double arrow

Телеологическое понимание власти: соотношение целей и средств


Проблема анализа используемых режимом средств упирается и решение более фундаментального вопроса: что такое власть? Существует, как об этом уже говорилось во Введении, огромное количество различных определений политической власти. Власть рассматривается как способ коммуникации, контроля, влияния. В истории политической мысли были и остаются весьма популярными т.н. "директивные" и "структурно-функциональные" представления о власти (52).

Однако при рассмотрении данного аспекта проблемы, нам кажется наиболее уместным исходить из того, что власть есть в значительной степени то, какие средства она использует. Иными словами, если стремиться к пониманию действительных целей и намерений режима, следует анализировать средства. И если выясняется, например, что режим причастен к развивающимся в соседних государствах вооруженным конфликтам, то декларации о невмешательстве представляют собой лишь хорошую мину при плохой игре. Между намерениями и публичными заявлениями режима, с одной стороны, и избираемыми им средствами стабилизации, с другой стороны, существует дистанция, и нередко, весьма значительная.




Смысл нашего обращения к телеологическому определению власти состоит таким образом в том, чтобы и очередной раз призвать аналитиков судить о режиме, главным образом, па основании используемых им средств, а не декларируемых (причем, иной раз, вполне искренне) целей. В большинстве ситуаций режим не в состоянии точно предвидеть, в каком направлении он эволюционирует, не в состоянии соизмерить конкретные действия, предпринимаемые им в своей повседневной деятельности, с планируемой стратегией. Зафиксировать этот "зазор" (вполне способный перерасти в "разрыв") — задача исследователей, которые только и могут продемонстрировать режиму и заинтересованным наблюдателям, каковы действительные цели и намерения режима.

Средства, используемые режимом для поддержания стабильности своего положения, классифицируются различными исследователями по-разному. Например, М. Хрусталев подразделяет их на средства убеждения, принуждения и насилия в соответствии с политическими режимами: либеральными, умеренными, репрессивными и террористическими (53). Опираясь, в основном, на эту классификацию, рассмотрим, какие именно средства принуждения и убеждения использует режим в своей практической деятельности.







Сейчас читают про: