double arrow

Б) по характеру

2

Поэтому нам необходимо прежде всего обсудить своеобразие именно этих элементов коммуникативного акта - особенности субъектов в сфере массовой информации, особенности целей, которых они добиваются, и особенности информации, которая при этом передается от одного коммуниканта к другому.

Степень “размывания” газетной речи и его характер зависят от доминанты коммуникативной стратегии СМИ, от набора и иерархии его коммуникативных целей. Если вспомнить о том, что цели у СМИ могут быть разными, становится ясно, что воздействие и внешних, и внутренних причин на “размывание” газетной речи происходит явно неравномерно, поэтому стилистические особенности двух газет или двух телевизионных передач нередко оказываются различными, порой диаметрально противоположными. Значит ли это, что газетной речи как функционально-стилистической подсистемы сегодня не существует? Ответ “да” требует ответа и на другой вопрос: какому стилевому принципу (или стилевым принципам?) подчиняется газетная речь? Мы исходим из того, что результат (стилистические особенности речи) создается не собственно функцией, а отношением коммуникантов к этой функции, т.е. прежде всего доминантой и настройкой коммуникативного поведения, целью, которую ставит перед собой журналист (или издание в целом).




Сегодня газетная речь, на наш взгляд, подчиняется одному из четырех стилевых принципов в зависимости от того, какими целями руководствуются издания в целом и работающие в них журналисты:

Доминанта коммуникативного поведения® настройка коммуникативного поведения (аспект информационной функции) Иерархия коммуникативных целей Конструктивный принцип языка
доминанта на адресате > агитация/манипуляция а) самовыражение б) сообщение принцип ударной оценочности
доминанта на референте > собственно информирование; оповещение а) сообщение принцип называния, или принцип референтности
доминанта на контакте > взаимодействие а) сообщение б) обращение принцип диалогичности
доминанта на адресанте > приспособление, самореализация а) самовыражение принцип речевой всеядности/ принцип эгоцентричности (речевое сообщение в большинстве случаев выходит за пределы газетной речи)

Покажем некоторые особенности речевого поведения в зависимости от основного конструктивного принципа:

1) принцип ударной оценочности ® в этом случае в тексте активно используются любые доступные говорящему на русском языке средства прямой и косвенной оценки. Естественным образом разговорные, сниженные слова вписываются в официальный контекст, где речевая ситуация требует строгой книжной лексики. Даже если журналисты в своем речевом поведении в целом ориентируется на иной конструктивный принцип, при утрате речевого самоконтроля возможно перенасыщение фразы оценочными единицами и, как следствие, переход на принцип ударной оценочности.



Владимир Путин продемонстрирует публике причудливый крендель, выписанный над Европой. ВВП за двое суток планирует облететь аж четыре города…” (МК. 2000. 17 апр.)

Инвалидная власть всегда мечтает о ручном управлении оппозицией. Ей мнится в этом стабильность и цивилизованность политической жизни. Но, кроме как прогрессирующей инвалидности, управление “протестующими” ничего не приносит. Бесполюсное общество обречено на решетки.

Не менее розовая мечта власти – иметь управляемые СМИ. Буквы-марионетки очень удобны – дерни за веревочку, и дверь в диктатуру откроется.” (Новая газета. 2000. №22. 8 июня)

В том, что касается Чечни, Путин – человек страстей. Посмотрите, как он преображается, как загораются его глаза, играют желваки, выламывается сквозь дипломатический этикет эмоционально заряженная “феня”, когда, оторвавшись от скучных экономических сентенций, он обращается к любимой теме. И в этом он глубоко народен.” (Новая газета. 2000. №18. 11 мая)

Принципу ударной оценочности подчиняются даже традиционно изобразительные средства (например, метафоры, метонимии или эпитеты); именно изданиях такого типа постоянно вводятся в обращение все новые и новые прецедентные тексты или окказионализмы как сильные оценочные средства; в этих случаях возможна фраза, в которой оценочных элементов оказывается больше, чем неоценочных:



Застоявшийся было Григорий Алексеевич Явлинский - в последнее время вроде бы прилично себя вел – сделал предельно неуместное и бессмысленное, если не сказать хуже, заявление.” (Михаил Леонтьев. “Однако”. ОРТ. Запись с эфира. Мир за неделю. 1999. № 11).

Интересно использование терминов в текстах, построенных по принципу ударной оценочности: если журналист решается на употребление термина, который не является общеизвестным, то в авторской речи как основной способ обозначения используется не термин, а его образный “собрат”; термин если и появляется, то окружается метафорами или дается в пояснительной конструкции; в прямой речи ситуация обычно обратная:

Обычная морковка сможет защитить, к примеру, от гепатита, а банан - от дифтерии. Еще недавно прогнозы ученых о “съедобных вакцинах” выглядели как полная фантастика.

И вот сообщение из Мельбурна: здесь удалось вырастить табак, в генетический код которого “вмонтирован” человеческий ген, отвечающий за выработку антител к вирусу кори. Скармливая лабораторным мышам его листья, исследователи заражали животных корью. Мыши остались живы-здоровы. В ближайшем будущем, утверждают ученые, будут созданы другие подобные растения - овощи и фрукты с противовирусной “начинкой”....

- Около полугода мы ведем работу по созданию “растительной” вакцины против вируса гепатита Е,- рассказал “Известиям” научный сотрудник центра Михаил Эльдаров.- Для этого используем пока не съедобное растение, а дикое - дурман. В качестве вектора, то есть “транспортного средства” для достаки гена в растение, применяем вирус, вызывающий одну из болезней картофеля.” (“Ешь ананасы, яблоки жуй...”. Изв. 2000. 22 янв.)

Отступлением от этой тенденции выглядят ситуации, когда термин используется как ведущий способ обозначения. Если при этом он погружается в бытовое описание, то неизбежно стилистически переоценивается и становится оценочным средством:

Гибридизация происходит в результате импринтинга (фиксации в памяти отличительных признаков своих сородичей) у только что вылупившихся утят. Из-за того, что вокруг плавает много других уток, новорожденные птенцы получают ложную информацию о том, как должны выглядеть их родственники. Поэтому, подрастая, они подбирают себе в пару утку из чужой стаи, по ошибке записав ее в кряквы.” (“Московские кряквы стали заключать брачные союзы с кем попало”.1 полоса. МК. 1999. 16 нояб.)

2)принцип называния, или принцип референтности®в этом случае в тексте господствует нейтральная, спокойная стилистическая тональность, но допускается все, что сокращает дистанцию между адресатом и собственно информацией - например, точные, прозрачные наименования предметов, признаков и действий.

Такая речевая стратегия отражает нежелание адресанта навязывать адресату свою точку зрения, создает ощущение коммуникативной скромности адресанта. Адресант информирует адресата, не предлагая ему своего особого взгляда на действительность, оставляет адресату возможность дать собственную оценку событиям, фактам. Именно в этих текстах мы найдем языковые, стертые метафоры и метонимии, традиционную фразеологию; при этом нередко закавычиваются (т.е. оцениваются как необычные) даже вполне традиционные метафоры:

С учетом последних полученных ЛУКОЙЛом судов численность флота нефтекомпании достигла 70 кораблей различного назначения общей грузоподъемностью в 1 млн.т. Не исключено, что увеличение числа кораблей, способных перевозить горючее в сложной ледовой обстановке, ЛУКОЙЛ попытается использовать для того, чтобы еще раз попробовать “переориентировать” на себя весь северный заказ.”(Коммерсантъ. 1999. № 184. 8 окт.)

Тексты такого типа отличаются оценочной деликатностью. И дело не только в том, что оценочные слова используются здесь редко. Дело в том, что рациональные оценки предпочитаются оценкам эмоциональным, чужие оценки предпочитаются оценкам собственным, оценки через референт (т.е. факты) предпочитаются оценкам через коннотации (т.е. словесным оценкам). Очень показательно использование терминологии в такой газетной речи: в текстах как основной способ обозначения используется именно термин, а его образный “собрат” если и появляется, то дается в пояснительной конструкции:

Задача маркетинговой стратегии CIS Ltd., Apple Computer ICM на ближайший период, как считают ее представители, - устранить диспропорцию в качестве печатной продукции в Москве и на периферии. Дизайн и все полиграфическое исполнение провинциальных газет, по их мнению, вполне может стать таким, как у столичных изданий, использующих издательские системы Apple, интегрированные с периферийным оборудованием для допечатных и печатных процессоров фирм Linotype, Scitex, Agfa.” (Сегодня. 1996. 14 февр.)

В США принимаются срочные меры против возможного контрабандного ввоза в страну вируса губчатого энцефалита (“коровьего бешенства”) и использования его террористами в качестве оружия. Об этом заявил в суде Уильям Хьюстон, высокопоставленный сотрудник министерства сельского хощяйства США пояснив, что американские эксперты совместно с армией уже работают над проблемами риска заражения крупного рогатого скота террористами.”(Сегодня.1998. № 18. 29 янв.)

3) принцип диалогичности®в этом случае особым образом отбираются и используются языковые единицы, которые помогают журналисту именно взаимодействовать с читателем; особое значение для обеспечения такого взаимодействия имеют особенности и соотношение авторской и чужой речи в тексте. Рассмотрим три газетных материала.

Текст 1.

"Зажигаются звезды над степью. Просвистели крыльями полетевшие на кормежку утки. И стало вдруг зверски холодно.

- Да, тут, в Хортобади, так. Днем - в рубашке, а ночью - впору тулуп. Прикройтесь, - кидает Ласло в повозку суконное одеяло. ...Вода на закате становится красно-зеркальной.

- Вон поглядите...- толкает Мишко.

Оставляя усы на воде, совершенно нас не страшась, плывет выдра. Вспугнутую ею рыбешку сейчас же бьет острогой стоявшая неподвижно у стены камышей цапля.

Мишко хочет, чтобы гости увидели как можно больше.

- Вы понимаете, уникальное для Европы место! Где еще это можно увидеть...

Это действительно так."(КП. 1986. 4 сент.)

Текст 2.

"Путивцев возмущенно подвигался в кресле: подумать только, не могли составить толковую заявку, как надо обосновать. Сидят дамочки в брючках "бананах", глазки, как у Мальвины, вези, говорят, всего побольше, на заводе лишнее не будет. Еще как будет. И есть, потому что часто с потолка заказы берут. У нас, мол, еще точное направление работ неизвестно, неясно с их объемами, так что гадай, сколько чего понадобится. Значит, точность не нужна, мерить нужно локтем, но с припуском.

...Путивцев понял: те "неликвиды", излишние материалы(надо же!) ценою в миллиарды рублей только потому и "лишние", что часто их некому дать и некому взять. Вроде оброненной перчатки, которую видел сегодня на бровке тротуара. Кому-то она нужна, а узнай, кому...

...Итак, "меню" далеко от реальности. Идти жаловаться по инстанции, добиваться своего? Путивцев в свое время испытал сию методу, но толку вышло самая малость. Самочинство складских работников часто возникает как раз по вине их руководителей. Разве подчас не они "спускают" в склады приказы отпустить "нужным людям" дефицитный материал вне фондов?

Что ж, получается, при таком "меню" и голодным останешься. Коль останешься, тебе скажут: работать не умеешь. Надо найти общий язык на складе, хоть мимикой, хоть словами, а найди. Знай, в той теми, куда махнул рукой завскладом, многое отыщется. ...Ну, укорял себя Путивцев, снова по битому стеклу босиком пошел, мало тебе переживаний. Подремли хоть, расслабься. Опустил шапку к переносице, чтобы веки держала закрытыми, но кто-то припозднившийся шарахнул в дверь, будто в крепость ломился, и бесприютный снабженец вмиг расстался с подобием сна."(Правда. 1983. 6 янв.)

Текст 3.

"Во дворе самого обычного высотного дома в Медведкове стоит голубятня - зеленая, затянутая сеткой, припорошенная снегом. "Голубятник? А вот его подъезд, первый. Моногарова здесь все знают..."

- Только давайте чайку... Без чая что за разговор. Варенье хозяйка варила. Ну вздыхала, конечно, когда голубей-то покупал. Люди, мол, дачи строят, а мы - голубятни.

Первого голубя Василий Тихонович купил, когда ему было девять лет, в 36-м году.

- Отец построил в тот год новый дом, и голубей я держал на чердаке... А в 54-м построил дом сам и тоже устроил голубятню.

А потом появилось строение во дворе семнадцатиэтажки, где Василий Тихонович стал жить.

Голубятню построить - это же разрешение требуется. Сколько надо инстанций обойти, не пересказать. ...И корм нынче дорогой. Раньше ведь почему еще птиц было много? Хлеб дешевый, и каждая хозяйка корочки, сухари несет на улицу. На Яузе уток так-то зимой кормили."(КП. 1996. 18 февр.)

Хорошо видно, что здесь авторская и "чужая" речь используется таким образом, что помогает адресанту передавать коммуникативную инициативу иному лицу:

- авторская речь в этих материалах уменьшает речевую инициативу журналиста; она передает информацию о событиях в форме 3 лица; здесь мы не найдем местоимений и глаголов 1 лица единственного числа, этих сигналов пишущего. Заметим, что в тексте 1 журналист все-таки называет себя, но эти названия как бы лишают его самозначимости: это местоимение мы и существительное гости - такое обозначение может здесь дать журналисту только герой. В текстах 2 и 3 "передача коммуникативной инициативы" усиливается тем, что авторской речи здесь почти нет, она растворяется в "чужой" речи; авторская речь и речь героя и стилистически оформляются одинаково;

- чужая речь в этих газетных материалах усиливает речевую инициативу героев; она используется часто, в разных вариантах; в тексте 1 это прямая и косвенная речь, в тексте 2 это несобственно-прямая речь, в тексте 3 - прямая и несобственно-прямая речь. Как вводится, как подается "чужая речь"? В тексте 1 реплики героя появляются чаще не как ответная реакция на высказывания журналиста, а как возможное начало диалога. В тексте 2 мы видим диалогичность несобственно-прямой речи - такой результат дает переносное употребление глагольных форм второго и третьего лица в значении 1 лица: "по битому стеклу босиком пошел", "голодным останешься", а также использование форм повелительного наклонения и вопросительных предложений, обращенных говорящим к самому себе: "найди", "знай", "подремли хоть, расслабься", "Идти жаловаться по инстанции, добиваться своего?". Речевая инициатива героя в этом материале усиливается также тем, что несобственно-прямая речь здесь занимает значительное текстовое пространство. В тексте 3 реплики героя образуют почти самостоятельный рассказ, повествование, хотя некоторые из них содержат сигналы вопросов журналиста.

Так может строиться не только большой по объему текст, но и информационная заметка:

Ельцин не общается с Березовским! “У них никаких отношений!” Эту сенсационную новость сообщил в понедельник пресс-секретарь президента Дмитрий Якушкин. “Устоявшееся в обществе мнение о том, что Борис Березовский командует политическими процессами, сильно преувеличено, - заявил Якушкин.- Я думаю, что он (Ельцин) о нем (Березовском) совсем не думает и мало знает. Вот есть Анатолий Чубайс. Ельцин с ним регулярно общается. А с Березовским он не общается”.(Новость № 1. 2 полоса - ПОДРОБНОСТИ. Новая газета. 1999. № 40(Д). 28-31 окт.)

4) принцип речевой всеядностиили принцип эгоцентричности®при этих принципах язык либо “подстраивается” под аудиторию (допустим, активность молодежного жаргона), либо обеспечивает диктат индивидуального словоупотребления и словосочетания, хотя порой за такую индивидуальность выдается банальная неграмотность:

"Пора ему (журналисту.- Н.М.) писать про любовь, поскольку скоро-скоро самое дорогое оттает, оживет и потянется к солнцу. Ну и поскольку этого важного события в жизни каждого мальчика, видимо, никак не избежать, я тоже, так и быть, напишу пару правдивых историй...

Я, конечно, надеюсь, что эти поучительные истории послужатнадежным уроком многим поколениям читателей, собирающихся заняться весной и любовью. А если и не послужат, что читатель хотя бы вымоет руки, перестанет пить из лужи и есть лютики. Иначе, сами видите, что может приключиться с человеком."(Изв., 1996. 17 февр.)

Итак, четыре основных принципа управляют сегодня газетной речью. При этом, конечно, нельзя не видеть, что реальная картина выглядит сложнее. Например, если мы попытаемся рассмотреть принцип ударной оценочности, то придем к выводу, что этот принцип может проявляться по-разному:

1) во-первых, во всех материалах одной газеты, одной телевизионной программы;

2) во-вторых, этот принцип может проявляться только в части материалов одной газеты, одной программы:

- принцип ударной оценочности проявляется только в части материалов, например, тогда, когда газета имеет две цели - реальную и провозглашаемую или исходно двойственную; скажем, газета “Известия” или “Независимая газета” имеют две цели: реальную цель влияния и провозглашаемую цель информирования; программа Михаила Леонтьева “Однако” на ОРТ имеет исходно двойственную цель: информирование (сюжеты, которые готовят корреспонденты программы) и влияния (комментарий ведущего), к тому же в комментариях проявляется цель самореализации, и, как следствие, здесь мы видим не только обилие оценочных средств, но и обилие жаргонных и просторечных, вульгарно-грубых слов и выражений (заметим, кстати, что в комментариях нового ведущего Максима Соловьева эта последняя цель не столь очевидна), однако присутствие в программе чисто информационных сюжетов смягчает эту резкость комментариев; для сравнения приведем программу Светланы Коннеген “Мыло” на ТВЦ с ярко выраженной целью влияния, где сюжет и комментарий дает сама ведущая, а в результате программа выглядит куда более агрессивно, чем “Однако”;

- принцип ударной оценочности проявляется только в части материалов также из-за “пестроты” редакционного корпуса: например, потому, что в редакции работают журналисты разного возраста, разных журналистских традиций, или потому, что одним журналистам позволяется - в коммуникативном отношении- то, что не позволяется другим (скажем, материалы Виталия Третьякова в “Независимой газете” отличаются ярко выраженной целью влияния, в то время, как остальные материалы, во всяком случае в первой половине газеты, очевидно нацелены на чистое информирование);

- двойственность принципов может проявляться и в одном материале, тогда будет ощущаться стилистическая неровность текста, и это может быть оценено как языковой или стилистический просчет журналиста.

Таким образом, сегодня не существует единого стилевого принципа газетной речи. Поэтому уместнее говорить не о газетной речи (по аналогии с деловой или научной речью), а о языке массовых коммуникаций (по аналогии с языком художественной литературы). Этот язык не строится по принципу системных ограничений (одни языковые средства допускаются, другие исключаются), но сомнительно также, что он подчиняется общепринятому сегодня в стилистике принципу - принципу чередования (или, если хотите, сочетания) стандарта и экспрессии. Этот принцип кажется сомнительным уже хотя бы потому, что одни речевые сообщения в газетах, на радио и телевидении подчеркнуто стандартны, другие - избыточно, агрессивно экспрессивны. Очевидно, необходимо отказаться от этого принципа или, во всяком случае, - признать, что этот принцип не распространяется на любое речевое сообщение, использующее язык массовой коммуникации, т.е. не является всеобщим. И если мы относим такие речевые сообщения к одному типу речи, то делаем это скорее по традиции (кстати, трудности выявления так называемой косвенной рекламы говорят именно об этом).

Однако мы можем утверждать, что описанные нами варианты коммуникативного поведения в СМИ подчиняются неким общим правилам.Основные правила коммуникативного поведения были обсуждены ранее (глава 1, § 1).Ясно, что от настройки коммуникативного поведения, от набора и иерархии коммуникативных целей (или - от аспекта информационной функции), иными словами говоря, от коммуникативной стратегии зависит коммуникативная тактика конкретного СМИ, его отношение к коммуникативному кодексу, к набору правил, которым оно следует, к модели, в соответствии с которой выполняется/не выполняется то или иное правило, действующее в ситуации, типичной для сферы массовой информации. Это означает, что язык СМИ, законы, по которым он функционирует, отличаются от языка текстов иного типа.

Каким же образом варьируются общие коммуникативные правила, если имеются в виду тексты массовой информации? Если оценить все коммуникативные стратегии, возможные в сфере массовой информации, то в качестве обязательного компонента мы увидим информирование адресата. Отсюда следует, что к основным коммуникативным задачам для адресанта необходимо будет отнести выравнивание пониманий речевого сообщения у адресанта и адресата, и достижение взаимосогласия между ними. Иными словами говоря, коммуникативное поведение, основные этапы создания текста в СМИ должны так или иначе приспосабливаться к адресату, к диалогу с ним. Умение “приблизиться к адресату” - вот тот стержень, вокруг которого объединяются знания о способах выражения, речевые умения, составляющие коммуникативную компетенцию журналиста.

Выравнивание пониманий предполагает оценку самой информации и обеспечивается надежностью кода, его осмысленностью и достаточностью. Достижение взаимосогласия обеспечивается доверием к источнику информации, что основывается на сходстве стилистических представлений и представлений о том, как надо вести себя в ситуации общения, а это, в свою очередь, достигается ситуативностью кода, а также типом коммуникативной инициативы, коммуникативной влиятельности и представительства адресанта и адресата. Однако, как мы уже знаем, существуют разные по иерархии коммуникативных целей типы изданий и, соответственно, набор и иерархия постулатов - и соответственно правил - коммуникативного поведения этих изданий, безусловно, будут различными.

Настройка коммуникативного поведения Набор и иерархия коммуникативных целей Выранива ние понима ний Достиже ние взаимо согласия Набор и иерархия правил коммуникативного поведения
агитация/ манипулирование а) самовыражение б) сообщение     + + инициатива влиятельность представительство баланс закрепленность понятность легальность
собственно информирование, чистое оповещение а) сообщение + - легальность понятность баланс закрепленность
взаимодействие, обмен сообщениями а) сообщение б) обращение + + понятность легальность баланс закрепленность инициатива влиятельность представительство
приспособление самореализация а) самовыражение - - инициатива влиятельность представительство

Показательно, что цель агитации и цель взаимодействия предполагают близость основных компонентов коммуникативной стратегии. Не случайно СМИ, которое провозглашает своей основной целью взаимодействие, так легко может соскользнуть - в своем речевом поведении - в агитацию. Подобное соскальзывание означает, что цель не была осознана четко и до конца или что она исходно была двойственной. В результате происходит подмена коммуникативных тактик, изменяется набор и иерархия постулатов и правил коммуникативного поведения. Именно по этим параметрам различаются речевые сообщения в СМИ с названными целями. Кстати, предложенный подход позволяет дать ответы на многие вопросы, связанные со стилистическими законами тех или иных текстов. Например, для деловых текстов основным является принцип называния, причем можно сказать, что в этом случае действует принцип жесткого называния; это значит, что условия коммуникации требуют, чтобы путь от наименования к обозначаемому предмету был максимально коротким (прямым и стандартным в силу того, что между двумя точками может быть только одна прямая). Следовательно, основными коммуникативными постулатами для делового сообщения будут легальность, понятность и баланс. Рекламные тексты, по нашим предположениям, располагаются в особой коммуникативной зоне, потому что сфера их распространения занимает промежуточное положение между сферой бизнеса и сферой публичной деятельности (коммерческая реклама и социальная реклама; реклама для производителей и для потребителей). Поэтому есть рекламные тексты (так называемая рубричная реклама), которые настраиваются по принципу жесткого называния, отсюда основными коммуникативными постулатами таких текстов будут легальность, понятность и баланс (эти рекламные тексты по сути есть не что иное, как тексты деловые с небольшими стилистическими деталями). Но есть и другие рекламные тексты, которые настраиваются по принципу скрытого воздействия (манипуляции), и основными коммуникативными постулатами таких сообщений будут баланс, понятность и легальность.

Таким образом, избранная коммуникативная стратегия предопределяет следование определенным правилам коммуникативного поведения в сфере массовой информации, в соответствии с которыми происходит языковая подстройка, подстройка приемов и языковых средств. Поэтому в рассуждении об использовании кода в текстах массовой информации необходимо рассматривать правила, следование которым обязательно в ходе коммуникации данного типа, и осуществляемые при этом действия (операции, шаги). А это, в свою очередь, потребует описания инструмента - способов, приемов и средств выполнения правил. Тем самым может быть установлен тот набор сведений, которые составляют речевую компетентность коммуниканта в сфере массовой информации.

Итак, коммуникативная стратегия - это набор коммуникативных постулатов, которые показывают, что должно быть обеспечено в ситуации общения, если мы хотим, чтобы коммуникация была успешной. Постулаты, в свою очередь, уточняются в правилах, аправило иногда конкретизируется вменее общих по характеру инструкциях.Правила - это некие положения, в которых описывается, какие действия необходимо совершать для успешной коммуникации. Для этого коммуникантам нужны инструменты. Так как по своей материальной оболочке большинство производимых коммуникантами действий являются речевыми, основными инструментами для совершения данных действий будут приемы(способы организации тех или иных элементов текста, необходимые для выполнения того или иного правила) и языковые средства(отдельные языковые единицы, которые либо входят в какой-то прием, либо используются самостоятельно для выполнения того или иного правила)

+

Проблема коммуникативных стратегий до сих пор оставалась вне нашего поля зрения, поскольку вопрос о самой коммуникации не являлся главным практическим вопросом гуманитарных технологий. Коммуникация являлась составляющим элементом обучения и организации знания, но отнюдь не принципом самой социальной инженерии. Однако именно необходимость полномасштабных преобразований в государствах бывшего Советского Союза выносит на первое место коммуникационные стратегии как практическую проблему, значение которой невозможно переоценить. Более того, предварительные эксперименты по реформированию общества показали, что существующий способ коммуникации не позволяет эффективно производить реформы. Оказалось, что прежде чем реформировать общество, нужно реформировать сам тип коммуникации, который может быть использован в процессе реформ.

С другой стороны, уже первый опыт предвыборных кампаний, в которых участвовали гуманитарные технологи, показывает, что использование рекламы и идеологии как коммуникативного действия, будучи возможным в рамках трех инструментальных типов коммуникационных стратегий (презентации, манипуляции, конвенции), предпочтительно используется только в рамках манипуляции. И это предпочтение не зависит только от выбора гуманитарных технологов, оказывающих консультационные услуги власти, это есть тяжкое наследие советской идеократической манипуляционной системы коммуникации. Способ коммуникации, которую используют гуманитарные технологи, был просто воспроизведен внутри существующей коммуникации гражданского общества (коммуникации элиты этого государства внутри себя и с остальными гражданами, коммуникации различных партий и общественных организаций, публичной коммуникации самих граждан). То есть гуманитарные технологи работают над созданием, упаковкой и трансляцией смысла, но не над изменением технологий трансляции смысла. Оказалось, что оставшиеся после Советского Союза коммуникативные технологии трансляции смысла их вполне устраивают для решаемых ими задач. И в этом проблема.

Способ коммуникации: и институциональной, и публичной, - является относительно устойчивым элементом культуры и существует довольно продолжительное время. Поэтому любое производимое социальное действие есть всегда в то же время производимая или воспроизводимая этим действием коммуникационная стратегия, которая создает новый или поддерживает старый способ коммуникации, который затем может закрепляться как содержательное основание культуры вообще. В этом смысле мы говорим не о коммуникации, а о коммуникационной стратегии, тем самым внося в этот инструмент содержание выбора, содержание перспективы и указывая на необходимость постоянных усилий на поддержание этого выбора и такой перспективы.Хочет того гуманитарный технолог или нет, осознает или не осознает, берет во внимание коммуникацию в своей работе или работает только с сознанием, только идеологически, он все равно воспроизводит ту или иную коммуникационную стратегию в сознательно или стихийно изменяющейся коммуникативной среде.

Таким образом, коммуникационная стратегия является отдельной и специально решаемой задачей любого социального действия, не осуществляя которую, мы отдаем формирование коммуникации якобы на волю стихии (а точнее воспроизводим имеющийся способ коммуникации), и тем самым не можем отвечать за успех или неуспех социального действия. Когда же гуманитарные технологи применяют коммуникационные технологии манипуляции и управления поведением через коммуникацию, они могут добиваться поставленной цели: ведь большинство граждан не в состоянии управлять или контролировать коммуникацию так, чтобы осуществлять противостояние этим технологиям. Однако, не будучи способными в деталях понимать манипуляционные действия, граждане-контрагенты просто чувствуют, что их обманывают, и даже если выборы или массированная пропагандистская кампания приносят победу кандидату или приводят к какому-либо изменению массового сознания, для которого гуманитарными технологами применялись эти манипуляционные технологии, то общая ситуация доверия в обществе ухудшается.

Поэтому солидарность и доверие есть те ценности, которые приносятся в жертву при использовании коммуникационных технологий манипуляции.

+

В современной классической теоретической литературе по коммуникатологии и теории коммуникаций под коммуникативными стратегиями понимаются общие принципы, которые обусловливают понятие коммуникативных событий.

Комплексным коммуникативным событием, в свою очередь, является дискурс в широком смысле слова. По определению Т. Ван Дейка, дискурс представляет собой коммуникативное событие, происходящее между говорящим (слушающим) в процессе коммуникативного действия в определенном временном и пространственном контексте.

Основное отличие коммуникативной стратегии от простого акта коммуникации – в том, что цель любой коммуникативной стратегии – это формирование коммуникативного события, то есть создание события из несобытийного факта жизни.

Предметный ряд коммуникативного события чрезвычайно широк, но более всего в нём представлены различные сообщения рекламного характера относительно торговых точек, пунктов питания, гастролях звёзд, концертах, появления в продаже новых товаров, новых услугах и сервисах НГС и др. В отношении информативного ряда коммуникативных событий можно выделить сообщения относительно погоды и стихийных бедствий, безопасности граждан (в том числе и на криминальную тему), сообщения сенсационного типа относительно вновь открытых явлений или процессов, а также сообщения культурного и социального характера.

Коммуникативное событие подразумевает некий момент агональности, или соревновательности, то есть борьбу за овладение сознанием человека или отдельной группы людей. Коммуникатологи выделяют такие аспекты коммуникативной стратегии как доступность, понятность, перевод (и взаимоперевод) языка автора на язык воспринимающего, ясность, точность и выразительность речи, а также речевой, психологический и этический компоненты.

Стратегии образуют открытый список. Они нуждаются в изучении и заучивании, пока они не станут автоматизированными процессами. Новые типы дискурса и формы коммуникации могут потребовать разработки новых стратегий. Количество коммуникативных стратегий, по сути, является неисчерпаемо, и существует вероятность периодического возникновения в будущем других стратегий, которые будут не столько перекрывать собой уже имеющиеся, сколько дополнять их, по мере открытия этих новых стратегий.

+

Коммуникатор – специалист, порождающий сообщение в конкурентной коммуникативной среде. Путем изменения коммуникативных потоков коммуникаторы воздействуют на ценностные и мотивационные установки коммуниканта и пытаются достичь изменения в поведении аудитории. Одним из важных свойств коммуникатора является его кредитность, надежность, престижность. Кредитный коммуникатор воспринимается как заслуживающий доверия эксперт, к мнению которого можно прислушиваться. Не менее важен для положительного восприятия коммуникатора фактор привлекательности. Знаки привлекательности находятся в социальном значении того или иного признака человека. Поэтому привлекательность – это степень приближения к тому типу внешности, который максимально одобряется той аудиторией, на которую распространяется информация. Знаком же привлекательности являются усилия человека выглядеть социально одобряемым. Не менее важным для коммуникатора является фактор привлекательности или отношения к нам. Он действует таким образом, что люди, хорошо относящиеся к нам, оцениваются выше тех, которые к нам плохо относятся. Очень важен для коммуникатора социальный статус и престижность. Чем выше социальный статус источника информации, тем более безоговорочно принимается сообщение. Процесс коммуникации, следовательно, должен протекать таким образом, чтобы усиливать наиболее важные для коммуникатора факторы.

Выделяются следующие типы коммуникаторов: люди престижа и лидер мнений. Люди престижа – те, кто определяют содержание и каналы передачи информации. Лидер мнений (ключевой коммуникатор) – член общества, находящийся в постоянном контакте с людьми и выступающий посредником между средствами массовой информации и коммуникантом. Лидер мнений, интерпретируя полученное сообщение, таким образом воздействует на аудиторию. Среди наиболее распространенных типов ключевых коммуникаторов можно выделить следующие: менеджер по связям с общественностью, имиджмейкер, пресс-секретарь, кризисник, рекламист и т.д.

Выделить целевую аудиторию (кому мы интересны?); создать ключевое сообщение (что привлекает целевую аудиторию в нашем объекте?); выбрать канал коммуникации (как передать в ключевом сообщении нужные нам характеристики?).Такой вид коммуникационной деятельности получил название стратегической коммуникации. Стратегическая коммуникация включает в себя следующие этапы: определение проблемы; планирование и программирование; действия и коммуникация; оценка программы.

1). При определении проблемы используется ситуационный анализ, который предполагает полное и систематическое изучение всего коммуникативного поведения организации. Ситуационный анализ помогает выяснить, как протекает общение с общественностью, выявить сильные и слабые стороны проблемы, определить ее возможности и недостатки.

2). На стадии планирования и программирования определяется цель программы, целевая аудитория и требования по взаимодействию с каждым из типов аудитории.

3). Основным условием успешного проведения кампании по связям с общественностью является взаимодействие со средствами массовой коммуникации. На этапе “Действия и коммуникации” определяется канал коммуникации, выявляются те средства массовой информации, через которые будет передаваться целевой аудитории ключевое сообщение. Таким образом, третий шаг стратегической коммуникации включает в себя стратегии действия, коммуникативные стратегии и планы реализации программы.

4). Оценка программы состоит из двух направлений: планы оценки, в которых заранее разрабатываются критерии оценки будущих действий; обратная связь и план пересмотра программы, в котором предлагаются варианты корректировки в соответствии с полученными оценками.

+ про Китай:

Говоря о коммуникативной стратегии СМИ, главным ее признаком мы будем считать «замену интуитивного, стихийного, случайного информационного отображения действительности осознанным, целенаправленным, профессиональным ее отображением». Таким образом, коммуникативная стратегия, будучи, по мнению А.А. Тертычного, более широким понятием чем «информационная политика», представлена в виде определенной программы деятельности, отображает связь настоящего и желаемого будущего.В ходе контент-анализа китайских программ на русском языке в период 2005−2008 гг. нами была выявлена основная коммуникативная стратегия МРК – позиционирование и продвижение положительного образа КНР.

+ про Интернет в Западной Сибири:

Что касается Интернет-ресурса, то его специфика заключается в его общедоступности. Соответственно, гипотетически, тираж Интернет-издания, в принципе, не ограничен. Равно как и не ограничивается ответственность автора, поскольку зачастую его нельзя доподлинно установить. Кроме того, Интернет-ресурс наполнен своим языком, отличающим его от языка прессы и ТВ в отдельности.

В сущности, новостной текст, которым наполнены современные Интернет-ресурсы – в том числе и городские сайты Западной Сибири – должен функционировать в режиме агонального коммуникативного акта, воспроизводя три его фазы - презентацию мнения как достоверного, но неверифицируемого знания с последующим пробросом последнего в сферу убеждений реципиента (Шатин 1998.).

Наше восприятие сообщений Интернет-СМИ также зависит от того, какую позицию по отношению к тексту мы занимаем и какой вид чтения у нас превалирует в момент визуального восприятия текста (Hall 1980: 128-138).

Можно попытаться предположить, что прямое выражение мнений и убеждений отражает "содержание" моделей или более общих групповых схем социальных меньшинств. Иными словами, содержание сайта является выражением мнений его редакторов или же владельцев. Предубеждение определяется не только своим содержанием, но также способом или стилем мышления или оценки, то есть стратегиями обработки социальной информации о социальных группах (Van Dijk 1983).

Имеет смысл рассмотреть здесь одну известную операцию - (сверх)обобщение. Такая стратегия имеет место быть, когда в новостных сообщениях сайтов описываются какие-либо аспекты единичного опыта, то есть частная модель, но, чтобы усилить весомость оценок, журналисты и авторы рекламных текстов склонны обобщать такую модель до более общей групповой схемы (Ван Дейк 1983: 294-300).

Далее, мы можем выделить стратегии расширения, или транспозиции, при которых отрицательный характер опыта в одной когнитивной области переносится на опыт в другой когнитивной области. Например, негативная оценка одного ресторана (или магазина) из крупной сети в новостях на сайте НГС может распространяться и на все остальные рестораны или магазины этой сети.

Мы можем охарактеризовать некоторые речевые стратегии в рамках общих организационных принципов вышеупомянутых предубеждений.

1. Обобщение. Ход, используемый для того, чтобы показать, что (негативная) информация, приведенная, например, в случае из жизни, не просто «случайна» или «исключительна»; тем самым подкрепляется возможное общее мнение. Этот ход отмечает переход от модели к схеме. Типовые выражения: «Вот уже не в первый раз мы с эти сталкиваемся», «Получилось как всегда (Хотя хотели как лучше)», « В очередной раз», «Это без конца повторяется».

2. Приведение примера. Конверсный ход, показывающий, что общее мнение не просто «надумано», но основано на конкретных фактах (опыте). Типовые выражения: «Ранее также сообщалось о том, что…», «Например, на прошлой неделе», «Взять, к примеру…».

3. Поправка. Это формульная или риторическая коммуникативная стратегия. Контроль над индивидуальной речью порождает предположение, что некоторая формулировка либо референциально «ложна», либо может привести к нежелательной интерпретации и оценке слушающим глубинных импликаций или ассоциаций.

4. Усиление. Формульная стратегия, нацеленная на лучший или более эффективный контроль над вниманием слушающего («привлечение внимания»), или на подчеркивание субъективной макроинформации.Типовые выражения: «Это ужасно», «Общественность негативно отреагировала на…», «Это осуждается…».

5. (Очевидные) уступки. Ход, дающий возможность для условного обобщения даже в случае привлечения противоречащих примеров, либо позволяющий продемонстрировать реальную или воображаемую терпимость и сочувствие, то есть составляющие части стратегии положительной самопрезентации. Типовые выражения: «Среди подобных попадаются и хорошие люди», «Не стоит обобщать, но...».

6. Повтор. Формульный ход, функции которого близки к усилению: привлечение внимания, структурирование информации, подчеркивание субъективных оценок.

7. Контраст. Ход, имеющий несколько когнитивных функций. Риторическую: привлечение внимания к участникам отношения контраста (структурирование). Семантическую: подчеркивание положительных и отрицательных оценок людей, их действий и свойств – часто путем противопоставления МЫ-группы и ОНИ-группы (типичный пример: «Нам приходилось долгие годы трудиться, а они зарабатывают на акциях и ничего не делают».) - и все ситуации, где прослеживается конфликт интересов.

Помимо этого, существуют стратегии смягчения (8), сдвига (9) и уклонения (10). С помощью смягчения предполагается блокировать отрицательные выводы. Стратегия сдвига типична для положительной самопрезентации (Например: «Мне-то, в общем, все равно, но другие соседи с нашей улицы возмущаются»). Типовые выражения для уклонения: «Не знаю», «Я с ними не общаюсь», «Мне всё равно, что они делают», «У меня нет времени...».

Коммуникативные стратегии формируются исходя из различных территориальных факторов, в то время как способы взаимодействия с аудиторией остаются, по сути, неизменными, распространяясь от центра своего возникновения в другие регионы, за счёт чего городские сайты перенимают эти методы друг у друга.

Коммуникативные события на страницах НГС создаются, в основном, двумя составляющими: лентой новостей и аналитическими статьями различных подразделов. По сути, НГС представляет собой лишь исчерпывающий информационный ресурс, претендующий, в первую очередь, на полезность. Собственно, НГС и является полезным и информативным Интернет-ресурсом. Стремление к «рекламности», может быть обусловлено и не только стремлением к наживе, но и простой необходимостью выжить, прокормить сотрудников, которые работают над созданием данного ресурса.

Именно НГС чаще всего использует методики скрытой рекламы и манипуляции общественным сознанием как в текстах новостей, так и на страницах различных разделов.

Манипуляция сознанием аудитории может проявляться таким образом, что на сайте долгое время муссируется какая-либо тема, которая является, по сути, искусственно созданным коммуникативным событием, зачастую эта тема создана самими сотрудниками сайта, и через некоторое время в общественном сознании она начинает восприниматься как данность и становится своего рода аксиомой, подобной шарообразности Земли и другим научным постулатам.

Ещё один способ манипуляции сознанием или же выборочного отображения реальности – подбор экспертов по тем или иным вопросам. В НГС есть много аналитических разделов, и в каждом из них ту или иную точку зрения или ситуацию комментируют различные эксперты. Согласно принципам журналистики (и, в особенности, аналитической), экспертные комментарии являются обязательно необходимыми для представления разных точек зрения на одну и ту же проблему – причём, как правило, противоположных. Так вот, эксперты на НГС подбираются не согласно уровню своей осведомлённости, а согласно тому, насколько полезными они являются для НГС, сколько они ему платят за пиар, продвижение и нахождение на сайте ресурса. Соответственно, и экспертное мнение этих людей представляет собой также далеко не избирательную и объективную оценку.

Кроме того, коммуникативные стратегии в Интернет-ресурсах Западной Сибири предполагают наличие следующих стратегий, подразделяемых по типу на: целевые (информационные, рекламные, коммерческие, политические), функциональные (информационные, развлекательные, коммерческие), клиентоориентированные (продвижение продукта (услуги), обслуживание клиентов (подписчиков, заказчиков и проч.), организация продаж (по типу Интернет-магазина и проч.)), медийные (распространение информации (информирование), увеличение числа подписчиков (посетителей), дезинформация, политические цели), типовые:агрессивные, умеренные, лояльные (либеральные), активные, пассивные), эволюционные (первичные, вторичные, консервативные, либеральные).

+

Коммуникативная стратегия предполагает наличие определенной цели и организационное обеспечение ее реализации через последовательность определенных коммуникативных действий. Особенно эффективной коммуникация может быть внутри специализированной – профессиональной – аудитории, разбирающейся в предмете. Корпоративное издание (каковым явл. и факультетская газета) заведомо обладает такими преимуществами. Вместе с тем эффект коммуникации может стремиться к нулю, если предмет отображения представлен неполно, искаженно или вообще неверно.

Снижению эффективности может способствовать и неверно избранная стратегия. На наш взгляд, среди различных целей коммуникации (конвенциональная, конфликтная, манипуляционная) «качественная» пресса выбирает первую, «бульварная» ориентируется на вторую, «пропагандистская» - на третью. Почти вся российская пресса рубежа тысячелетий, к сожалению, продолжает худшие традиции советской прессы, оставаясь в пределах системы средств массовой информации и пропаганды (СМИП), а не системы массовой информации (СМИ) или системы массового общения (СМО). Нередко редакционные коллективы считают достаточным осуществлять свою деятельность в рамках т.н. «тусовочной журналистики», когда статьи пишутся для узкого круга своих читателей, мнением которых только и дорожат «элитные» журналисты (и это одна из причин падения тиражей многих изданий).

+



2




Сейчас читают про: