double arrow

Краткая история евразийского движения в 10-30 гг. XX в


Евразийство - идейное и общественно-политическое течение первой волны русской эмиграции, объединенное концепцией русской культуры как неевропейского феномена, который обладает в ряду культур мира уникальным соединением западных и восточных черт, а потому одновременно принадлежит Западу и Востоку, в то же время не относясь ни к тому, ни к другому.

Несмотря на свой явно выраженный интерес к "предельным", метафизическим проблемам русской и мировой культуры и истории, представители этого течения не были отвлеченными мыслителями и тяготели не столько к философии (культуры и истории), сколько к различным областям конкретного гуманитарного знания. Так, основатели евразийства кн. Н.С. Трубецкой (1890 - 1938) - филолог и лингвист, основатель (совместно с P.O. Якобсоном) Пражского лингвистического кружка; П.Н. Савицкий (1895 - 1965) - географ, экономист; П.П. Сувчинский (1892 - 1985) - музыковед, литературный и музыкальный критик; Г.В. Флоровский (1893 - 1979) - историк культуры, богослов и патролог, Г.В. Вернадский (1877 - 1973) - историк и геополитик; Н.Н. Алексеев - правовед и политолог, историк общественной мысли; В.Н. Ильин - историк культуры, литературовед и богослов; первоначально к евразийству примыкал и Бицилли - историк культуры, филолог, литературовед, кн. Д. Святополк-Мирский - публицист, Эренжен Хара-Даван - историк. Каждый из названных здесь представителей "классического" евразийства (1921 - 1929), отталкиваясь от конкретного культурно-исторического материала и опыта (географического, политико-правового, филологического, этнографического, искусствоведческого и т.п.), ссылаясь на него, анализируя и обобщая, обращался к проблематике философии культуры и одновременно - историософии, связанной с диалектикой Востока и Запада в русской и мировой истории и культуре.




Термин "Евразия" введен Гумбольдтом, ученый обозначил им всю территорию Старого Света: Европу и Азию. В русский язык введен географом В.И. Ламанским (1833-1914).

Евразийцы призывали бороться с "кошмаром всеобщей европеизации", требовали "сбросить европейское иго". "Мы должны привыкнуть к мысли, что романо-германский мир со своей культурой - наш злейший враг". Так, ясно и недвусмысленно, писал Н. Трубецкой в вышедшей в Софии в 1920 г. программной книге "Европа и Человечество".

В середине 20-х гг. один из лидеров евразийцев Пётр Савицкий предпринимает попытку создания на базе евразийской идеологической платформы политической организации, ориентированной на подпольную работу в Советской России.

Савицкий втягивается в организованную ГПУ "Операцию Трест". ( Чекисты создали видимость существования в СССР разветвлённой конспиративной организации антибольшевистского толка, основанной на евразийских принципах.) Савицкий несколько раз инкогнито посещает Россию. Крах "Треста" наносит серьёзный удар по идее политической организации евразийства на длительное время.



В 1926 году в Париже начинает выходить газета "Евразия", в которой все яснее проявляется откровенная пробольшевистская направленность движения. С другой стороны, Пражский кружок, объединяющий отцов-основателей (в частности, самого Савицкого, Алексеева), все более тяготеет к консервативным позициям.

Главная ценность евразийства состояла в идеях, одновременно оригинальных и в то же время внутренне родственных глубинным традициям русской истории и государственности. Евразийство рассматривало русскую культуру не просто как часть европейской, но как совершенно самостоятельную цивилизацию, вобравшую в себя опыт не только Запада, но и в равной мере Востока. Русский народ, с этой точки зрения, нельзя относить ни к европейцам, ни к азиатам, он принадлежит к совершенно самобытной евразийской этнической общности. Подобная оригинальность русской культуры и государственности (одновременное присутствие европейских и азиатских элементов) определяет и особый исторический путь России, её национально-государственную программу, не совпадающую с западноевропейской традицией. Причем азиатские истоки для России внутренне ближе западных. Восточность ориентации России евразийцы прежде всего связывали с геополитической сферой, не распространяя ее на религиозную область, где они, как писал П.Н. Савицкий, оставались глубоко "православными людьми", для которых "Православная церковь есть тот светильник, который им светит".



Евразийство раскалывается, а к середине 30-х годов затухает. Левые евразийцы фактически становятся послушными инструментами Москвы, отказываясь от изначальной оригинальности движения, а правые сосредоточивают свое внимание на узкоспециальных областях - истории, геополитике, экономике и т.д.







Сейчас читают про: