double arrow

Проблема дуализма частного права


Принятие во многих странах наряду с гражданскими также торговых кодексов получило название дуализма частного права.Здесь слово «дуализм» означает всего лишь раздельное существование гражданского и торгового законо­дательства, сведенного в гражданский и торговый кодексы. Наряду с этим встречаются суждения о дуализме публично­го и частного права.

Следует отметить неудачность использования термина «дуализм» по поводу одновременного существования граж­данского и торгового кодексов. Дуализм представляет собой философскую концепцию, объясняющую бытие как состоя­щее из двух противоположных и несоединимых друг с дру­гом начал: духа и материи. Это воззрение возникло более 2,5 тыс. лет назад у философской школы гностиков. В даль­нейшем оно было развито Р. Декартом и И. Кантом, кото­рые утверждали о существовании субстанций двух родов: материи и духа. Они существуют порознь и не совпадают друг с другом.

Суждения о дуализме гражданского и торгового права неприемлемы уже потому, что они являются отраслями час­тного права, имеют общие методы регулирования, системы правовых средств. Торговое право непосредственно связано с гражданским, составляя вместе с ним определенную це­лостность. Поэтому нет оснований для противопоставле­ния их друг другу, как это предполагает дуалистическая концепция.




Рассмотрим вопрос о содержании торговых кодексов, действующих в других странах. Основная их цель и пред­мет — регулирование торгового оборота, установление пра­вил коммерческой деятельности.

Однако приходится отмечать явление, которое можно назвать эклектикой кодексов. Оно выражается в том, что ни в одном кодексе не обеспечивается предметное единство, не соблюдается четкость очерчивания своего предмета. Поми­мо собственно коммерческой деятельности кодексы регули­руют также иные вопросы, не относящиеся напрямую к продвижению товаров, даже вообще никак не касающиеся торговли.

Так, Германское торговое уложение наряду с торговлей регулирует перевозку грузов и даже пассажиров, экспеди­ционную деятельность. В Единообразном торговом кодексе США значительное место уделено обращению ценных бу­маг, регулированию банковских операций, договору арен­ды. Торговый кодекс Португалии помимо торговых сделок регулирует обязательства займа, страхования, перевозки.

Таким образом, практически в каждом торговом кодексе содержатся нормы о торговом обороте, образующие ядро этого акта, и ещё добавочные положения, лишь косвенно касающиеся торговли или даже не относящиеся к ней. Дан­ное обстоятельство порождает неверные представления о содержании торгового права и его соотношении с правом гражданским. В литературе по торговому праву зарубежных стран нередко можно встретить мнение об отнесенности к торговому праву всех институтов, которые включены в тор­говые кодексы.



Определяя сферу действия торгового законодательства, мы должны принять очевидное и неоспоримое положение, что тор­говое законодательство призвано регулировать торговлю и те операции, которые непосредственно ее обслуживают.

Чем же объяснить в таком случае, что торговые кодексы содержат отчасти нормы не о торговле? Для ответа на этот вопрос следует обратить внимание на тот важный факт, что в кодексах разных стран «неторговые разделы» являются совершенно различными. Именно здесь, в этом несовпаде­нии, удается отыскать корни рассматриваемого феномена.

Причина весьма прозаична. Дело в том, что законодате­ли — и это общемировая практика — стремятся использо­вать издание торгового закона для попутного решения в нем вопросов, порой совершенно не относящихся к торгов­ле, но назревших и требующих законодательного урегули­рования. Указанное обстоятельство, однако, не должно слу­жить основанием для размывания предмета, нарушения отраслевого единства и содержательной целостности тор­гового права. Поэтому те установления, которые содержат­ся в торговых кодексах, но не относятся к регулированию торговой деятельности, не должны включаться в предмет торгового права.







Сейчас читают про: