double arrow
II. HELLAS. Древняя Греция

Качества превосходства во всем, что касается Древней Греции, отмечаются всеми историками. Греция не только научила художников с исключительной точностью и напряжением воспринимать форму и цвет, но сами условия жизни в Греции, сложившаяся здесь среда обитания, кажется, особенно благоприятствовали человеку и способствовали богатству ero внутренней жизни. Яркий солнечный свет, возможно, был одним из факторов, принесших известные нам поразительные результаты. ЕСЛИ это верно, то Гомер, Платон и Архимед явились человечеству не только как продукт природного гения, но и вследствие некоторых простейших химических реакций.

Конечно, в попытке прояснить феномен Греции придется брать во внимание очень необычную комбинацию факторов. Один из них — теплый, но подверженный сезонным колебаниям климат, крайне благоприятствующий активному образу жизни на открытом воздухе. Второй фактор — Эгейское море, острова и проливы которого были идеальной детской для будущих мореплавателей, торговцев и колонистов. Третьим фактором была близость древних, устоявшихся цивилизаций, достижения которых только и ждали, чтобы их перенесли на новую почву и развили. Однако в мире есть и другие места со столь же благоприятным климатом — современная Калифорния или южная Австралия. ЕСТЬ В мире и другие внутренние моря, такие, как Балтика или Великие озера Северной Америки, столь же удобные для навигации. Множество регионов вблизи от великих цивилизаций речных долин были также вполне обитаемы. Но нигде — за исключением, может быть, Японского моря — не совпали все три фактора, как это случилось в Средиземноморье. Появление и расцвет Древней Греции часто представляется каким-то чудом тем, кто,




пораженный, с трепетом взирает на него, но это не простая случайность.

Без сомнения, к преобладающим утверждениям о Греции как о «самом поразительном периоде человеческой истории» следует отнестись с некоторой осторожностью. Современные представления о Греции настолько пропитаны восторгами идеологов Просвещения и романтизма, что часто бывает трудно разглядеть Древнюю Грецию, как она есть (или какой она была). Эстетическую схему, которая сильно повлияла на отношение европейцев к Греции, придумал Иоганн Иоахим Винкельман (1717-1768), прозванный Открывателем, бывший префектом Древностей в Риме. В своих Мыслях по поводу подражания греческим произведениям в живописи и скульптуре (1755) и в Истории искусства древности (1764) он писал о «благородной простоте и спокойном величии» и о



«совершенном законе искусства», который якобы пронизывал все греческое1. Суть этого

закона он формулировал как «Ничего сверх меры» или «Умеренность во всем». Многие ученые, изучавшие классический мир, подпали под влияние этих интерпретаций, навязанных рационализмом и ограниченностью эпохи Винкельмана. Тогда не стремились проникнуть ни в иррациональную сферу греческой жизни, ни в простые радости древних. Эллинофильский романтизм XIX века имел свои предпочтения. Сначала Джон Китс с его Одой к греческой вазе:

Недвижный мрамор, где в узор сплелись И люд иной, и культ иного бога,

Ты упраздняешь нашу мысль, как мысль О вечности, холодная эклога!

Когда других страданий полоса Придет терзать другие поколенья, Ты род людской не бросишь утешать,

Hellas

Неся ему высокое ученье:

Краса — где правда, правда — где краса! -

Вот знанье все и все, что надо знать.

Затем Шелли, восторгающийся в Эллинах:

Счастливый век нам снова дан, Счастливый и великий!

Уже расходится туман Империй и религий,

И мира дружная семья Меняет кожу, как змея!

И, наконец, молодой лорд Байрон восклицал:2

Пусть доблестные тени героев и вождей Увидят возрожденье Эллады прежних дней.

Романтики писали о Греции, хотя и гениально, но в обольщении; и не удивительно, что


они смогли, «дразня, лишить нас ума». Даже выдающиеся умы лишались способностей к критике. Один из них, например, высказывался о греческой литературе в том смысле, что

«она достигла высочайших результатов в форме и была абсолютно неотразима по существу, так что произведения греков следует считать совершенством». Другой распространяется о радостях раскапывать любое классическое или полуклассическое место в греческом мире,

«...где практически всякий найденный вами объект будет прекрасен». Еще один заявляет, что «дух античной Греции... настолько одушевляет здесь и самую природу, что даже скалы и леса, самые потоки и чащи взрываются этим духом». Вполне возможно, что современные люди одержимы ностальгией по тому времени, когда мир был молод, или движимы неуместным желанием доказать уникальность древней Греции. Или же, восхищаясь уцелевшими шедеврами, они забывают обо всем том мусоре, который не уцелел. «Только пройтись по улицам этого удивительного города, — писал популярный историк Афин, — помолиться в его святилищах, проплыть но Средиземноморью на его замечательных кораблях — значило получить гуманитарное образование»3.

Если же поискать, то, без сомнения, обнаружатся и негативные аспекты. Ведь благородные греки, которыми так восхищаются, были, тем не менее, окружены

«унизительными предрассудками, исключительными пороками, занимались че- ловеческими жертвоприношениями и культивировали рабство»4.

Многие ученые противопоставляют благородную мощь раннего периода насилию и упадку позднейших столетий. Но важно подчеркнуть тот непреложный факт, что, когда цивилизация Древней Греции впервые явилась на свет, она была слабо связана с древнейшими цивилизациями Египта и Месопотамии. [ЧЕРНАЯ АФИНА] [КАДМ] [ЭПОС]И все же за какие-нибудь три — четыре века она достигает захватывающих дух высот почти во всех областях человеческой деятельности. Европейская история не знает другого такого проявления жизненной силы вплоть до эпохи Ренессанса. Причем развитие античной Греции не было медленным и постепенным — Греция буквально вскипела творческой силой.

Политическая история Греции насчитывает более тысячи лет и прошла несколько отчетливо определяемых этапов. Первоначальная доисторическая эпоха с ее двойным центром — микенской и критской цивилизациями — закончилась в конце XII века до н.э. На своих позднейших стадиях она совпадала в значительной степени с так называемым Героическим веком, который достиг кульминации в Троянских войнах и который позднее греческая литература заселила легендарными героями, такими как Геракл, Аякс, Ахилл и Агамемнон. Троя стояла на азиатском побережье Эгейского моря, где (особенно в Ионии) сохранялись главные центры греческих поселений на протяжении веков. Традиционно годом падения Трои считают 1 184 г. до н.э., и раскопки показали, что в легендах было больше исторических оснований, чем некогда полагали.

Затем последовал продолжительный Темный век, от которого остались скудные исторические и даже археологические свидетельства.

Золотой век греческих городов-государств (полисов) приходится на VIII—IV вв. до н.э., причем внутри него также можно выделить несколько отчетливых периодов. В архаический период появляются исторические свидетельства, а традиционная дата первой Олимпиады (776 г. до н.э.) становится произвольно принятым началом греческой хронологии. Центральный период величайшей славы Греции начинается в V веке и заканчивается в 338 г. до н.э., когда греки вы-







Сейчас читают про: