double arrow

Екатерине Васильевне Даниловой. Господи, просвети тьму сердца мое­го, да разумею волю Твою


Господи, просвети тьму сердца мое­го, да разумею волю Твою.

Не поставляйте вы себя у мрачной моги­лы: вы в ней ничего не можете видеть; и не думайте того, что в ней все уже оканчивается. Такая философия есть ухищрение лжеумствователей, не познавших ни себя, ни Бога. Нет, нет! Могила не вместит вашей души, а только одно тело, оставленное душою,— и то до буду­щего, известного всем общего воскресения мертвых; гроб и могила не конец нашего суще­ствования. В том ни малейшего нет сомнения, что будет Божий суд и каждому человеку, му­жу и жене, праведное воздаяние; гроб и могила не покроют от суда Божия мужа-грешника, не покаявшегося и не испросившего здесь у Господа вечной милости.

Конечно, любовь только может покрывать множество грехов — и покрывает... Откуда это, что мы чувствуем радость, когда говорим и внимаем о любви?

Когда вы пьете горячий чай, тогда по­мыслите:

Как огнь в воде,

Так любовь в душе!

Она ее объемлет, и греет, и живит,

И, радуя собою, приятно веселит.

Но если чашка с чаем постоит не при­крыта, то скоро, скоро остынет: подобно сему и любовь, не хранимая внутри души и не при­крытая смирением, возвращается к себе,— и сердце простывает...

Вот и еще пристойное уподобление:

Ты — уголь, человек;

Бог — пламень твой и свет.

Ты черен и студен,— в тебе коль Бога нет!..

Нам очень приятно повторять, что Бог есть Любовь! Следовательно, любовь непостижи­ма; она превышает все сотворенное; она все объ­емлет; но сама, как свет, никак не объемлется, а только, снисходительно к нашим чувствам, познавается в нас одно ее присутствие; когда мы храним ее, она лобзает нас светом истинным, и погружающихся в нее неизреченно радостотворит, восхищает и утешает веселием вечным...

Любовь, как солнце, все объемлет,

оживляет

И чувственных границ не знает.

Мая 28-го, 1835 года

Георгий к Вере, Надежде и Любви:

Верою нам—все возможно:

Един побеждает тьмы:

Ради Бога, се неложно—

Адские трепещут львы.

Нам с надеждою везде покой!

А когда не веришь—так пустой;

Да кто же без надежды может быть?

Ежели б и один день прожить:

Жить и надеяться на Бога—

Делать—что велено для Бога!

А противным никак не внимать.

Любовь святая—есть жизнь и свет.

Юных, старых в ней во веки нет!

Бог любовь—всех благ совершенство.

О Любовь!—вечное блаженство!

В тебе я жив! без тебя я мертв!

Примите: не имею других жертв!!!

Июля 28-го, 1832 г.

А.Н.Ш.

При благодарности моей о Госпо­де за любовь вашу о Христе Иисусе, хочу нечто сказать о благости Божией. Что ни бывает по воле Господней, все то не против нас; и вы не печальтесь, когда увидите, что не по желанию нашему что-либо делается, а по воле Божией. О принятии же православного исповедания ве­ры: уверяйте, матушка, вашего мужа, что еже­ли примет и будет верен Российской Церкви, то получит здравие.

От искренности сердца усердствующий вам о Господе

непотребный раб Егор

Июня 21-го, 1826 года


Сейчас читают про: