double arrow

Векторная модель развития культуры и концепция культурных миров

Проблема типологии культуры не утратила своей актуальности и в конце XX – начале XXI века. Во-первых, накоплен огромный массив фактического материала по истории культуры, которым не могли располагать исследователи XIX – середины XX веков. Во-вторых, развивается и методологический инструментарий гуманитарных наук, идет интенсивный поиск новых теоретических подходов к истории культуры. Одной из новейших и перспективных моделей культуры является векторная модель, или концепция культуры как саморазвивающейся системы. Она разработана М.С. Каганом в работе «Философия культуры» (1996). Он исходит из идеи нелинейного развития культуры. Отмечая, что в традиционном линейном представлении о выходе человечества из первобытной культуры следующей ступенью истории культуры признается Древний Восток, он справедливо указывает, что за рамками исследования остаются многие культуры народов Средней Азии, Дальнего Востока, Америки, мезоамериканские культуры[232]. Между тем, в последние годы были сделаны значительные открытия как раз в области изучения этих культур, в том числе археологические находки, заставляющие по-новому взглянуть на историю и культуру этих народов, и их место в мировой культуре. «Если же мы будем исходить из предположения о нелинейности данного процесса – ибо не могло ведь движение это идти только по одному пути, оно должно было испытывать разные возможности реорганизации социальной структуры и форм деятельности людей, – то картина окажется совсем иной»[233]. Спектр возможностей определялся структурой практической деятельности первобытного коллектива и включал три основных компоненты: собирательство, охоту, ремесло. Поэтому «пути выхода из первобытного состояния могли быть троякими, в зависимости от того, какой из трех видов деятельности становился, в силу специфических условий бытия каждого народа, главным, определяющим, точнее – системообразующим. Реальный ход истории свидетельствует, что все эти три типа были испытаны человечеством»[234].




На основе охоты и собирательства возникли новые типы хозяйства: скотоводческое и земледельческое. В них ремесло играло подчиненный, служебный характер. Но в определенных обстоятельствах оно могло стать основным занятием и системообразующим фактором.

Таким образом, из первобытности выросли три параллельно развивавшихся типа хозяйства и типа культуры:



- культура скотоводческих племен, обреченных на кочевой образ жизни в поисках необходимых пастбищ; они двигались из Азии на Запад или оставались в границах освоенной ими территории на севере Евразийского и Американского континентов;

- культура земледельческих народов, оседавших на плодородных поливных землях Ближнего и Дальнего Востока и консолидировавшихся в мощные государственные образования;

- культура древних греков и римлян, опиравшаяся на развитое ремесленное производство и обеспеченную мореплаванием международную торговлю. Это культура городов нового типа, нежели города восточных империй[235].

На каждом из этих трех путей происходила своя, особенная переработка мифологии, обрядов, художественно-эстетического комплекса, порождая различные типы культуры. Развитие их шло неравномерно: культура скотоводческих племен оказалась тупиковой ветвью, ее пространство неуклонно сокращалось, тогда как земледелие и ремесло расширяли свой ареал. Но и эти два типа развивались неодинаковыми темпами. Земледелие оказалось более консервативным видом деятельности, на его основе сформировалась традиционные культуры, такие как Египет, Индия, Китай. Ситуация в корне меняется, когда появляется город со всеми организуемыми им цивилизационными процессами. Это происходит в Древней Греции. «В древневосточных империях города выполняли преимущественно политико-организационные и культово-организационные функции, а основой культуры, ее практической и духовной почвой оставалось сельское хозяйство. Античный же полис – “город-государство” – тип поселения, определивший особый путь развития культуры после неолитической революции, стал прежде всего концентрированным носителем ремесленного производства…»[236].

Нашествие кочевников надолго задержало развитие городской культуры в Европе. Постепенно из хаоса вырастает новая стабильность, несущая в себе принципиально новый тип культуры – культуру средневекового европейского феодализма. В ней М.С. Каган выделяет четыре субкультуры:

- религиозную – «культуру храма и монастыря»;

- светско-аристократическую – «культуру замка и дворца»;

- простонародную – «культуру села и хутора»;

- бюргерскую – «культуру средневекового города»[237].

Это движение культуры от первобытной культуры к культуре феодальной образует первую фазу культурно-исторического процесса. Вторая его фаза – движение от традиционной культуры к креативной – начинается в эпоху Возрождения. Особенности этого пути связаны с радикальной перестройкой социокультурной практики и системы ценностей. Однако это еще переходная эпоха, поскольку она пытается примирить божественное и человеческое, духовное и материальное, чувственное и разумное. Ее гармония оказалась недолговечной. М.С.Каган обращает внимание на то, что это гармоническое примирение двух мировоззрений – сословно-феодального и буржуазно-личностного оказалось возможным лишь в очень ограниченных и специфических условиях, сложившихся в Италии. Другие страны Европы, Россия, а тем более Восток осуществили этот переход в иных формах и в другое время. Здесь не было Возрождения, ошибочно приписывать им подобные процессы. Это расхождение путей развития еще раз подтверждает нелинейный характер историко-культурного процесса. Вторая фаза включает в себя следующие течения: Просвещение, Романтизм, Позитивизм, Модернизм, Постмодернизм.






Сейчас читают про: