double arrow

Специализация коечного фонда ЭГ НКО, НКЗ и оперативных коек в военное время


Специализированные койки   Структура коек (%)  
  Приграничные ВО   Внугренние ВО  
     
А. ХИРУРГИЧЕСКИЕ   70,0   80,0  
из них:          
— общехирургические   52,5   32,0  
— травматологические   35,5   45,0  
— торакальные   3,0      
— урологические   0,5      
- нейрохирургические   1,5   7,0  
— глазные   2,0   3,0  
-ЛОР   1,5   1,5  
— челюстно-лицевые   3,5   3,5  
— полостные       8,0  
Б. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ   30,0   20,0  
из них:          
— общетерапевтические   70,0   50,0  
— инфекционные   13,5   25,0  
— кожно-венерологические   13,5   15,0  
— нервно— психические   3,0   10,0  

Это было существенным шагом на пути реализации приобретенного опы-та медицинского обеспечения в ходе войны.

В тыл страны планировалось направлять тяжелораненых и раненых сред-ней степени тяжести, нуждавшихся в квалифицированном хирургическом лечении, включая сложные хирургические операции. Сроки лечения в гос-питалях тыла планировались более двух месяцев. Соотношение коечной сети между районом глубокого тыла и районами армейского и фронтового тыла намечалось иметь 25-30% в первом, а во втором и третьем — 75-70% всей коечной сети, необходимой для медицинского обеспечения действуюшей армии. Вышеуказанные документы явились значительным этапом реализа-ции приобретенного опыта медицинского обеспечения в ходе советско-фин-ляндской войны.




К сожалению, выводы по итогам советско-финляндской войны 1939-1940 гг. не могли быть реализованы в столь короткий срок. В связи с этим здравоохранение страны и санитарная служба Красной Армии оказались неподготовленными к медицинскому обеспечению первых операций начав-шейся войны.

Сначалом Всликой Отечественнойвойны 1941-1945 годов на территории страны развернулось формирование обширной сети эвакуационных госпи-талей, объединённых под руководством управлений местных и распредели-тельных эвакуационных пунктов в госпитальные базы тыла страны. Работа велась параллельно: Наркоматом обороны формировались органы управ-ления эвакуацией, Наркомздравом формировались ЭГ НКЗ и выделялись оперативные койки. Первыми начали функционировать управления распре-делительных и местных эвакуационных пунктов, которые до создания гра-жданских органов управления взяли на себя руководство всеми сторонами деятельности формируемых эвакогоспиталей.

В конце июня — начале июля 1941 года Наркомат обороны и Накомздрав СССР сформировали ЭГ на 658 000 коек, кроме того, в гражданских больни-цах некоторых городов, главным образом крупных, Наркомздрав обязывался выделить 34 100 оперативных коек. Оперативные койки находились научете в соответствующих фронтовых, распределительных и местныхэвакуационных пунктах и занимались по их распоряжению. Формирование ЭГ и коек в них из месяца в месяц возрастало и на 1 октября 1941 года составило 1 миллион коек (Военно-Санитарное Управление еше в ноябре 1940 года считало необ-ходимым имсть этих госпиталей на 1,2 млн. коек). Задерживало формирова-ние ЭГ нсобходимость проведения лриспособительных работ в выделенных зданиях (в довоенный период были приспособлены здания только 1/3 госпи-талей, которые предназначались к формированию). Не все гладко обстояло с обеспечением госпиталей мягким и жестким инвентарем, а также меди-цинским оборудованием. Слишком резко и быстро возросла потребность в этом имушестве. Наблюдались задержки в оснащении, неурядицы в уком-[шектовании госпиталей врачебными кадрами, в первую очередь специали-стами хирургического профиля. Здесь уместно подчеркнуть громадный объ-ем работы по формированию ЭГ в тылу страны и размещению прибывших с запада ЭГ, а также медицинских и научно-исследовательских институтов. Кроме размещения ЭГ на 395 636 коек, прибывших из прифронтовых рай-онов, Наркомздрав СССР, Совнаркомы союзных и автономных республик, краевые, областные, городские Советы депутатов трудящихся должны были сформировать ЭГ почти на 1 млн. коск. Работу такого огромного масштаба нельзя было осуществить без активного участия общественности и, в пер-вую очередь, медицинской — 700-тысячной армии врачей, специадистов со средним медицинским образованием, младшего медицинского и обслужи-вающего персонала.





Положение нссколько улучшилось после выхода в свет Постановления Го-сударственного Комитета Обороны N 701 от 22 сентября 1941 года «Об улуч-шении медииинского обслуживания раненыхбойцов и командиров Красной Армии» и издания на его основе совместного приказа Народного Комиссара здравоохранения и Начальника Главного Военно-санитарного управления Красной Армии N 0382/474 от 30.09.1941 года «О передаче эвакогоспиталей в полное подчинение НКЗ СССР в соответствии с Постановлением ГКО N 701 от22сентября 1941 года».

В этих документах более четко разграничивались права и обязанности обоих ведомств по управлению ЭГ в тылу страны. Все медицинское обслужи-вание раненых и больных бойцов и командиров Красной Армии в тыловых районах страны возлагалось на Народный Комиссариатздравоохранения, ав армейских и фронтовых районах на Главное военно-санитарное управлениеи Красной Армии. Все УРЭПы и УМЭПы были подчинены Главному военно-санитарному управлению Красной Армии. Руководство лечебной и хозяйст-венной деятельностью ЭГ закреплялось за управлениями эвакогоспиталями в республиках, краях и облаетях. На органы управления военного ведомства (военно-санитарные отделы округов, УМЭПы и УРЭПы) возлагались сле-дующие функции:

— снабжение раненых и больных военнослужащих в ЭГ продовольстви-ем, вещевым имуществом, обеспечение перевозочными документами и де-нежным довольствием;

— организация эвакуации раненых и больных из фронтовых эвакопунк-тов и распределение их по ЭГ;

— контроль за деятельностъю ЭГ и работой госпитальных военно-врачеб-ныхкомиссий;

— организация партийно-политической работы среди раненых и боль-ных;

— организация учета и отчетности.

В указанных выше документах было закреплено положение, согласно которому с целью устранения параллелизма в работе инспекторов органов здравоохранения и военного ведомства, управления эвакогоспиталей и сани-тарные отделы военных округов, УРЭПы и УМЭПы должны были предвари-тельно согласовывать свои действия для достижения общих целей.

Эта система управления эвакуационными госпиталями тыла страны до конца Великой Отечественной войны оставалась громоздкой, практически многоведомственной, что оказывало существенное негативное влияние на результаты деятельности ЭГ в целом и на решение частных оперативных во-просов.

С августа 1942 года коечная сеть ЭГ начала сокращаться. Причин этому было много: острая потребность фронта в людских резервах; эвакуация гос-питалей на восток (а в последующем реэвакуация) и другие причины. Для Великой Отечественной войны были характерны внезапные и большие пе-редвижения войск, шли они с запада на восток или с востока на запад, они всегда сопровождались передислокацией госпиталей. За год войны в среднем передислоцировалось около 500 000 коск, эта передислокация всегда сопро-вождалась выводом госпиталей из рабочего состояния на 1 — 2 месяца.

Органы управления по руководству эвакогоспиталями тыла страны по линии Народного Комиссариата здравоохранения практически стали созда-ваться только после Постановления Государственного Комитета Обороны N 701 от 22.09.1941 года. До этого, в июне 1941 года, по опыту советско-фин-ляндской войны 1939-1940 годов при военном отделе НКЗ был создан сек-тор, который, как показал опыт, не в состоянии был обеспечить должного руководства всеми сторонами деятельности ЭГ. В этой связи система управ-ления ЭГ по линии НКЗ была коренным образом пересмотрена.

При НКЗ СССР было организовано Главное управление эвакогоспита-лей, на которое было возложено руководство лечебной работой, учет сети ЭГ, разработка руководяших документов по лечебной работе и другим видам дея-тельности (финансовой, материально-технической и другим).

По такому же принципу создавались управления (отделы) ЭГ при НКЗ республик, областных и краевых отделах здравоохранения. Только на терри-тории РСФСР было создано 52 отдела и Управления ЭГ НКЗ и ВЦСПС.

При НКЗ СССР было создано спеииальное научно-методическое бюро, в состав которого вошли крупные ученые. Этим бюро было разработано «По-ложение о Главном управлении эвакогоспиталей», где были определены за-дачи и функции Главного и других управлений эвакогоспиталей.

В 1943 году были созданы типовые штаты управлений (отделов) по руко-водству ЭГ в республиках, краях и областях. При этом они были значительно расширены. В его составе были 4 сектора: лечебный, планово-финансовый, медицинской статистики и материально-хозяйственного обслуживания, а также секретное делопроизводство. Однако следует отметить, что даже в та-ком составе отделы по руководству ЭГ не были способны должным образом выполнять возложенные на них задачи. В их составе не были предусмотрены должностные лица, которые занимались бы оперативным учетом коечной сети, организацией передислокации госпиталей и их расформирования, из-менением специализации коечного фонда. Выполнение этих задач вынужде-ны были взять на себя УРЭП и УМЭП. Да и лечебной работой практически руководили УМЭП, так как в штатах отделов ЭГ не было достаточного коли-чества инспекторов. В целом структура и организация управления работой эвакуационных госпиталей тыла страны обеспечили успешную деятельность лечебных учреждений, привлекавшихся к лечению раненых и больных вои-нов в период Великой Отечественной войны. Однако руководство ЭГ орга-нами управления трех ведомств (НКО, НКЗ, ВЦСПС) приводило к дублиро-ванию работы этих органов, к противоречиям и большим потерям времени на различные согласования, что в конечном счете оказывало отрицательное влияние на качество лечебно-эвакуационного обеспечения и полноту ис-пользования коечной сети.

Существенным недостатком в работе органов управления ЭГ являлось то обстоятельство, что к началу войны ни санитарная служба Красной Армии, ни НКЗ СССР не имели руководящих документов, которые бы четко регла-ментировали содержание и объем работы УМЭП и органов НКЗ, а также их взаимоотношения.

Дальнейшее развитие система приема, медицинской сортировки и рас-пределения раненых и больных в ЭГ тыла страны получила после утвержде-ния НКЗ СССР в марте 1942 года «Положения о сортировочных госпиталях НКЗ», согласно которому в госпитальных базах емкостью свыше 5000 коек должны были создаваться сортировочно-эвакуационные госпитали, а в ба-зах емкостью до 5000 коек — сортировочные отделения в хирургических ЭГ. Однако эти сортировочные госпитали, в отличие от подобных в Красной Ар-мии, не имели специального штата, оборудования и оснащения, а являлись обычными лечебными учреждениями хирургического профиля, но с функ-циями СЭГ. Они должны были иметь мощные операционные и перевязоч-ные, изоляторы и рентгеновские отделения. Прибывавшие в СЭГ раненые и больные после санитарной обработки подлежали направлению в сортиро-вочные отделения. Здесь им оказывалась необходимая квалифицированная медицинская помощь, после чего они переводились в медицинские отделе-ния, а отсюда после установления точного диагноза — в соответствуюший специачизированный госпиталь. Раненые нейрохирургического профиля, с поражениями челюстно-лицевой области, а также инфекционные, терапев-тические и кожно-венерологические больмые должны были доставляться в специализированные госпитали непосредственно с пунктов выгрузки.

При каждом СЭГ полагалось создавать транспортные группы из транс-порта ЭГ, дислоцироианных в данном населенном пункте, и транспорта, приписанного местными советскими органами.

В круг задач СЭГ входили также разгрузка прибывающих ВСП и доставка раненых и больных в ЭГ, а инвалидов — к месту жительства, сбор из ЭГ ра-непых и больных, подлежащих эвакуации в глубокий тыл и погрузки их на ВСП, проверка санитарного состояния проходящих транзитом ВСП, снятие с них нетранспортабельных раненых и инфекционных больных.

Однако с этими задачами СЭГ самостоятельно справиться не могли. Представители УМЭП на местах привлекали курсантов военных училищ, са-нитарных дружинниц, студентов для выгрузки раненых и больных, а также транспорт различных организаций для доставки их в ЭГ. В то же время СЭГ были созданы далеко не во всех ГБТС. Так, в РСФСР из 32 областей, прини-мавших раненых, СЭГ были созданы в период войны только в 10.

Большую роль в работе по руКоводству деятельностью ЭГ сыграли Госпи-тальный совет, его Пленумы и Военно-госпитальный комитетУченого меди-цинского совета НКЗ СССР.

В деле успешного лечения раненых и больных солдат и офицеров дейст-вующей армии большая роль принадлежала и принадлежит преемственно-сти лечебных мероприятий, начиная с войскового тылового района и кончая госпиталями тыла страны, а таюке единству научно методического руково-дства в ЭГ тыла страны. Всдь последние продолжают и завершают лечение, начатое в медицинских учреждениях войскового, армейского и фронтового тыловых районов. Наркомздрав СССР и ГВСУ РККА в своей работе выде-ляли большую познавательную и поучительную роль обмена опытом между медицинскими работниками войскового, армейского и фронтового звеньев. В конференииях, посвященных лечению раненых и больных, проводивших-ся областными, краевыми и республиканскими органами здравоохранения принимал живейшее участие руководящий медицинский состав многочис-ленных местных и распределительных эвакопунктов. В работе всех пленумов госпитального Совета Наркомздравов СССР и РСФСР участвовало ГВСУ РККА. Руководитсль ГВСУ Е.И. Смирнов считал своей непременной обя-занностью выступать с докладами на этих пленумах. С одним из них, доло-женным участникам 2-го пленума в конце декабря 1942 года, считаем необ-ходимым ознакомить читателя. Выдержки из доклада, которые приводятся здесь с некоторыми сокращениями, имели и продолжают иметь познаватель-ное значение.

«... Не подлежит никакому сомнению, что наша военная медицина дос-тигла больших успехов в лечебно-эвакуационном обслуживании Красной Армии. Но мы должны знать и о дефектах в нашей работе - не меньше, если не больше. Чем лучше мы будем знать наши дефекту, тем скорее мы изживем их, добьемся еще больших успехов.

Если же дать анализ исходов с учетом ранений отдельных областей тела, то мы получим следующие цифры:

1.ПоППГиЭГ.

Из числа раненных с повреждением кости плеча, прошедших через гос-питали, вернулось в строй 37,4 %, уволсно в отпуск 12,3 %, уволено в запас 11,6%,уволенововсе34%, умерло4,7 %. Изчислараненныхс повреждением костей предплечья возвратилось в строй 49,3 %, уволено в отпуск 13,7 %, уво-лено в запас 9,3 % , уволено вовсе 26,4 %, умерло 1,3 %. Из числа раненных с повреждением кости бедра вернулось в строй 29,1 %, уволено в отпуск 8,8 %, уволено в запас 7,2 %, уволено вовсе 29,5 %, умерло 25,4 %. Из числа ра-ненных с повреждением костей голени вернулось в строй 40,6 %, уволено в отпуск 13,8 %, уволено в запас 9,4 %, уволено вовсе 27,8 %, умерло 8,4 %.

2. По ЭГ.

Из числа раненных с повреждением кости плеча, прошедших через ЭГ, вернулось в строй 37,7 %, уволено в отпуск 12,7 %, уволено в запас 12,2 %, уволено вовсе 35,5 %, умерло 1,9 %. Из числа раненных с повреждением кос-тей предплечья возвратилось в строй 49,1 %, уволено в отпуск 13,9 %, уволе-но в запас 9,5 % , уволено вовсе 26,9 %, умерло 0,6 %. Из числа раненных с повреждением кости бедра вернулось в строй 33,4 %, уволено в отпуск 10,4 %, уволено в запас 8,6 %, уволено вовсе 35,3 %, умерло 12,3 %. Из числа ра-ненных с повреждением костей голени вернулось в строй 42,2 %, уволено в отпуск 14,9 %, уволено в запас 10 %, уволено вовсе 29,7 %, умерло 3,2 %.

Вот наши годовые исходы лечения в госпиталях. Могут ли нас удовле-творить эти исходы, являющиеся показателями нашей работы? Можем ли мы лучше работать и иметь лучшие показатели? Можем и должны. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что по всем нашим медицинским учрежде-ниям эти показатели могут быть улучшены на 5-6 %. Для этого у нас имеются большие возможности.

Недостаточно высокое качество нашей лечебной работы — результат дс-фектов организационного порядка.

... Исходы зависят не только от работы тыловых госпиталей, но и от ра-боты госпиталей армейского и фронтового тыловых районов, поэтому рас-сматривать наши итоги нужно в свете общих цифр, в свете работы всей меди-цинской организации, имеюшей дело с лечением пораженных в боях. С этой точки зрения я позволю себе рассмотреть наши трудности, причины неудов-летворяющих нас исходов. Мы должны сказать, что нам нужно сделать для того, чтобы наша работа была эффективнее. чтобы мы могли по-настоящему питать нашу армию пополнением и уменьшить число инвалидов войны.

Кроме тяжелых условий нашей работы, кроме малого количества врачей-спедиалистов и не совсем правильной их расстановки, кроме непонимания значения сортировки ранснных и роли СГ, причины наших дефектов кроются в нашей организационной структуре, которая не совсем хорошо обеспечива-ет лечебную работу. Начну с коечной сети. Я очень хорошо понимаю, что со-держание госпитальных коек обходится недешево, но вместе с тем понимаю и всю сложность организации медицинского тыла. ...В современной войне на такой громадный фронт нужна действительно большая коечная сеть. И ее необходимо иметь, если мы хотим добиться хороших результатов.

Как быть с коечной сетью глубокого тыла? Сколько там нужно иметь коек, учитывая, что мы ведем эвакуацию по определенным железнодорож-ным направлениям. Здесь нужно вернуться к мирному времени. Не знаю, ка-кие имеются данные о заполняемости коечной сети в мирнос время по линии гражданского здравоохранения, но хорошо знаю цифры по Красной Армии. В 1939 году, располагая очень небольшой коечной сетью, мы имели коэффи-циент заполняемости равным только 82 %, при этом коечная сеть госпиталей была заполнена, а временами и несколько перегружена. Значит, существует такое положение, которое от нас не зависит, при котором естественная не-дофузка колеблется от 10 до 15%. Вот почему, когда мы имеем по данным учста 100 000 свободных коек в глубоком тылу, мы спрашиваем себя: что нам делать с ранеными? Прошлой зимой мы уплотняли госпитали на 40% и фор-мировали новые госпитали.

Надо ли доказывать, что для успешного лечения раненых требуется четкая организационная структура? Мы должны иметь развернутую коечную сеть не только потому, что не знаем, когда будут происходить наступательные опера-ции, но и потому, что она слишком влияет науспех нашей работы. Отдельные категории раненных нуждаются в длительном лечении и в хороших госпита-лях с квалифицированным медицинским составом. Эти категории раненых могут стать не только работоспособными, но и боеспособными. Несмотря на то, что мы имеем большую коечную сеть, процентзаполняемости ее невелик, скажем, 75-80, но мы должны учесть, что очень большая госпитальная коеч-ная сеть нам понадобится тогда, когда мы пойдем вперед, когда у нас очень много коек будут в пути и останутся известное время неиспользованными. Перечисленные мной причины не могли порой не влиять на исходы лечения в госпиталях. Их надо учесть, чтобы скорее устранить не только причины, но и непонимание значения этих причин медицинскими работниками.

Хорошо известно, какое значенис имеет для успешного лечения раненых спаянный крепкий коллектив, правильно подобранный и обученный состав медицинских сестер и санитарок. Это особенно важно в хирургических гос-питалях. С каждым хирургом работают хирургические сестры. Отберите их от него, дайте ему других операиионных сестёр, и он первое время будет чувст-вовать себя плохо. Нельзя подходить к нашему госпиталю как к учреждению, которое может в любых условиях и в любое время свертываться, переформи-ровываться, набирать новых людей и все же хорошо работать. Для хорошей постановки лечебного дела необходимо, чтобы в госпитале был сплоченный коллектив врачей, сестер и санитарок, который понимал бы с полуслова своих командиров. Можем ли мы уменьшить количество наших дефектов, добива-ясь наличия у нас таких рабочих коллективов? Можем, и это нужно делать.

Значительный дефект лечебной работы — отсутствие преемственности в лечении, столь необходимой при эвакуации раненных на тысячи километ-ров. К этому еше нужно добавить непонимание некоторыми врачами зна-чение медицинской документации. Все это сильно отражается на результате госпитального лечения. Существенным дефектом является и то, что в Крас-ной Армии и в Наркомздраве СССР мы не добились еще такого руководства лечебным делом, исходящего от главного хирурга и терапевта, которое обес-печило бы единые принципы лечения. У нас много таких хирургов, которые считают необходимым проводить в области хирургической работы свои соб-ственные установки. В системе этапного лечения совершенно необходимо единое руководство лечебно-эвакуационным делом.

Следующий вопрос касается восстановительной хирургии как средства для пополнения резервами действующей армии и нашей промышленности. За год войны уволено из армии очень много людей. Из них можно было бы сформировать немало частей и соединений. Должен сказать, что мы уволили таких людей, которые если не на 50 %, то около этого могут быть годными для строевой службы и для работы в промышленности через опредсленное время, необходимое для восстановления их здоровья. Причинами увольнения этих людей из армии служили ограничения движения конечностей, главным обра-зом контрактуры, остеомиелиты и повреждения периферических нервов.

Нельзя ли нам подумать о том, как организовать сеть специальных госпи-талей в областном масштабе, учесть эти контингенты через областные воен-коматы и обеспечить лечение в этих госпиталях до восстановления функций? По-моему, это следует сделать, и, причем немедленно. И если по закону 1924 года мы не имеем права вмешиваться хирургически без согласия больного, то мы должны это согласие завоевать хорошей работой и врачебным тактом в отношении больного. Поэтому надо сейчас же установить, где и сколько профилированных госпиталей восстановительной хирургии надо создать, обеспечив их хорошими кадрами, хорошим оснашением. Надо впредь пре-кратитьувольнение в запас и вовсе из Красной Армии лиц, здоровье которых может быть полностью восстановлено в профилированных госпиталях вос-становительной хирургии. Лиц, уже уволенных, нужно взять на учет, и тех из них, которые изъявят согласие лечиться, нужно вылечить... Это наша вторая и очень важная и сложная задача и, пожалуй, одна из самых главных задач советской медицины.

...Я призываю вас к тому, чтобы организация лечения раненных позволи-ла не только еще лучше питать действующую армию резервами, но и быстро и умело справиться с последствиями этой исключительно кровопролитной войны». Декабрь 1942 Е.И.Смирнов.

В октябре 1942 года Государственным Комитетом Обороны было утвер-ждено дополнительное развертывание 125 000 коек ЭГ. Для того чтобы дос-тичь необходимого количества коечной сети, необходимого для обеспечения войк, участвуюших в боевых действиях, ГКО на протяжении 1943 года выно-сил пять постановлений о дополнительном развертывании ЭГ, в результате чего за 1943 год было развернуто 359 000 коек.

Характерным для дислокации эвакуационных госпиталей в тылу страны, органов управления медицинской эвакуацией раненых и больных: управле-ний распределительных, местных эвакуационных пунктов (далее по тексту - УРЭП, УМЭП соответственно) — в период ВОВ являлось размещение их преимущественно в крупных городах и населенных пунктах.

По данным П.С. Бархатова в 1941 году 30% эвакогоспиталей были развер-нуты в республиканских, краевых и областных центрах, 30% — в районных центрах и 40% — в других населенных пунктах. Такая дислокация позволяла более эффективно использовать медицинские научные и учебные заведения, медицинские кадры, привлекать местные ресурсы, широко развертывать шефскую работу. Развертывание значительной части эвакуационных госпи-талей в городах - на узлах железных дорог, облегчало разгрузку военно-сани-тарных поездов, а наличие городского транспорта и местного нассления — их доставку до госпиталей.

Иная обстановка складывалась в регионах, где были слабо развиты жс-лезнодорожные коммуникации. Это положение закономерно приводило к развертыванию значительной части эвакогоспиталей в небольших населен-ных пунктах, создавало дополнительные трудности в разгрузке военно-сани-тарных поездов (ВСП).

Как известно, эвакуация раненых и больных с фронтов в тыл страны в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. осуществлялась в основ-ном железнодорожным транспортом. На долю авиаииониого и автомобиль-ного транспорта вместе взятых приходилось менее одного процента эвакуи-рованных.

В связи с этим, одна из самых сложных задач УМЭП - доставка раненых и больных со станции выгрузки в лечебные учреждения — решалась быстрее и легче, если ЭГ располагались на железнодорожных станциях или вблизи их. Так, в пояснительной записке к отчету 62 РЭП (Новосибирск) за второе полугодие 1943 года указывалось, что абсолютное большинство ЭГ распола-галось на удалении от 0,25 до 8 км от железнодорожных станций.

При таком размещении ЭГ для доставки раненых и больных в горо-дах повсемсстно использовался городской транспорт (трамваи, автобусы, троллейбусы), а также транспорт, выделяемый в порядке взаимодействия предприятиями, воинскими частями, подразделениями Гражданской обо-роны.

Однако, к началу 1944 года количество ЭГ, размещенных в республикан-ских, краевых и областных центрах составляло 45%, в районных центрах 22%, в районных пунктах — 33%. Причем, районные центры и, особенно, район-ныепункты располагалисьнаудалениидо 100 и более километров от станций выгрузки. В этих случаях доставка раненых и больных в ЭГ становилась часто неразрешимой проблемой. Дело в том, что в ЭГ и УМЭП был значительный некомплект автотранспорта. Так, в 1944 году в ЭГ, дислоцированных на тер-ритории Сибирского ВО и Забайкальского фронта, укомплектованность ав-томобилями составляла соответственно 50% и 46%, санитарными автомоби-лями — 30% и 60%. В Северокавказском ВО более трети ЭГ вообше не имели автомобильного транспорта.

Часть автомобильного парка не использовалось вследствие изношенно-сти материальной части. Например, в декабре 1944 года в Сочинской группе госпиталей из 38 автомобилей 20 требовали капитального ремонта.

По данным Ф.И. Илупиной из-за отсутствия транспорта многие ЭГ Ива-новской области заполнялись только на 10-20%, причём туда направлялись в основном выздоравливающие раненые и больные из переполненных ЭГ города Иваново.

ЭГ, располагавшиеся в крупных городах были достаточно благоустроены в коммунально-бытовом отношении, так как для их размещепия имелось достаточное количество зданий, которые можно было легко приспособить под госпитали. Например, в городе Иваново 60% ЭГ располагались в школах, 8% втехникумах, 15% в гостиницах, 17% в больницах.

В гораздо худших условиях находились госпитали в мелких населенных пунктах. Это были ЭГ на 50 — 150 коек, размещавшиеся в нескольких здани-ях, отстоявших далеко друг от друга, или в разных населенных пунктах. Часто они не имели водопровода, канализации, электроэнергии, были недостаточ-но обеспсчены кадрами и медицинским имуществом и по существу были нс работоспособны.

В тех случаях, когда ЭГ НКЗ передавались в ведение НКО, вольнонаем-ные замещались военнослужащими, устанавливалась иная структура под-разделений, увеличивался штат, улучшалась материальная обеспеченность и оснащение медицинским имуществом. При передаче госпиталей органам НКЗ все происходило в обратном порядке. Это обстоятельство заслуживает, с нашей точки зрения, внимания в связи с тем, что количсство описанных выше маломощных госпиталей в тылу страны было довольно значительным. По данным В.И.Селиванова, по состоянию на 1.07.44 г. из 1385 таких ЭГ — 1131 принадлежал НКЗ (81,7 %), 164 - ВЦСПС (11,8 %), 90 - НКО (6,5 %). Такое соотношение по ведомственной принадлежности ЭГс незначительны-ми колебаниями сохранялось в течение трех иоследних лет войны. В свою очередь, в целом в системе НКЗ насчитывалось около 200-220 маломошных ЭГ, что составляло около 20 % от числа всех госпиталей. Например, в Срсд-неазиатском ВО посостоянию на 1.07.43 г. из 81 ЭГ55 располагались вдевяти крупных городах (Ташкент, Самарканд, Ашхабад, Алма-Ата и другие), а 26

- в мелких населенных пунктах, вдалеке от железной дороги.

В наилучших условиях размешались ЭГ ВЦСПС, занимавщие санатории и дома отдыха.

В наихудших условиях размещались ЭГ на территории западных районов страны после их освобождения от противника.

Так, УРЭП-27, передислоцированному в декабре 1943 года в Харьков, пришлось проделать исключительно большую работу по размещению при-бывающих из тыла страны ЭГ НКЗ на территорию Донецкой, Полтавской, Харьковской и Черниговской областей, где были разрушены основной жи-лой фонд, водопровод, канализация, электросеть, отсутствовало топливо.

Одним из важнейших условий, определяющих деятельность ЭГ, являлась ихукомплектованность врачебными кадрами, которая в ходе войны никогда не была удовлетворена. По данным отчетов начальников УМЭП укомплек-тованность ЭГ врачами составляла в первый период войны 95%, во второй

- 88%, в третий — 91%. Однако, несмотря на довольно высокие показатели укомплектованности в целом, по отдельным категориям врачей обстановка была весьма напряженной. Так, потребность ЭГ в хирургах в первом перио-де войны была удовлетворена только на 54,7%, нейрохирургах — на 63,6%,в рентгенологах — на 97,6%, во врачах лечебной физкультуры — на 54,7%, во врачах-лаборантах — на 90,4%. Такое положение сохранялось в течение всей войны, так как основное внимание уделялось комплектованию фронтовых лечебных учреждений. В МЭП-51 из 30 ЭГ только в десяти были укомплек-тованы должности ведущих хирургов. В МЭП-44 из 26 штатных должностей нейрохирургов было укомплектовано только три. В некоторых МЭП долж-ности хирургов заполнялись врачами других спеииальностей, что не всегда способствовало улучшению хирургической работы. Так, в первом полугодии 1943 года в ЭГ Приволжского ВО должности хирургов на 63% были уком-плектованы терапевтами, педиатрами и врачами других специальностей. В результате из 417 имеюшихся в МЭП-44 хирургов самостоятельно могли ра-ботатьлишь 144.

Выход из положения в различных МЭП находили, исходя из обстановки на местах. Например, начальник МЭП-26 (Пенза) в отчете за 1943 год ука-зывал: «...Ввиду недостатка квалифицированных хирургических и других специш!ьных врачебных кадров мы вынуждены маневрировать последни-ми, создав группы усиления, в которые вошли высококвалифицированные специалисты-консультанты (хирург, терапевт, физиотерапевт, врач по ЛФК и другие) и придавать эти группы на сроки до 1 -2 недель госпиталям перифе-рии в периоды особенно напряженной работы. Такие группы обеспечивали отстающие госпитали организационной, лечебной и научной помощью».

Упрааления МЭП принимали самое активное участие в решении проблемы совершенствования врачебных кадров. Врачи ЭГ направлялись на курсы усо-вершенствования медицинского состава в военных округах, в институты усо-вершенствования врачей, на рабочие прикомандирования в военные госпита-ли военных округов. Совместно с местными органами здравоохранения УМЭП регулярно проводили сборы, научно-практические конференции. Врачи по-стоянно занимались специальной подготовкой, участвовали в работе научных обществ. Силами профессорско-преподавательского состава медицинских ин-ститутов осущестштялась постоянная консультативная помощь врачам ЭГ.

В качестве одной из форм обучения практиковались выезды на 2-3 недели групп врачей ЭГ в госпитальные базы фронта.

Все эти мероприятия, безусловно, способствовали успешному решению задач по оказанию медицинской помощи и лечению раненых и больных в тылу страны.

Как свидетельствует опыт минувшей войны, работа по организации прие-ма раненых и больных, направляемых в эвакуационные госпитали, во мно-гом определялась их дислокацией и решаемыми задачами. В зависимости от дислокации и приписки к МЭП, действовавших в годы войны, ЭГ можно разделить на 4 группы, при этом функционально они отличались, прежде всего, различными сроками лечения раненых и больных.

К первой группе относились ЭГ, дислоцирующиеся в прифронтовом рай-оне. В лечебных учреждениях этих госпиталей подлежали лечению раненые и больные со сроками выздоровления в течение 60 суток.

ЭГ второй гру'ппы дислоцировались на территории Московского и При-волжского военных округов; они должны были обеспечить лечение раненых и больных, которые сохраняли годность к военной службе и нуждались в ле-чении в течение 4 месяцев.

ЭГ, располагавшиеся на территории Уральского, Южно-Уральского и За-кавказского военных округов, относились к третьей фуппе. В эти лечебные уч-реждения направлялись ранение и больные со сроками лечения свыше 4 меся-цев, способные после завершения лечения возвратиться на военную службу.

ЭГ четвертой группы дислоцировались на территории Сибирского, За-байкальского, Среднеазиатского военных округов. Сюда направлялись ране-ные и больные со сроками лечения до 6 месяцев и более, которые, как прави-ло, были не годные к военной службе.

Следует отметить, что эвакуация раненых и больных из действующей ар-мии по назначению в эти группы ЭГ велась редко. Чаще всего большинство раненых и больных поступали в лечебные учреждения прифронтовых ЭГ, где после тщательной прогностической сортировки и получения соответствую-щей медицинской помощи часть из них готовилась к эвакуации в лечебные учреждения, расположенные в глубоком тылу страны.

Такое районирование ЭГ было целесообразным. Однако, по различным причинам и, прежде всего, исходя из возможностей железнодорожного транспорта по эвакуации раненых и больных в тот или иной период, такого четкого распределения раненых и больных в зависимости от срока лечения не было.

Всего в 1941-1945 гг. было сформировано 1 725 эвакуационных госпита-лей на 707 600 коек, 56 управлений местных и 10 управлений распределитель-ных эвакуационных пунктов.

Совместная работа органов гражданского и военного здравоохранения в годы Великой Отечественной войны позволила добиться возвращения в строй 72,3% раненых и 90,6% больных. Удельный вес коек специальных формирований здравоохранения (эвакуационных госпиталей Наркомздрава СССР) в общей емкости коечной сети, развернутой для действующей армии в период Великой Отечественной войны, колебался от 68% в 1941 г. до 35% в 1944 г. Тысячи специальных формирований здравоохранения (эвакуаии-онных госпиталей Наркомздрава СССР) были рассредоточены в различных районах страны. За весь период войны из эвакуационных госпиталей Нар-комздрава возвращено в строй 56% из общего числа поступивших раненых и больных, уволено в отпуск — 44%, уволено вовсе — 36,5%, умерло — 1,5%.

В 1945 году Совнарком СССР обязал Наркомздрав СССР и совнаркомы союзных республик реорганизовать 342 ЭГ на 95 000 коек в госпитали для лечения инвалидов Отечественной войны, а ВЦСПС — реорганизовать 38 госпиталей в санатории для инвалидов Отечественной войны на 10 000 мест.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что ЭГ, а ныне тыловые госпитали здравоохранения, были и являются важным звеном в системе ме-дицинского обеспечения войск и не утратили своей роли и значения в совре-менных условиях.

Вторая группа спеииальных формирований Наркомздрава СССР — это обсервационные пункты, которые принимали непосредственное участие в решении задач противоэпидемической защиты.

Деятельность медицинского персонала по противоэпидемической защи-те населения страны, войск действующей Красной Армии в юды Великой Отечественной войны вошла в летопись Второй мировой войны славной страницей. Впервые, иожалуй, в истории войн, которые вела наша страна, войска действующей армии не служили источником заражсния и распро-странения эпидемических заболеваний среди гражданского населения. На возможных путях заноса инфекционных заболеваний в войска действующей армии также была создана в целом эффективная система противоэпидемичс-ских барьеров, принципиальными положениями которой руководствуются до настоящего времени.

Первостепенную значимость в поддержании санитарно-эпидемиоло-гического благополучия в Красной Армии имело проведение необходимых противоэпидемических мероприятий на железнодорожных магистралях тыла страны, прифронтового и фронтового районов.

С этой целью, в соответствии с директивой Генерального штаба от 14 июля 1941 года на 17 круиных железнодорожных узлах были сформированы и раз-вернуты обсервационпые пункты Наркомздрава СССР. Санитарным управле-нием Красной Армии были разработаны и направлены в войска «Указания по противоэпидемическому обеспечению движущихся воинских контингентов». Приказом Наркомата обороны СССР от 30 сентября 1941 года вводится в дей-ствие «Инструкция о порядке материального обеспечения и санитарного об-служивания пополнения, отправляемого в действующую армию в период сле-дования по железной дорогс». Государственным Комитетом Обороны 02 фев-раля 1942 годабылоутверждено постановление «О мероприятиях по предупре-ждениюэпидемическихзаболеванийвстранеи КраснойАрмии». Выполнение противоэпидемических мероприятий, предусмотренных этим постановлени-ем, возлагалось на Наркоматы обороны, здравоохранения, путей сообщения, морскою и речного флотов, Наркомвнудел, Наркомместпром и др..

Ретроспективная оценка мероприятий по предупреждению эпидемиче-ских заболеваний в стране и Красной Армии позволяет говорить о том, что в стране была создана в целом эффективная систсма противоэпидемических барьеров, преграждавших путь проникновения в войска инфекционных больных.

Роль первого противоэпидемического барьера выполняли медицинская служба запасных полков и бригад, пополнявших войска по мобилизации, от-дельных дорожно-эксплуатационных батальонов, а собственно на железных дорогах — силы и средства санитарно-противоэпидемического отдела ГВСУ

нкпс.

Вторым противоэпидемическим барьером на пути контингентов следую-щих на фронт и обратно были обсервационные пункты НКЗ СССР, а также нештатные, ас 12 марта 1942 года — и штатныесанитарно-контрольные пунк-ты (далее СКП) Санитарной службы Красной Армии. СКП подразделялись натри группы: СКП тыла страны (развертывались, как правило, на крупных железнодорожных стациях и подчинялись в своей работе начальнику сани-тарного отдела военного округа, на территории которого они работали), а такжс СКП фронтов и армий (в 1942 году действовало 57 СКП). Обсервационные пункты и СКП, работавшие в тылу, базировались на имевшихся здесь местных гражданских и железнодорожиых лечебных учре-ждениях, госпиталях. Для санитарной обработки использовались изоляци-онно-пропускные пункты НКПС, гарнизонные, гражданские и железнодо-рожные бани и санитарные пропускники, а там, где их не было — приданные СКП взводы обмывочно-дезинфекционных рот, банно-прачечные-дезин-фекционные поезда, нередко наскоро оборудованные бани и санпропускни-ки, а также дезинфекционные отряды по обработке подвижного состава.

Загоды, прошедшие после Великой Отечественной войны 1941-1945 го-дов, принципиальных изменений в порядке формирования, использования (да и количества) обсервационных пунктов не произошло.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

1. Организованная массовая эвакуация раненых и больных в тыл страны возникла в войнах XIX столетия как мероприятие, необходимое для осво-бождения действующей армии от большого количества раненых и больных, сковывавших ее действия, и, пройдя тернистый путь совершенствования в условиях смсны социальных систем, развития медицинской науки, желез-нодорожного и других видов транспорта, материально-технической базы военного и гражданского здравоохрансния, получила окончательное теоре-тическое и организаиионно-штатное оформление в сороковых годах XX вска в виде системы этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по на-значению, основанной на принципах единой военно-полевой медицинской доктрины.

2. Опыт Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. подтвердил жизнен-ность системы этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по на-значению. ЭГ НКЗ как конечный этап медицинской эвакуации для наиболее тяжелых контингентов раненых и больных, лечение которых не могло быть закончено в госпитальных базах армий и фронтов, внесли весьма сушествен-ный вклад в дело сохранения жизни раненых и больных и восстановления их бое — и трудоспособности в тяжелых условиях военного времени. В ЭГ тыла страны за годы войны было эвакуировано 7 705 968 раненых и больных (38,8 % от числа санитарных потерь), из которых возвращено в строй 3 552 760 человек (46,1 % от числа лечившихся в ЭГ). Летальность в ГБТС составила за войну 0,89 % срсди пораженных в боях и 5,13 % среди больных. Успешному решению задач по лечению раненых и больных в тылу страны способствова-ло организованное на основе взаимодействия тесное рабочее сотрудничество на всех уровнях органов НКЗ СССР и ГВСУ Красной Армии, партийных и советских органов, ВЦСПС и общественных организаций.

3. Руководство всеми сторонами деятельности эвакуационных госпита-лей тыла страны осуществлялось одновременно двумя органами управления: управлениями МЭП и отделами (управлениями) ЭГ НКЗ или ВЦСПС. Од-нако из-за маломощности гражданских органов управления ЭГ основные функции по руководству деятельностью ГБТС вынуждены были взять на себя управления МЭП, далеко выходя за рамки задач, стоящих перед ними, осо-бенно в вопросах организации лечебно-диагностической работы. Но двойст-венное подчинение ЭГ и нечеткое разграничение функций между военными и гражданскими органами управления, которые часто находились в разных областях, приводило к несогласованности в действиях и параллелизму в ра-боте, противоречиям в силу как объективных, так и субъективных причин, что в итоге отрицательно сказывалось на результатах работы ГБТС.

За годы, прошедшие после Великой Отечественной войны 1941-1945 го-дов, принципиальных изменений в порядке формирования и использования специальных формирований здравоохраиения не произошло. Менялись толь-ко типы тыловых госпиталсй, перерабатывались штаты и табели к штатам, со-вершенствовались вопросы их мобилизационной подготовки и мобилизации.

Как известно, до 1986 года органами гражданского здравоохранения в ин-тересах медицинской службы ВС планировалось развертывание двенадцати типов тыловых госпиталей: нейрохирургичсские; для раненых в грудь и жи-вот; для раненых в бедро и крупные суставы; для обожженных; для раненых с повреждением опорно-двигательного аппарата; нуждающихся в протезирова-нии; для раненыхс повреждением костей плеча, предплечья и голени; женские смешанные; терапевтические; для больных туберкулезом; нервно-психиатри-ческие; сортировочные (штат№ 027/2 1968 года). Ихорганизационно-штатная структура была разработана с учетом приема контингентов раненых и больных, поступающих из госпитальных баз фронтов и получивших там квалифициро-ванную и специализированную медицинскую помощь. Поэтому большинство тыловых госпиталей не были способны обеспечить прием и оказание квали-фицированной медицинской помоши раненым и больным, поступаюшим не-посредственно из войск ВО ВВ. Поступление же этих контингентов раненых и больных, по опыту учений, может достигать 30% от общего числа поступив-ших в ТГМЗ. Совершенно очевидно, что лишь малая часть тыловых госпита-лей старой организации могла справиться с оказанием квалифицированной медицинской помощи при поступлении такого количества раненых и больных из очагов массового поражения натерритории ВО ВВ.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что структура коечного фонда ТГМЗ в целом по стране и по отдельным ее регионам, а также внутри каждой госпитальной базы тыла страны должна определяться возможной структурой входящего потока раненых и больных, как из действующей армии, так и из войск ВО ВВ.

Однако опыт исследовательских учений показывал, что в условиях совре-менной войны это соответствие может резко нарушиться из-за массового по-ступления раненых и больных в отдельные тыловые госпитали из очагов СП, возникших на территории военного округа военного времени (далее ВО ВВ). При этом удельный вес раненых и больных, поступающих из действующей армии, может составлять 70 — 80%, а из войск и объектов военного округа военного времени — 20-30%.

На исследовательских учениях с профессорско-преподавательским со-ставом ВМедА в 1988 году в целом было подтверждено соответствие струк-туры постуттающих в ТГМЗ контингентов раненых и больных создаваемой структуре коечного фонда современных госпитальных баз тыла страны.

На основании результатов исследовательских учений, проведенных Ми-нистерством здравоохранения СССР научно-исследовательских работ по согласованию с Министерством обороны в 1986 году были утверждены новые штаты ТГМЗ. В соответствии с принятой организационно-штатной структу-рой ТГМЗ подразделялись на шесть типов: 4 многопрофильных госпиталя (ба-зовый, нейрохируршческий, травматологический, терапевтический) и 2 узко-специализированных госпиталя (кожно-венерологический и туберкулезный).

Коечная емкость тыловых госгшталей была установлена в объемах 400, 500,600 коек. Структура коечного фонда в каждом госпитале была приведена к вероятному входящему потоку раненых и больных.

В соответствии с задачами и структурой коечного фонда в составе каж-дого тылового госпиталя планировались к развертыванию соответствуюшие основные функциональные подразделения:

1. Базовый госпиталь:

- отделения: приемно-эвакуационное, сортировочно-эвакуационное, полостной хирургии, травматологическое, ожоговое, гинекологическое, стоматологическое (с зуботехнической лабораторией), операционное, ане-стезиологии и реанимации, терапевтическое, физиотерапевтическое, лабо-раторное.

- кабинеты: функциональной диагностики, рентгеновский, лечебной физкультуры.

2. Нейрохирургический госпиталь:

-отделения: приемно-сортировочное, нейрохирургическое, хирургиче-ское, отоларингологическое, офтальмологическое, челюстно-лицевой хи-рургии и стоматологии (с зуботехнической лабораторией), операционное, анестезиологии и реанимапии, психоневрологическое, физиотерапевтиче-ское, лабораторное.

- кабинеты: функциональной диагностики, рентгеновский, лечебной физкультуры.

3. Травматологический госпиталь:

- отделения: приемно-сортировочное, хирургическое, травматологиче-ское, ожоговое, легкораненых, стоматологическое (с зуботехнической лабо-раторией), операционное, анестезиологии и реанимации, физиотерапевти-ческое, лабораторное.

- кабинеты: функциональной диагностики, рентгеновский, лечебной физкультуры, ортопедическая лаборатория.

4. Терапевтический госпиталь:

- отделения: приемно-сортировочное, хирургическое, анестезиологии и реанимации, терапевтическое, психоневрологическое, инфекционное, фи-зиотерапевтическое, лабораторное.

- кабинеты: стоматологический, функциональной диагностики, рентге-новский, лечебной физкультуры.

5. Туберкулезный госпиталь:

- отделения: приемно-диагностическое, фтизиохирургическое, стомато-логическое (с зуботехнической лабораторией), анестезиологии и реанима-ции, фтизиотерапевтическое, физиотерапевтическое.

- кабинеты: эндоскопический, функциональной диагностики, рентге-новский, лечебной физкультуры.

6. Кожно-венерологический госпиталь:

-отдсления: приемпо-сортировочное, кожно-венерологическое, физио-терапевтическое, лабораторное.

— кабинсты: стоматологический, функциональной диагностики, рентге-новский, лечебной физкультуры. Количество отделений в составе одноимен-ных госпиталей можст быть разным и зависит от коечной емкости госпиталя.







Сейчас читают про: