double arrow

Общая характеристика советского уголовного права по «Руководящим началам по уголовному праву РСФСР» 1919 г

Призванное защищать новый общественный и госу­дарственный порядок, уголовное право с первых дней советской власти становится мощным орудием «диктатуры пролетариата» с ее карательны­ми органами и ярко выраженной классовой политикой. В практике рево­люционных трибуналов вырабатывается в это время четкое представление о контрреволюционном (к/р) преступлении. Это к/р мятеж, к/р восстание, к/р заговор, участие в к/р организации, ставящих своей целью свержение советской власти. К к/р преступлениям относились также попытки раз­личных антисоветских организаций присвоить себе функции государст­венной власти. Так были расценены декретом ВЦИК от 3 января 1918 г. действия кадетско-эсеровского большинства Учредительного Собрания.

Особо опасными преступлениями, приближавшимися к контрреволю­ционным, признавались погромы, хищения, спекуляция, бандитизм, хули­ганство. Сурово преследовались должностные преступления (взяточничество, халатность, волокита). Выделялись воинские преступле­ния: связь с внутренними и внешними врагами, предательство, мародерст­во, грабежи и насилия над населением. С весны 1918 г. появится дезертир­ство как самовольный уход из рядов Красной Армии или неявка по при­зыву.

Что касается наказаний, то они в первых декретах, как правило, не оп­ределялись. Говорилось о предании суду революционного трибунала, о заключении в тюрьму до предания суду и т.п. Первая попытка упорядо­чить систему наказаний была предпринята Инструкцией Наркомюста от 19 декабря 1917 г. В эту систему входили денежный штраф, лишение сво­боды от 7 дней до 10 лет, удаление из столицы или высылка из пределов республики. Разрешалось объявление виновного врагом народа, лишение всех или частичных политических прав, общая или частичная конфискация имущества, обязательные общественные работы. Летом 1918 г. был введена смертная казнь, революционным трибуналам предоставлено при во применять любые наказания, расширились функции ВЧК.




Обобщение уголовного законодательства и судебной практики состоя­лось в декабре 1919 г., когда Наркомюст принял «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР», ставшие первой попыткой обобщения практики судов и трибуналов. Согласно получившей широкое распространение в этот период теории «социальных функций права», новое уголовное право должно было основываться на принципе целесообразности, который противопоставлялся принципу закон­ности. В законодательном корпусе проявились тенденции к отказу от особенной части кодекса. Предполагалось, что суды, руководст­вуясь «социалистическим правосознанием» и принципом целесооб­разности, будут решать дела на основе лишь норм общей (деклара­тивной) части кодекса.



Согласно теории социальных функций права принцип законности в них был подменен принципом целесообразности. Предполагалось, что пролетарский суд при решении дел будет руково­дствоваться «социалистическим правосознанием», опираться на «социальное чутье», а потому ему не понадобится исчерпывающее и пол­ное нормирование всех отношений. «Руководящие начала» не имели осо­бенной части и ограничивались поэтому только разделами о сущности уголовного права, об уголовном правосудии, о преступлении и наказании и о некоторых других общих положениях.

При назначении наказания, к примеру, рекомендовалось учитывать степень и характер социальной опасности преступника, его социальное происхождение и принадлежность к «угнетающему» или «эксплуатируемому» классу. Принадлежность к неимущим классам явля­лась смягчающим вину обстоятельством, так же как состояние голода, ну­жды, невежество и несознательность.

В кодексе не определялись и не расшифровывались такие понятия, как форма вины, необходимая оборона, крайняя необходимость: мотивы пре­ступления, кроме указанных выше, не учитывались, что усиливало прин­цип объективного вменения (по результату преступления).

В судебной практике большое значение приобрел принцип аналогии, ко­гда при отсутствии в законе конкретной нормы, разрешающей конкрет­ный казус, можно было решать его по аналогии с другим казусом. Свобо­да толкования норм права на практике вела к произволу.

Формы вины, необходимая оборона, крайняя необходимость не расшифровывались в кодексе. Недостаточное внимание к трактовке субъективной стороны преступления приводило к усилению прин­ципа объективного вменения, когда степень наказания связывалась с результатом преступления, но не с его мотивами. На меру наказа­ния влияла социальная принадлежность преступника («принадле­жащий к имущему классу» или «неимущий») и социальная направ­ленность деяния («в интересах угнетающего класса»). К смягчаю­щим обстоятельствам относились: принадлежность к «неимущим классам», состояние голода, нужды, невежество и несознательность.

Практика судебного правотворчества получила в Руководящих началах поддержку в виде принципа аналогии: при отсутствии кон­кретной нормы в законе, разрешающей конкретный казус, к нему могли применить «аналогичную» норму и решить его по аналогии с другим казусом, урегулированным нормой. Свобода толкования в перспективе вела к произволу.

Система наказаний, предусмотренных кодексом, включала: вну­шение, общественное порицание, принудительное изучение курса политграмоты, бойкот, исключение из коллектива, возмещение ущерба, отстранение от должности, конфискацию имущества, лише­ние политических прав, объявление «врагом народа», принудитель­ные работы, лишение свободы, объявление вне закона, расстрел. Таким образом, к уже применявшимся наказаниям новый уголовный кодекс добавил внушение, общественное порицание, принудительное изучение курса по­литграмоты, бойкот, отстранение от должности, исключение из коллек­тива. Высшей мерой наказания стал расстрел. Понимая под правом систе­му (порядок) общественных отношений, советское уголовное законода­тельство делало значительный шаг назад от дореволюционной правовой системы, отвечавшей самым высоким требованиям мировой науки.

В период «военного коммунизма» многие из этих мер применялись в административном и внесудебном порядке (органами ВЧК). Такая мера, как объявление вне закона, применялась как к отдельным лицам, так и целым организациям (в ноябре 1917 г. партия конститу­ционных демократов была объявлена «партией врагов народа»). Свободный выбор наказаний предоставлялся ревтрибуналам поста­новлением Наркомюста в июне 1918 г.

В конце занятия преподаватель отвечает на вопросы по материалу лекции и объявляет задание на самоподготовку:

1. Изучить самостоятельно следующие вопросы: Судебная реформа 1922 г. Создание прокуратуры. Реорганизация органов государственной безопасности. Реорганизация экономики: национализация, рабочий контроль, ВСНХ.

2. Доработать конспект.

3. Повторить материал лекции. Подготовиться к семинарскому занятию по следующим вопросам: 1. Учредительное собрание и его роль в развитии советской государственности. 2. Основы советского общественного и государственного строя по Конституции 1918 г. 3. Карательные органы советского государства в 1917 – 1921 гг.






Сейчас читают про: