double arrow

Добро и Зло: специфика в медицинской практике


Добро и Зло – эти обобщенные формы разграничения и противопоставления нравственного и безнравственного – являются критериями любой поведенческой деятельности человека. Особое значение приобретают они в медицине, от которой во многом зависит не только сохранение, но и качество жизни людей. Врачи, медицинские сестры, фармацевтические работники уже в силу своей профессии нацелены на Добро. Не случайно во всех профессиональных кодексах и клятвах сформулированы основные нравственные принципы, определяющие идеалы, мотивы и действия врача: “Святость жизни”, “Благоговение перед жизнью”, “Не навреди”, “Не убий”, “Благодарность учителям”, “Взаимопомощь коллег”. Именно этими нормами добра должен, прежде всего, руководствоваться врач при определении стратегии и тактики лечения.

Безусловно, эти нормы сами по себе есть добро и нацелены на добро. Казалось бы, их соблюдение автоматически решает проблему Добра и Зла. Но в том-то и дело, что нравственные коллизии медицины здесь только начинаются. Действительно, “не навредить” – значит не сотворить зла. Но что есть Зло в каждом конкретном случае?




Хирургическое вмешательство, которое может спасти жизнь больному, но может и “навредить” (оказаться бессмысленным или неудачным, усугубить его страдания) – добро это или зло? И что тогда: ждать, пустить болезнь “на самотек”, опасаясь “навредить”, или, наоборот, спешить предпринять все необходимое, ибо “промедление смерти подобно”? Многое здесь зависит от темперамента, характера, решительности врача, его способности к риску, его моральных установок и мотиваций. Что, например, окажется сильнее: стремление помочь, облегчить страдания, “не навредить” именно этому больному, или здоровая любознательность исследователя, желание испробовать еще одну методику, чтобы спасти многих, даже попутно “навредив” одному? Обратите внимание, речь здесь идет о благородных мотивах, но даже они могут быть “добром” или “злом”. Что же говорить о таких низменных мотивах, как карьера, личное благополучие или спокойствие, которых часто добиваются, именно “навредив”.

Однако, как утверждал Сократ, никто сознательно зла не творит: его совершают по неведению. Но если навредил, сотворил зло, не желая того, не специально, по неведению, оправдывает ли это Зло? Смотря по тому, что это за неведение: неведение самой медицины (которая действительно сегодня еще многого не знает и не умеет), или собственное неведение врача?

Часто фразой “медицина здесь бессильна” некомпетентные, малопрофессиональные врачи прикрывают свое личное бессилие и творимое ими зло. Медицина уже знает, может, умеет, а он, врач, не слышал, не читал, не знает, по-прежнему остается на уровне устаревших учебников, да и их-то помнит довольно смутно.



А как сложно выполнение заповеди “Не навреди” в психиатрии! “Не навреди” кому? Больному? Окружающим? Но как часто, корректируя поведенческие реакции больного, приводя их “в норму”, медицина вторгается в область личностной автономии субъекта, творя что? Добро или Зло? Не случайно именно по этическим соображениям наложен мораторий на некоторые методики в области психиатрии.

А библейское, общечеловеческое “Не убий”? Что оно означает в медицине, когда, несмотря на действия врача или даже в их результате наступает смерть больного, – это “убийство”? И если да, то всегда ли это “убийство” – зло? А если это помощь больному в прекращении его страданий? Но имеет ли врач юридическое и моральное право на подобную “помощь”? Или другая традиционная медико-морально-христианская проблема: аборт – это убийство? Это нарушение заповеди “не убий”? И как решить здесь проблему добра и зла, особенно если речь идет о плоде с заранее известными аномалиями развития?...

Как видим, проблема Добра и Зла в медицинской этике не ограничивается простым постулированием: “что такое хорошо, и что такое плохо”. Она нацеливает на неоднозначные решения в конкретных ситуациях, которые будут рассмотрены далее. Решения эти облегчает или затрудняет то обстоятельство, что, как известно из общей этики, в реальной жизни нет абсолютного Добра и абсолютного Зла. Каждое явление и действие может в той или иной степени нести в себе и то, и другое. И задача врача - суметь выявить эту степень и минимизировать Зло, максимально творя Добро.



У К. Маркса есть интересное высказывание: “Человеческое тело от природы смертно. Болезни поэтому неизбежны. Почему, однако, человек обращается к врачу только тогда, когда заболевает, а не когда он здоров? Потому что не только болезнь, но и сам врач уже есть зло. Постоянная врачебная опека превратила бы жизнь в зло, а человеческое тело – в объект упражнений для медицинских коллегий. Разве не желательна смерть, нежели жизнь, состоящая только из мер предупреждений против смерти? Что такое болезнь, как не стесненная в своей свободе жизнь? Неотступный врач уже сам по себе был бы болезнью, при которой даже не было бы надежды умереть, а оставалось бы только жить. Пусть жизнь и умирает, но смерть не должна жить. Разве дух не имеет больше прав, чем тело?” Обратите внимание на парадоксальность приведенных рассуждений: Маркс не только болезнь, но и врача склонен рассматривать как зло. Как это следует понимать? Только ли как то, что образ врача всегда ассоциируется со страданием, болезнью, болью? Или связь здесь гораздо сложнее? Подумайте над этим.







Сейчас читают про: