есть число людей старше семиде­сяти подскочит на 700 тысяч человек только в одном этом году. К тому же, эта статистика не учитывает тех, кто предположительно не доживет до семидесяти, так что правительству придется иметь дело с 700 тысячами живых людей, а чис­ло людей старше семидесяти будет увеличиваться с каждым последующим го­дом. Вот это я и называю надвигающейся грозой. В 2002 году политики предло­жили, чтобы молодым работникам разрешалось либо отчислять деньги на пер­сональный сберегательный счет, либо инвестировать в фондовый рынок. Если данный законопроект пройдет, это будет значить, что в систему обеспечения пенсионеров будет поступать еще меньше денег, a «Social Security» выйдет на отрицательное сальдо раньше 2016 года. В 1979 году я не совсем понимал, почему богатого папу так тревожило буду­щее. Я недоумевал, почему богатым человеком овладели такие мрачные предчу­вствия. Но хотя я не совсем понимал его логику, но доверял ему достаточно, что­бы продолжать строительство своего ковчега. Вот почему я не пошел ни на должность менеджера но продажам, ни на какую другую работу, какими бы привлекательными ни казались зарплата и льготы. Я решил стоять до конца и вступить в схватку с реальным миром в начале жизни, вместо того чтобы столк­нуться с ним в старости. К 1994 году мы с Ким стали финансово свободными людьми. Наш ковчег очень хорошо показал себя в конце 1990-х, когда фондо­вый рынок был на подъеме, и прекрасно перенес обвал рынка в марте 2000 года. Мало того, па обвале рынка мы сделали больше денег, чем на подъеме. Сегодня благодаря моему личному опыту и знанию, чего стоит построить ковчег, я луч­ше понимаю, почему богатого папу так тревожило будущее, которое обязатель­но должны были увидеть мы с его сыном.


Сейчас читают про: