double arrow

К П. И. В. Вас часто смущают находящие по­мышления: да даст вам Господь несомненную веру и совершенное упование на Промысл Его


Вас часто смущают находящие по­мышления: да даст вам Господь несомненную веру и совершенное упование на Промысл Его! Мудрствующим же неподобающее и восстаю­щим против Восточной Апостольской Церк­ви,— кто бы они ни были,— не внимайте и успокаивайтесь в том, чему научает правоверующая Греко-Российская Церковь по свиде­тельствованным преданиям святых отец, Са­мим Богом чудно прославленных.

Молитвы читайте, установленные Свя­той Церковью; они не длинны и не много вре­мени требуют; молиться же должно не одним только умом или мыслью, но и телом прекло­няться смиренно, как Сам Господь Иисус Христос молился даже до кровавого поту, с преклонением лица на землю. Такова есть смиренная молитва. Есть молитва фарисейская — высокопарная; тою молитвой молятся мнящие­ся о себе нечто быти. Такая молитва чужда истинных христиан! Можно и без поклонов, сер­дечною мыслью молиться, ежели кто одержим болезнью и не может преклонять свое тело; и самые вздохи приемлются от сокрушенного сердца — гордым же Бог противится!

Сын ваш, благонравию и полезным на­укам обучающийся, может со вниманием от всего сердца прочитывать краткие молитвы: Царю Небесный; Пресвятая Троице; Отче наш; Богородице Дево, радуйся; и Златоустову мо­литву: Господи, не лиши мене небесных Твоих благ и проч.; потом — Верую во Единаго Бога; напоследок — Достойно есть, яко воистину блажити Тя Богородицу, присноблаженную и пренепорочную...— до конца.

Кажется, благоразумный учитель дол­жен согласиться, чтобы сии краткие и нужные молитвы невозбранно в свободное время повторял его прилежный и рачительный о бла­гочестии ученик; и ваше сердце, без сомнения, тем успокоится. Мир вам и благословение Божие!

15 июля 1835 года

К М.М.

Благословен грядый во имя Гос­подне: осанна в вышних (Мф 21, 9)!

Когда язык велеречиво и необузданно выражает все, что есть внутри нас, тогда бес­ценная душа теряет свое достоинство, услаждаясь высокопарным красноречием; глубокое сердце мелеет; сокровище таинств созерцаемых окрадывается и весь человек разливается и пустеет. Неудержный предатель — язык многие души опустошил, растлил сердца и разорил вконец великие государства. А потому и запрещается многословие, чтобы язык не преходил своих границ и не мог бы выступать из-под управления духовного существа. Итак, будем молиться, да сохранит вас Бог от сего своевольства: Господи! положи хранение устом моим (Пс 140, 3), чтобы не износились пра­здные слова, за которые от нас спросится ответ в день судный!..

Простое искреннее слово лучше и яснее всяких велеречивых выражений может сооб­щать душе душу; и оно в глубине сердца само собою познается, при помощи вразумляющего Ангела. Осмысленное слово — как запечатан­ное письмо, полученное от сердца; оно и распечатывается сердцем, и там прочитывается безмолвным вниманием. Ибо никто не знает, что в человеке,— разве дух человека, живущий в нем. В этом вас уверяет апостол Павел, кото­рый имел разум Христов, испытующий и самые глубины сердечные...

Святитель Тихон сказывает: «Не спро­сят тамо, красно ли говорил или красно ли жил?» Вот что поговаривают истинные христи­анские философы! А красота жизни есть наша истинная Жизнь — Иисус Христос! Теперь — довольно для сердца нашего работы, есть чем заняться...

Вам угодно знать, чем заняться прежде: рассуждением ли, рассматриванием ли, книга­ми ли, молитвословием ли? Да, да! молитвословием, которое заключается в одном слове, не­престанно произносимом во внутренности сердца; оно вам известно: Господи Иисусе Хри­сте, Сыне Божий, помилуй мя! — уже из этого взывания могут пролиться реки спасительных добродетелей и всякое чинное благоустройство вашего последующего подвижничества.

Вразумительно ли тебе, любезная сеетра наша о Господе, сие младенческое лепетание? Веришь ли, что вдруг можешь научиться всем добрым наукам? Конечно, вдруг! В едином Слове, о Немже благодать воз благодать! Вся Тем быша, и всяческая в Нем состоятся и со­держатся!!!

Изволь продолжать начальное слово ча­стым взыванием со страхом Божиим,— и уви­дишь, как любящим Бога вся споспешествуют во благое (Рим 8, 29). Дивно, дивно о нас Божие промышление! Прощайте.

Теряюсь в безмолвной глубине, где нет ни гласа, ни обычных слов, и так остаюсь в безумии моем настоящим юродивым. Ежели строки сплел разумно, то не от себя — от Ис­тины. Это далось для верующих — вы в числе верующих, вам и далось, для вас и наплел; пользуйтесь — оно далось на пользу.

Наша неизбежная участь — смерть, гроб — сегодня или завтра. Не надейтеся ни на князи, ни на сыны человеческия, в нихже нет спасения (см.: Пс 145,3)! Спаситель наш един! Ему угодно, чтоб и мы едино были о Нем, в Нем и Им созидаемые... Писать ко мне зависит от вашего изволения, только не как к нежному отцу, но — к невеже и грубому брату. А я, поку­дова могу, буду отвечать, при помощи Всемо­гущего!

Непотребный слуга Георгий

1824 года, в Неделю ваий

3. 61.К М.М.

Вера не имеет сомнения; где вера — там ничто не смущает, все мирно и покойно. Надеющиеся на себя и на собственное исправление своей жизни не разумеют, что под мечтательными цветами кроется наносящий им самонадеяние — мечтатель змий! Но кто себе не доверяет и каждый день опасается и боится всякого преступления, тот действительно спасается, тому надежда — Бог! Большая добродетель есть добро творить и ненавидящим нас. Истинно высокий ум никогда не может предпочесть намерению угождать единому Богу — страстную привязанность и житейские суетности; но ежели не из смирения Христова истекает высокий ум, то такое высокоумие — грех; за это Ангел диаволом стал.

Святой Ангел Божий пребудет, неотступно охраняя вас, ежели вы пребудете всегда в молитве Иисусовой, от которой рождаются благие мысли... Ничем вы столько не дадите чувствовать противо-разумеющим силу истины во истинной любви, как скромным молчанием. Весьма нам нужно наблюдать чистоту сердца и умеренность в словах.

Я радуюсь желанию вашей маменьки причаститься Святого Тела и Крови Иисуса Христа с таким намерением, чтобы уже сердцем наблюдать Его заповеди и уклоняться от всего, что противно учению Христову. Тогда познаете, сколь приятна свобода от земных пристрастий...

В общую предосторожность скажу вам: слышно мне, что умножаются ныне юродствующие! А как это дело очень требует великой осторожности, чтобы ходить в правом духе, и бывает свыше человеческого разума, то за лучшее считаю не осуждать их и не знакомиться с ними, чтобы не ошибиться и не принять ложного духа вместо правого. Горе тем, которые прельстились! Они уже мечтают о себе, что лучше всех разумеют и действуют. А милостыню можно подавать без разбора каждому, требующему ради имени Христова.

Если кто говорит не от истины — то от себя. А на лестные и легкомысленные слова нужно отвечать молчанием и удаляться от произносящих оные.

Сентября 22-го, 1824 года

К М.М.

Что высоко пред людьми, то мерзость есть пред Богом. Подумайте, матушка, чем мы можем похвалиться? Какими науками, какими познаниями? Самая преимущественная и высочайшая наука есть еже знати Господа и творити волю Его,— но мир о сей науке небрежет...

Очень опасно полагаться на самость: мы себя спасти не можем, так спасем ли кого другого? Хорошо, что ваше сердце сострадает о брате,— но печется ли оно о себе? Ведь только пекущиеся о своем спасении могут и другим послужить на пользу, при помощи Божией. Если же сего нет, то нужно рассмотреть мысль свою: не прелесть ли? Богу и миру служить еди-номысленно нельзя. Душа не делится надвое: двоедушными называются колеблющиеся на обе стороны, и потому они не устраиваются в мирное состояние истинного спасения.

25 августа 1825 года

3. 84. Е.П.

Промысел Божий свят! Что скрывает ночь, то являет день... Судьбы всевышнего суда нам неисповедимы. Кто ничего не определяет себе по уклонению сердца своего, тот управляется во благо Промыслом Божиим. Но обстоятельствами и попечениями удерживаемое сердце почитает за лучшее и надежнейшее следовать своим предрассудкам. Поэтому и лишается, собственным произволением своим той благости небесной, которая дается в утешение возлагающим печаль свою на Бога... Утешьтесь святою надеждою о Господе! Прошедшее время невозвратно: прежнее следует забывать и простираться в будущее, чтобы всеми средствами благоугождать Богу. Господи! дай мне мысль благую, и страх Твой буди в сердце моем, да исчезнут все посторонние страхи, одержащие душу мою.

Часто ли вы читаете книжку Святителя Тихона?

30-ю Января, 1825 т.

Е.П.

Благоразумным терпением приобретается душевное стяжание, в сравнении с которым весь мир ничто: какая польза человеку, если весь мир приобретет, душу же свою потеряет? Пользуйтесь, матушка, словом Божиим; а что мир делает против Христа, за то примет суд: каждому воздастся по делам его. Когда вы предпримете во имя Господне жизнь уединенную, где вам угодно, тогда познаете, коль благо есть надеяться на Господа и петь имени Господа Вышнего!

12-го Марта, 1826 г.


Сейчас читают про: