double arrow

Роль свободных (специальных) экономических зон в мировом движении капитала


В мировом хозяйстве имеются анклавы, в которых движение капитала имеет ярко выраженную специфику. Появление зон с особым экономическим статусом, так называемых свободных (специальных) экономических зон (СЭЗ) стало одной их харак­терных особенностей мировой экономики в последние десяти­летия XX в.

СЭЗ часть территории государства с особым, льготным режи­мом хозяйственной, инвестиционной и внешнеторговой деятельно­сти.Сама идея создания СЭЗ проста: если данная страна в данный момент времени по каким-либо причинам не может пойти на ши­рокое (полное) открытие своей экономики для иностранного ка­питала (например, она проводит курс на импортозамещение, что требует осуществления определенных протекционистских мер), то она может «открыть себя» для мировых хозяйственных связей в рамках конкретных, более или менее компактных территорий. В рам­ках таких территорий (зон) создается специальный (особый), бо­лее благоприятный, чем на территории всей страны, инвестици­онный климат для зарубежных инвестиций и льготный внешне­торговый режим.

В виде части территории может выступать отдельное предприя­тие (или группа предприятий). В этом случае говорят о функцио­нальном подходе к образованию СЭЗ. Однако более распростра­нен другой подход- территориальный, согласно которому осо­бый режим получают все предприятия, расположенные на терри­тории, определенной как СЭЗ.




Основными признаками СЭЗ являются:

определенная обособленность зоны от остальной террито­рии страны в хозяйственном, торговом, валютно-финансовом отношениях;


• беспошлинный или льготный режим ввоза и вывоза товаров;

• создание льготных условий экономической деятельности и финансовых стимулов для иностранных инвесторов, вплоть до сня­тия каких-либо ограничений на их деятельность;

• существенно более тесная связь с мировым рынком, чем у национальной экономики в целом.

Ныне в мире насчитывается несколько тысяч зон с особым режимом хозяйственной деятельности. При этом выделяются их различные виды:

• зоны беспошлинной (свободной) торговли;

• экспортные промышленные зоны (или зоны поощрения экс­порта);

• зоны развития новых и высоких технологий (технопарки, тех­нополисы);

• специальные экономические зоны (агрополисы, экологиче­ские зоны или экополисы, туристские зоны);

• комплексные, многоотраслевые свободные зоны.

Особым видом СЭЗ являются оффшорные зоны.

В мировой хозяйственной практике широкую известность по­лучили специальные экономические зоны, созданные в конце 70-х гг. в юго-восточных районах Китая. Успешный опыт, накоп­ленный этой страной в первые годы функционирования зон, по­зволил в середине 80-х гг. увеличить число специальных экономи­ческих зон. Важнейшими факторами, обеспечившими успех, ста­ли продуманная и последовательная налоговая политика, а также стабильность нормативной базы.



Стремление использовать в условиях России международный опыт вылилось в образование целого ряда свободных экономиче­ских зон (в частности, в Калининградской области, СЭЗ «Наход­ка» в Приморском крае). Однако практика их функционирования показывает, что они не стали ускорителем экономического роста и в целом пока не оправдали возлагавшихся на них надежд, хотя и позволили решить некоторые локальные проблемы. Среди ос­новных причин слабого развития этой формы хозяйствования незавершенность нормативной базы (к началу 2001 г. не был при­нят обсуждавшийся в течение ряда лет закон о СЭЗ) и непоследо­вательность в осуществлении уже принятых управленческих реше­ний, что во многом объясняется отсутствием ясной и взвешенной федеральной экономической политики в отношении СЭЗ. В ре­зультате российские СЭЗ, по сути дела, лишены целенаправлен­ной государственной поддержки, а потому в большинстве случаев остаются формальными образованиями.

Глобализация мировой экономики, наиболее ярко проявив­шаяся в финансовой сфере, по-новому высветила проблему оф­фшорных финансовых центров или зон,которых в мире насчиты­вается несколько десятков. Под оффшорным финансовым центром понимается территория, на которой созданы льготные усло­вия для деятельности нерезидентов, т. е. юридических и физиче­ских лиц, с точки зрения банковского и валютного законодатель­ства не имеющих центра экономической деятельности на данной территории.Географически оффшорный финансовый центр мо­жет представлять собой целое государство (как правило, неболь­шое по территории) или часть государства. Примерами первого рода могут служить Люксембург, Лихтенштейн в Европе; Белиз, Панама в Центральной Америке; Бахрейн, Ливан на Ближнем Востоке; Сингапур в Азии, а также некоторые островные госу­дарства в Океании и Карибском регионе. Ко второму роду офф­шорных центров относится Дублин. В некоторых случаях термин «оффшорные центры» используется в более широком смысле - для характеристики мировых финансовых центров.



Созданный в мае 2000 г. при поддержке глав центральных бан­ков и министерств финансов стран «большой семерки» «Форум финансовой стабильности», основной задачей которого является определение системных рисков при развитии глобальной эконо­мики и создание международных правил и стандартов для финан­совых институтов, опубликовал рейтинг надежности («прозрач­ности») оффшорных зон:

• в первую группу вошли: Гонконг, Сингапур, Люксембург, Швейцария, Дублин, острова Гернси, Мэн и Джерси;

• вторую группу составили: Андорра, Бахрейн, Барбадос, Бер­уды, Гибралтар, Лабуан (Малайзия), Макао, Мальта, Монако;

• к третьей группе отнесены: Антилья, Антигуа и Барбуда, Ару­ба, Белиз, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, острова Кука, Коста-Рика, Кипр, Ливан, Лихтенштейн, Маршалловы острова, Маврикий, Науру, Антильские острова (Нидерланды), острова Ниуэ, Панама, острова Сент-Китс и Нвейс, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Самоа, Сейшелы, Ба­гамы, Терке и Кайкос, Вануату.

В оффшорных финансовых центрах сосредоточена значитель­ная часть мировых финансовых активов, по некоторым оценкам, до 6 трлн. долл. В этих центрах открыты либо филиалы, либо до­черние структуры крупнейших банков мира. Так, например, на Бермудских островах зарегистрировано около 1,5 тыс. страховых компаний.

Привлекательность оффшорных центров объясняется прежде всего льготным налоговым режимом для нерезидентов: налог на предпринимательскую деятельность либо отсутствует, либо незна­чителен; отсутствует подоходный налог, а уровень конфиденци­альности чрезвычайно высок. Именно поэтому оффшорные фи­нансовые центры в ряде случаев рассматриваются как налоговые «убежища» (налоговые «гавани»), в которых для иностранных юри­дических и физических лиц также устанавливается льготный налоговый режим (полное или частичное освобождение от уплаты налогов).

Одним из последствий глобализации стало обострение пробле­мы сбора налогов государственными органами. Перевод штаб-квар­тир многих компаний в оффшорные центры явился излюблен­ным способом ухода от уплаты налогов. По данным ОЭСР, ис­пользование налоговых убежищ в 90-х гг. возрастало экспоненци­альными темпами. Поэтому ОЭСР в 2000 г. опубликовала доклад, где в обобщенном виде содержатся материалы по недобросовест­ной налоговой практике. ОЭСР предала гласности список 35 офф­шорных финансовых центров, которые своими чрезмерно льгот­ными налоговыми правилами наносят ущерб международной тор­говле и инвестициям. Первоначальная реакция ряда оффшорных центров была весьма негативной. Однако следует ожидать даль­нейшего ужесточения налоговой практики, поскольку уклонение от уплаты налогов в некоторых случаях достигает огромных масш­табов. В ноябре 2000 г. ОЭСР предложила 35 налоговым гаваням, занесенным в «черный список», принять коллективное обязатель­ство по обеспечению более высокой степени прозрачности эко­номики и налаживанию сотрудничества с ОЭСР в деле борьбы с уклонением от уплаты налогов.

4. Проблема «бегства» или «утечки» капиталов

Кроме обычных, «законных» существуют и другие формы вывоза капитала, связанные с понятиями его «утечки» и «бегства». В дан­ном случае имеются в виду нелегальный перевод денежных средств за границу или отказ от их репатриации в нарушение действую­щего нормативного режима.

К нелегальным формам «утечки» капитала из страны относятся:

• сокрытие, полный или частичный неперевод, невозвраще­ние в установленные сроки экспортной валютной выручки;

• невозврат валютной выручки под предлогом форс-мажорных и иных обстоятельств;

• фиктивные импортные контракты и непогашение импортных авансов;

• необоснованные авансовые отчисления при импорте в счет будущих поставок товаров, которые нередко не осуществляются вообще;

• искусственное занижение по договоренности с иностранны­ми партнерами цен на экспортируемую продукцию и завышение цен на импортируемую продукцию (в таком случае ценовая раз­ница в виде валютной выручки «оседает» за рубежом);

• «уход» капитала из страны на основе осуществления неэквива­лентных бартерных («товар на товар») операций во внешней тор­говле (с занижением экспортных и завышением импортных цен);

• перечисление на счета иностранных фирм валютных средств в счет оплаты фиктивных импортных услуг (маркетинговых, ин­формационных, консалтинговых и т.д.);

• внесение страхового депозита в иностранный банк для получения кредита (сам кредит при этом не берется);

• нелегальный экспорт, используемый в тех случаях, когда оте­чественные экспортеры могут обойти процедуры таможенного
контроля (в России это проявляется, например, при экспорте рыбы
и морепродуктов);

• контрабандный экспорт;

• нелегальный вывоз иностранной валюты;

• вывоз капитала частными лицами с помощью кредитных кар­точек и др.

Все указанные формы получили распространение в России. Не­которые исследователи данной проблемы добавляют к указанным формам утечки капитала и другие (специфические), свойствен­ные лишь России, формы:

1. «Уход» ресурсного капитала (природных ресурсов).

Природные ресурсы являются одним из основных составляю­щих национального богатства России, наиболее активно исполь­зуемой развитыми странами с рыночной экономикой. Через внеш­нюю торговлю природными ресурсами, по имеющимся оценкам, из РФ ежегодно осуществляется чистый «уход» капитала в разме­ре не менее 20 млрд. долл. По оценкам западных экспертов, при цивилизованной торговле ресурсами Россия смогла бы ежегодно получать прибыль в размере до 100 млрд. долл.

2. «Уход» производственного капитала (как правило, ограни­ченный той его частью, которая по своему технологическому уровню обеспечивает необходимое качество производимой продукции). Примером такого специфического вида «ухода» из стра­ны капитала является, в частности, толлинг. Здесь зарубежный
партнер (толлингер) сам приобретает сырье, оплачивает его переработку и вывозит за рубеж. При этом сырье не облагается НДС, так как произведенная из него продукция идет на экспорт. По схеме толлинга работает значительная часть алюмини­евой промышленности России - из нашей страны на мировой
рынок поставляется ежегодно около 3 млн. т - 80 % производимого алюминия. При этом 89 % этого объема производится именно по толлинговой схеме.

3. «Утечка» интеллектуального капитала, представляющая со­бой как «утечку» самих носителей научных, научно-технических знаний (ученых, научно-технических работников, инженеров), таки научной продукции (знаний, изобретений, ноу-хау).

В настоящее время имеются различные оценки масштабов «бег­ства» капитала из России: большинство исследователей этой про­блемы оценивают его масштабы в 180 200 млрд. долл., однако некоторые из них (с учетом указанных выше специфических форм ухода капитала) полагают, что в 90-е гг. XX в. из России ушло примерно 300 млрд. долл.

Свою роль в решении некоторых из указанных проблем при­зван реализовать Федеральный закон «О противодействии лега­лизации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» № 115-ФЗ от 7 августа 2001 г. В стране создан (в рамках Министер­ства финансов РФ) Комитет по финансовому мониторингу, за­нимающийся финансовыми расследованиями. Россия активно со­трудничает с Международной группой по борьбе с финансовы­ми злоупотреблениями (ФАТФ FATF, Financial Action Task Force). В 2003 г. Россия стала членом этой организации.







Сейчас читают про: