double arrow

Стенограмма. «В чем смысл смысла?»


«Пациент пожаловался на мучительное чувство отсутствия смысла в его жизни. Между нами завязалась такая беседа.

- Вы ищете смысл? Вы хотите видеть жизнь свою осмысленной? Что ж, разберемся. Вот, Вы держите в руке карандаш. В чем смысл карандаша?

- Чтобы писать.

- А в чем смысл того, чтобы писать?

- Чтобы фиксировать информацию.

- А в чем смысл того, чтобы фиксировать информацию?

- Чтобы помнить ее.

- А в чем смысл того, чтобы помнить ее?

- Для того, чтобы овладеть ей.

- А в чем смысл того, чтобы овладеть ей?

- Чтобы эффективно применять ее на практике.

- А в чем смысл того, чтобы эффективно применять ее на практике?

- Ну… чтобы применять на практике.

- Это я понимаю – применять на практике. А в чем смысл этого самого применения на практике

- Гм… чтобы освоить новые навыки.

- А в чем смысл того, чтобы освоить новые навыки?

- Чтобы жизнь была более успешной.

- А в чем смысл того, чтобы жизнь была более успешной?

- Чтобы получать больше удовольствия от нее.

- А в чем смысл того, чтобы получать больше удовольствия от нее?

- Чтобы меньше страдать.

- А в чем смысл того, чтобы меньше страдать?

- Чтобы жить полноценно.




- А в чем смысл того, чтобы жить полноценно?

(После короткого замешательства радостно восклицает).

- А нет никакого смысла!

- А как же на счет его мучительных поисков?

- А уже нет никаких поисков и никаких мучений.

- Готовы ли Вы теперь принять, что все, что Вы делаете, лишено всякого смысла?

- С радостью принимаю.

- Но выходит, что и вся Ваша жизнь – полная бессмыслица?

- Еще какая! Абсолютная бессмыслица!

- И Вам не обидно?

- А в чем смысл обиды?

- Нет смысла.

- Нет смысла, а потому и не обидно.

- Выходит также и то, что все Ваши труды – это в конечном итоге, один сплошной Сизифов Труд?

- Значит, я веселый Сизиф!

- Радостно слышать. Вы на что-нибудь еще жалуетесь?

- Если я и жалуюсь, то действую бессмысленно. И если я не жалуюсь, то все равно действую бессмысленно. Зачем одну бессмыслицу менять на другую? Когда я жаловался на отсутствие смысла, то поступал бессмысленным образом. Теперь, когда я осознал и пережил, что смысла ни в чем нет, даже в этом карандаше, я просто отдаю предпочтение тому, что есть. И даже, если я сейчас пожалуюсь на отсутствие смысла, то жалоба моя будет скорее веселой, чем грустной. Я даже могу пожаловаться на желание пожаловаться и испытать при этом миг удовольствия. Спасибо Вам, Доктор, за полную бессмыслицу.

Мы бродим среди смутных помыслов

Цепляемся за мыльные пузыри смыслов

Иллюзионисты надувающие себя самих

Присваиваем личную значимость

Как высшую награду

Иногда впрочем продувает сквознячок Вселенной

И уносит на свалку ворох

Самых Почетных и самых Заслуженных



Они и там продолжают свою драчку

Глубоковзмыленные и важные

Кто потеряет смысл

Тот ощутит Промысел

Вот он! миг освобождения

То, что видим мы – то Невиданное,

То, что ведаем – Неизведанное,

О чем хотим поведать – Неисповедимое,

Что ведет нас? – Неведомое.

О чем наши речи? – о Неизреченном.

Нареченные именем – Безымянные…»

Что касается понимания, то оно – чистейшей воды фикция.

«Понять» другого – значит создать свою концепцию другого.

Стало быть, понимание – иллюзия.

Это - фикция сознания, предстающая как некая среднестатистическая величина, обладающая функцией достоверности.

Мы договорились, что зеленое это зеленое, черное это черное, хорошее - хорошее, плохое - плохое, подразумевая под этим договором действительность.

Стало быть, понимание - это общепринятое описание и определенная договоренность.

Однако, время конъюктурно, и вчерашний договор сегодня теряет силу. Кодекс человеческих значимостей постоянно модифицируется и, в конечном итоге, то, что мы называем пониманием, оказывается не более чем абстракцией.

Ум порождает химер, и понимание - одна из них.

Всякий смысл неизбежно теряет себя, как только обретается кем-нибудь.

Если я нахожу какую-то вещь, я автоматически лишаю ее самостоятельной значимсти.

Она перестает быть собой, когда становится моей.

Если я в чем-то нахожу смысл, я теряю суть.

Тот, ктонаходит смысл жизни, теряет саму Жизнь.

Найти смысл – значит, обрести бессмыслицу.

Ведь то, что есть - это то, что есть плюс своя противоположность.



Поэтому то, что мы имеем - это и то, чего мы не имеем. То, что мы умеем - это и то, чего мы не умеем.

"Быть или не быть" - вопрос, может, и имеющий смысл, но не имеющий значения. "Быть и не быть" - единственно доступная нам форма бытия.

Поэтому, когда мы говорим о том или ином понимании,мы неизбежно искажаемся и искажаем. Как раз в этот момент мы уходим от своей сущности, и конструирум некую реальность для наших проекций.

Как только понимание начинает реально существовать, оно перестает быть истиной.

Справедливо и следующее: всякая истина, поддающаяся описанию - уже не истина.

Истина лишь тогда истина - когда она вне области концептуализации.

А понимание – психический наркотик.

И если я понял другого – я убил другого.

Важно не понимание, а внимание.

Не понять другого, но – внять другому. Вот, что приводит к общности.

Следовательно, понимание – расщепление, внимание – единение.

Стенограмма. «Муж скандалит, а я танцую»…

«Посетительница (П). Муж изводит меня упреками, устраивает скандалы. Основное содержание его претензий заключается в том, что я к нему охладела и больше его не люблю. В эти минуты он делается чрезвычайно раздражительным, крикливым и устраивает пространные монологи. А меня это чрезвычайно истощает. Как мне быть?

Сюртерапевт (СТ). Любой конфликт появляется там, где возникает противоречие между желаниями партнеров.

Когда мы стремимся к одному и тому же, мы действуем как единое целое и, соответственно, переживаем это единство, не замечая нашей разделенности, которой в данный момент и не существует.

Но как только наши мотивы становятся раздельными, тут же со всей остротой дает о себе знать чувство разобщенности. И мы отделяемся друг от друга и отдаляемся, что само по себе вызывает драматические переживания, влекущие травматические душевные последствия. Где-то глубоко внутри нам начинает казаться, что мы теряем друг друга и становимся раненными, беззащитными детьми.

Потери истощают наши силы.

Потери дезорганизуют нас.

Потери делают нас беспомощными.

Потери делают нас растерянными.

Таким образом, любой конфликт приводит к невротической дезориентации.

Человек боится заблудиться – то есть потерять ориентацию – в пространстве, времени или собственной личности. Самое страшное для него – состояние дезориентации.

Заблудиться – значит сделать беззащитным собственное выживание.

Заблудиться – значит, само выживание поставить под вопрос, дезавуировать собственную полноценность.

Заблудиться – почти умереть.

Конфликт – это дезориентация.

Конфликт – это схизофрения отношений. (Греческое schiso – расщепляю, раскалываю, fren – душа. Отсюда происходит слово шизофрения, что буквально означает – «расщепление души»).

Следовательно, каждый участник конфликта – схизофреник.

Люди, когда-то считавшие себя самыми близкими, теперь обрушивают друг на друга ярость и ненависть. И эти бедные головы начинают потихоньку превращаться в мусорные бачки одной помойки.

Основное же свойство мусора – разлагаться.

Так люди спотыкаются, падают и разлагаются.

В конце концов, они перестают видеть выход, смятые собственной смутой помутненного рассудка.

А где нет выхода, там безысходность.

И где нет выхода, все ходы оказываются проигрышными.

И где нет выхода – там не продохнуть, не выдохнуть.

Бездыханные души трупно окоченевают и начинают смердеть. Душа превращается в тушу, чья тяжесть непомерно обременительна.

В кандалах скандалов душа тупеет.

Однако сколь бы далеко не зашли конфликтующие особи, инстинкт разума всегда может отыскать спасительный выход

СТ. Расскажите подробнее, как начинаются Ваши разборки?

П. О, они начинаются исподволь. Он заводится заранее, раздражается по поводу всякой мелочи. А ближе к ночи запирается вместе со мной в спальне и предлагает выяснить отношения.

СТ. Сколько длятся эти выяснения?

П. В зависимости от степени его запала. Иногда они заканчиваются далеко за полночь. Но что интересно, он после этого начинает требовать секса, в том числе и орального.

СТ. Как Вы на это реагируете?

П. Я говорю, что устала и не способна ни на какие интимные отношения. Меня действительно все эти сцены истощают, и я словно проваливаюсь в какую-то пустоту. Мне все становится безразлично. Словно какое-то оцепенение на меня нападает.

СТ. Он повышает голос во время своих монологов?

П. Скатывается на крик, а в иные моменты – вообще орет.

СТ. Так почему же Вы не скажете ему, что он уже получил свою порцию орального секса?

П. (Пауза. Легкое недоумение).

СТ. Ведь иногда, как Вы сами заметили, он орет?

П. (Утвердительно кивает). Орет.

СТ. А потом требует секса, в том числе и орального?

П. Да.

СТ. Но когда он поорал, он уже тем самым и позанимался оральным сексом.

П. (Улыбается). И то верно.

СТ. Видите ли, зачастую повышенная конфликтная готовность появляется там, где имеет место некоторое недопонимание, где возникает ситуация общения словно бы на разных языках. Непонимание людей раздражает, потому что они при этом теряют ощущение ориентации, что усиливает итак имеющуюся в наличии тревожность. Вы просто немного недопоняли друг друга в тот момент. Ваши стычки итак являются крутым сексом.

П. Но он-то требует еще и телесного секса, а я уже не могу!

СТ. Он требует в силу инерции мышления, по незнанию. Если бы он знал, что уже насытился и удовлетворился, то прекратил бы своим требования. А вскоре прекратил бы и скандалы, осознав, что ЛЮБОЙ СКАНДАЛ – ЭТО ИЗВРАЩЕННЫЙ СЕКС.

П. Но как мне себя вести при всех этих действах?

СТ. Прежде всего, отделить свои собственные желания от тех образцов поведения, которые навязываются Вам ситуацией. В тех случаях, о которых Вы рассказываете, от Вас ожидается либо покорное выслушивание, либо активное противодействие. Вы безропотно принимаете навязываемые Вам роли и держите хорошую мину при плохой игре. И Вас истощает, прежде всего, именно это. Начните вести себя так, как Вам хочется, и Вы с удивлением обнаружите перемены.

П. Но что я могу делать в два часа ночи?!

СТ. То же самое, что и в любое другое время. Время значения не имеет. Зачем Вы привязываетесь ко времени? Что это Вам дает?

П. И действительно…

СТ. Поступайте так, как Вам хочется. Делайте не то, чего от Вас ожидают, а то, чего Вам хочется. К примеру… Вы можете потанцевать в свое удоворльствие.

П. Как так?

СТ. Включите музыку и начните совершать плавные… или экспрессивные телодвижения.

П. А муж?

СТ. А что муж?

П. Как он отреагирует на это?

СТ. Если это ему покажется интереснее того, чем он занят, то присоединится к Вам. Если нет, то останется при своем. Таким образом, каждый получит удовольствие. Довольный же человек всегда миролюбив. Конфликт исчерпает себя, едва начавшись. Чего Вы еще хотите?

П. Ага, поняла.

2-я встреча.

СТ. Потанцевали?

П. Потанцевала.

СТ. И что?

П. Муж тоже стал танцевать.

СТ. А что на счет скандала?

П. Его не было.

СТ. Даже обидно как-то, да?

П. (Улыбается). Да.

СТ. В чем проблема?

П. Проблемы нет.







Сейчас читают про: