double arrow

Прошедшее время. Бен: То, что я постоянно о тебе мечтаю, похоже на болезнь


Бен: То, что я постоянно о тебе мечтаю, похоже на болезнь.

18 свиданий.

63 звонка.

1000+ сообщений.

Четырехнедельное богатство от Бена.

Самые лучшие четыре недели моей жизни.

Влюбиться в неправильного человека легко. Влюбиться в правильного человека еще легче. Но влюбиться в родственную душу – это вообще так же естественно, как дышать.

Этому суждено было случиться.

Хотя, не думаю, что влюблённость – это правильное слово, если ссылаться на мои чувства к Бену. Как на счёт парения? Каждый раз, когда я с ним, меня переполняет чувство полета.

Я ощущаю себя невесомой.

Я ощущаю себя свободной.

Нет, я чувствовала бабочек в своём животе и до этого: потеря сна, потому что ты не можешь перестать думать о ком-то, возбуждающие поцелуи - я ощущала это всё. Но с Беном бабочки не просто порхают во мне. Они рикошетят, как пули.

Засыпать на рассвете после ночи, проведённой в беседах с ним, это моё новое нормальное состояние. Когда он между поцелуями шепчет, как я красива, как сильно ему нравится то, как я пахну, и как сильно он меня хочет, я ощущаю эйфорию. И когда я чувствую, как его грубые руки сокровенно, нежно, жёстко, но всегда требовательно касаются моего тела, я пребываю в забытье.

Сидя на ступеньках крыльца своего дома, я наблюдаю, как дождь мочит асфальт. Моя кожа покрывается мурашками, когда прохладный воздух осени скользит под моей одеждой, касаясь моего тела. Он помогает охладить мои горящие щёки – физическая реакция, которая появляется каждый раз, когда я думаю о Бене и о том, что эти выходные могут значить в наших отношениях.

Распутная Кэти кричит: «они, держу пари, подразумевают некий сумасшедший секс».

– Что смешного? – интересуется мой отец, почёсывая затылок, когда я смеюсь вслух. Он сидит рядом со мной, пока я жду Бена.

Мне не следует смеяться, когда мой обеспокоенный отец так близок к тому, чтобы изменить своё мнение об этих выходных. Честно, я была удивлена, что он, впервые разрешил мне уехать с парнем, с которым я как бы встречаюсь. Парень, которого он мало знает, и с которым я, вероятно, займусь сексом, если уже не занималась этим.

Я поворачиваюсь посмотреть на папу и пытаюсь контролировать свой смех, когда он смотрит на меня своими мудрыми зелёными глазами. Они такие всепонимающие. Кажется, они обладают ключом к жизненным тайнам.

– Ничего, папочка. Просто вспомнила, что произошло во время занятий.

– Я тебе совершенно не верю, юная мисс, но меня беспокоит не это.

Сидя так близко к нему, я чувствую его привычный запах, вижу морщинки от смеха вокруг глаз и уголков рта. Это напоминает мне, как тяжело он работал, чтобы сделать мою жизнь счастливой.

– Пап, это ерунда. – Я смотрю на него. – Помнишь, когда мне было восемь лет я плакала на протяжении всей недели, потому что моя лучшая подруга, Лиза, уехала в Диснейленд, а я не смогла поехать с ней?




Он хихикает:

– Конечно, как я мог забыть? Я пытался убедить тебя, что мы не можем себе позволить отдых в Диснейленде, но как это внушить восьмилетнему ребёнку?

Я не могу не улыбаться.

– Я была довольно упрямой…

– Нет, ты была ангелочком, и это была моя вина. – Он берёт мою руку в свою. – Я не мог сорваться с работы и оплатить поездку. Но я помню, какой расстроенной ты была.

– Поэтому ты купил мне платье принцессы и притворялся драконом, – вспоминаю я, глядя на мужчину, которого люблю больше всего в жизни, – моего папочку.

Он улыбается, и вокруг его глаз собираются морщинки.

– Да, я отвёл тебя в ближайший магазин игрушек и купил тебе платье принцессы. А затем мы пошли в Джунипер Парк, где я бегал за тобой.

– Эй! Это был заколдованный сад!

– Вот это были дни. А теперь моя маленькая девочка заставляет кого-то ещё бегать за ней.

– Пап!

Мы смотрим друг на друга и смеёмся.

Мой отец очень важен для меня. Может быть, однажды, мне повезёт, и я встречу мужчину, похожего на него, и выйду за него замуж.

В моей голове машинально возникают карие глаза, но я отгоняю их от себя. Неужели, Кэти?

Наблюдая, как увеличивается беспокойство на лице отца, я чувствую приступ вины за то, что не рассказываю, что происходит между мной и Беном. Ну, серьёзно? Как? С какого места я бы начала? Мне следует поделиться с ним тем, что я так сильно влюбилась в Бена, что лишь мысль о его голосе бросает меня, то в жар, то в холод? О том, что мы разговариваем по телефону часами обо всём и ни о чём? И самое важное, что он заставляет меня хихикать, как малолетку?



Нужно ли мне рассказать, что я жду так долго, чтобы заняться сексом с Беном, потому что не уверена, расстался ли он со своей бывшей? И что, если он вернется к ней, прекращая всё, что между нами происходит сейчас, это станет для меня ударом. Следует ли мне говорить, что даже если мы «технически» не занимались сексом, то делали много всего, что можно сделать с двумя комплектами очень старательных рук и ртов? И то, что каждый раз, когда мы вместе, то отодвигаем границы дозволеного всё дальше?

Если бы отец узнал, что происходит в моей голове, думаю, что он бы перестал быть таким понимающим. Впрочем, он знает, что я давно не девственница. Он едва не убил Джека и его отца, когда нашёл обёртку от презерватива у меня под кроватью.

Поговорим о неловком.

Я тянусь к своему отцу и одной рукой обнимаю его. Прижимаясь к нему, я трусь носом о край его свитера, вдыхая запах дождя, старого хлопка и его всегда узнаваемого одеколона.

– Парень, который бегает за мной, – хороший.

Я стараюсь его переубедить, но судя по выражению лица папы, он не верит. Он знает, что я не говорю ему всего.

Твою мать!

Я так не хочу вести этот разговор прямо перед свиданием.

– Кэтрин, я понимаю, что уже поздновато разговаривать об этом.

И всё же ты говоришь об этом. Похоже, у нас состоится разговор.

– Я воспитал тебя хорошо, и знаю, что ты уважаешь себя и своё тело. Но ты уверена, что готова ехать с парнем, с которым встречаешься меньше месяца? – Он обнимает меня, обнадёживающе сжимая плечо. Как будто это поможет.

Я откидываю голову на его плечо:

– Да. Я думаю, что готова, пап. Пожалуйста, не расспрашивай. Меня выводит из себя этот разговор. Не волнуйся. Мы знаем, что делаем. Там будут друзья Бена. Это вечеринка в загородном доме.

– Вот почему я ненавижу быть одиноким отцом. Я не знаю, что делать или говорить, и чувствую, будто бросаю свою маленькую девочку на растерзание волкам.

– Па! Я знаю, ты еще признаешь это, но Бен замечательный и он относится ко мне, как к принцессе. Поверь.

Кажется, он хочет сказать что-то ещё, но Бен решает, наконец-то, показаться. Спасибо, Боже.

Когда я отодвигаюсь, чтобы подняться, отец останавливает меня.

– Кэти, просто пообещай, что будешь осторожна. Я не хочу снова видеть твою боль. – Он осторожно напоминает мне о прошлогоднем поступке Мэтта.

– Хорошо, пап. Но почему-то я уверена, что Бен никогда не причинит мне боль подобным образом.

И когда слова произнесены, я понимаю, что так и есть.

* * *

После неуклюжего и неудобного прощания, мы идем к чёрному лэндроверу. Когда Бен открывает для меня пассажирскую дверцу, то наклоняется и обхватывает мои щёки своими большими ладонями, чтобы запечатлеть нежный поцелуй на моих губах. Хоть поцелуй мягкий и сладкий, но он заставляет мои пальцы на ногах скручиваться. Я хочу усилить поцелуй, но Бен отрывается прежде, чем у меня появляется возможность прижаться к нему.

– Чёрт, ты хочешь, чтобы твой отец пристрелил меня? На мгновение я подумал, что он собирается вернуться в дом за ружьём. – Бен улыбается и, кажется, хочет поцеловать меня вновь, но нет. – Я очень надеюсь, что у него его нет.

Когда мы отъезжаем, я оборачиваюсь к крыльцу в последний раз. Так и знала, отец всё ещё там, наблюдает, как я уезжаю. Он всегда там стоит, провожая меня. Я машу ему на прощание и посылаю воздушный поцелуй. Он прикидывается, что ловит его, а затем прячет его в карман своих брюк. Сейчас это выглядит смешным, но когда я была маленькой, мне это так нравилось, что традиция сохранилась.

Бен потянулся своей рукой к моей, переплетая наши пальцы. Моё умирающее с голоду тело питается его теплом.

– Привет, милая. Я скучал по тебе.

Я поворачиваюсь к нему, чувствуя, как улыбка растягивает уголки моих губ.

– Я тоже. Двадцать четыре часа – это та-аак долго. Даже не знаю, как я их пережила, – шучу, пытаясь сохранять спокойствие. Подшучивание над Беном – это весело, потому что в большинстве случаев он дразнит в ответ… шаловливо.

Сексуальная маленькая ухмылка Бена перерастает в улыбку, когда он подносит наши переплетённые пальцы к своим губам и целует мою руку. Внезапно в машине становится очень жарко. Отворачиваясь от него, я обмахиваю себя свободной рукой. Ненавижу, когда Бен так делает.

Нет, это ложь.

Мне это нравится.

Бен проехал, наверное, пять кварталов, когда остановился у обочины случайного дома в моём районе. Я не совсем уверена, зачем он это сделал и собираюсь спросить, что происходит, но не успеваю. Его губы впиваются в мои, словно он изголодавшийся мужчина, а я – еда, которую он не получал неделями. Его руки в моих волосах, прижимают меня ближе к нему, углубляя поцелуй. В тот момент, когда наши языки соприкасаются, я слышу, как он издаёт стон, но всё равно продолжает пытать меня своим ртом. Когда мы отрываемся друг от друга, я испытываю головокружение и возбуждение.

Я обхватываю его лицо, и мы в молчании замираем. Я вижу, как румянец покрывает его щеки, в то время как его губы, опухшие от моих поцелуев, улыбаются мне. Я улыбаюсь в ответ.

– Ну вот, это было хорошо, – произношу я, пытаясь укусить его за палец.

– И не сомневайся. А сейчас перестань быть такой чертовски привлекательной или мы никогда не доберёмся до Ньюпорта.

Выпутав руки из моих волос, он подносит большой палец руки, чтобы нежно провести по моей опухшей губе. Шершавость его пальца напоминает мне о том, где он был до этого, и кажется, Бен вспоминает то же самое, потому что снова стонет и отпускает меня.

– Чёрт, девочка. Ты сводишь меня с ума.

Пока Распутная Кэти в моей голове выплясывает «Чёрт, да!», я пытаюсь скрыть ухмылку.

– Знаешь, ты здесь не единственный горячий и возбуждённый. Что ты хочешь, чтобы я сделала?

Бен качает головой, но не отрывает от меня взгляда; его кленово-карие глаза выглядят едва ли не чёрными от сильного желания.

Ого!

– Хм, хорошо, всезнайка. Я не хочу, чтобы мы попали в аварию. Как на счёт того, чтобы тихонько сидеть и игнорировать меня?

– Серьёзно? – смеюсь я. – Тебе что, двенадцать?

Он смотрит на свои штаны, затем на меня.

– Рядом с тобой? Да.

Мои глаза перемещаются на его штаны и…

Оппа…!

– Неужели, Бен? – я качаю головой, но не могу остановить смех.

С улыбкой на лице он смотрит снова вниз и на меня.

– Только с тобой, Кэти. Я это имею в виду.

Когда он это говорит, я понимаю, что он пытается мне сказать. Он пытается заверить меня, что хочет меня и только меня. И я ему верю.

Я действительно ему верю.

* * *

Поездка прошла как в тумане, но несколько вещей врезались в мою память: уютное молчание, бросаемые украдкой взгляды, случайные поглаживания и тепло рук Бена на мне.

Когда мы прибыли в Ньюпорт, я была поражена. Я знала, что существует город, где богачи проводят отпуска в своих больших домах, но представить размеры их состояний невозможно, пока не увидишь эти особняки вблизи. Один из них становится всё больше, когда мы едем по бесконечной, посыпанной гравием дороге.

Поместье на побережье океана – громадно. Господи! Я только что умерла и проснулась в сцене из «Великого Гэтсби»?

Когда Бен подъезжает к главному входу, я пребываю в состоянии шока, страха и, честно говоря, возбуждения. Я знала, что Бен из богатой семьи и что большинство его друзей тоже состоятельны, но не представляла, что мы говорили о таких деньгах. Вытирая свои вспотевшие ладони о джинсы, я наблюдаю за суматохой внутри дома. Громкая музыка доносится сквозь открытые окна, и я вижу несколько танцующих и целующихся взасос пар.

Ошеломлённая понимаем того, где очутилась, я поворачиваюсь к Бену, когда мой живот скручивает нервный спазм:

– Хм… Я… Я…

Я понимаю, что не нужно пугаться большого дома и мысли, что я проведу выходные с богачами. Мой отец воспитывал меня так, чтобы я знала себе цену и гордилась тем, кто мы и что у нас есть, но…

Да кого я обманываю? Все мысли о самооценке вылетают из головы, когда ты стоишь перед особняком, в котором гараж больше, чем весь твой дом.

Бен выключает двигатель, затем сжимает мою руку в знак поддержки:

– Кэти, всё будет хорошо. Джулиан – классный и его сестра-близнец, Морган, тоже потрясающая. Мы хорошо отдохнем в эти выходные.

Он наклоняется, целует меня в лоб и трётся своим носом о мой нос.

– Доверяй мне. Ты здесь со мной. Никто тебя не обидит.

Я поворачиваюсь и обнимаю его. Я чувствую сильные мышцы его тела под моими руками, его неповторимый запах и принимаю решение.

Сегодня ночью всё произойдёт.

Я не могу и дальше жить в страхе, боясь, что Бен однажды меня бросит. Не могу. Я должна рискнуть, доверить своё сердце и позволить ему забрать меня туда, где мы останемся вдвоем. Потому целую его в шею, и шепчу:

– Не переживай. Со мной всё будет в порядке. Это шокировало меня, но я справлюсь. Помни, я – крепкая девушка из Квинса. Просто пообещай мне….

Бен отклоняется, чтобы видеть меня. Я вглядываюсь в омут его карих глаз, и затем вижу в них ответ.

Всё будет замечательно.

– Пообещай мне, что сегодняшнюю ночь мы проведём вместе.

– Конечно. Мы остановимся в одной комнате.

– Хм, да… Я знала это. То, что я имела в виду, мм… Я имею в виду… Я готова. Понимаешь, готова, – и я краснею. Надеюсь, Бен понял мою мысль, потому что я не могла бы быть более прямо просить его переспать со мной.

Бен притих на время и это кажется вечностью.

Боже! Что если я все поняла неправильно? Нет.

Он хочет меня. Я это знаю. Я ему нравлюсь.

Но его молчание сводит меня с ума. Когда я уже собралась попросить его забыть об этом, он, наконец-то, заговорил.

– Нет, Кэти. Я не могу.

– Что? Что ты сказал?

Это не то, чего я ожидала. Где сексуально возбуждённый Бен, когда я его хочу?

Внезапно он отпускает меня, качает головой и отворачивается к лобовому стеклу:

– Нет, послушай. Ты знаешь, что я тебя хочу и чертовски сильно. Но я привёз тебя сюда не для того, чтобы просто переспать. Я лучше, чем это, – он разворачивается ко мне, и я замираю под его взглядом, – ты лучше, чем это. И я не такой кретин, Кэти. Тебе следует узнать меня лучше.

Это он сейчас шутит?

– Бен, нет. Я хочу… Я готова.

Я думала, что когда скажу парню, с которым встречаюсь, что, наконец-то, готова переспать с ним и он скажет: «Чёрт, да! Где кровать?», а вместо этого застряла с праведным придурком.

– Нет, Кэти. Пожалуйста, перестань.

Я чувствую стыд, обжигающий моё лицо, и унижение. Глаза Бена смягчаются, когда он берёт мою руку в свою.

– Послушай, детка, давай поговорим об этом наедине, а не перед домом Джулиана…

Поражённая и обиженная его отказом, я отталкиваю его руку:

– Я не оставляю эту тему. Мы встречаемся уже месяц, и много всего делали, кроме секса.

Бен открывает свой рот, чтобы что-то сказать, но я перебиваю его:

– Я думала, мы ждали так долго, потому что я была не готова. Ну вот, я готова, так какого чёрта? И мне жаль, но я не куплюсь на твоё «оправдание».– И я повторяю ему его же слова:– «Я привёз тебя сюда не для того, чтобы просто переспать».

Я знаю, что веду себя нелогично. Это я просила его не торопиться, чтобы прежде чем спать вместе, удостовериться, что он расстался со своей бывшей.

А если он не расстался с ней? Но хочет меня. Он только что говорил это.

Чувство страха оседает в моём желудке:

– Позволь мне спросить тебя, Бен. Как долго ты ждал, чтобы переспать с Эшли, а? Ты говорил ей «нет», когда она предлагала себя? Как это только что сделала я? Или ты придумываешь глупые оправдания, потому что не расстался с ней?

Я слышу, как Бен стонет, закрывая лицо руками. Волны разочарования исходят от него, уничтожая меня своей силой.

– Какого чёрта, Кэти? Это низко, даже для тебя. Обязательно ворошить прошлое?

– Я озадачена, почему? Я полагала, что нравлюсь тебе. Что ты хочешь меня и сейчас, но ты не хочешь… из-за неё?

Тишина.

Ничего.

Бен молчит.

Он просто смотрит на меня.

Это ранит.

И раздражает меня.

– Итак, я хотела знать, и, кажется, у меня уже есть ответ.

Разочарование написано на хмуром лице Бена. Когда он наконец-то собирается заговорить, кто-то открывает мою дверцу и прерывает нашу первую ссору.

А, может, и последнюю.

Прохладный воздух обдаёт моё лицо, наполняя тёплый салон автомобиля холодным ветром. Бен и я поворачиваемся посмотреть, кто так грубо прервал нас. Мои глаза встречаются с голубыми глазами потрясающе красивого парня. У него каштановые волосы и несколько веснушек на носу, полные губы и ямочка на подбородке.

Он улыбается, словно принимает участие в какой-то сцене.

– Эй, Бен. Я думал, вы не доберётесь сюда, чувак. – Он поворачивается рассмотреть меня и улыбка на его лице становится еще шире. – Ты, должно быть, Кэти. Приятно познакомиться. Мы очень хотим познакомиться с девушкой, с которой Большой Бен ведёт себя, как девчонка. Морган тебя полюбит.

– Мм, привет. А тебя зовут?

– Извини. Симпатичные девушки заставляют меня вести себя глупо. Я – Джулиан, – самонадеянно улыбается он.

– Привет. Приятно познакомиться с тобой, Джулиан.

Я чувствую, как мои губы растягиваются в ответной улыбке. Джулиан любитель пофлиртовать, и знает, как это работает. Я бросаю взгляд на Бена и вижу, что он изучает нас.

Он не выглядит счастливым.

Совсем.

Отлично. Я рада. Возможно, Джулиан не откажется переспать со мной.

Нахмуренный взгляд Бена сменяется сердитым:

– Отвали, чувак. Тебе нужно, чтобы твои хорошенькие ручки сыграли в ту гомосексуальную чушь, которую ты называешь спортом.

Джулиан пристально смотрит на нас обоих, и его игривая усмешка сменяется на кокетливую улыбку:

– Я играю в гольф, не слушай его. Я могу занять место алкоголика в любой день, в любое время.

Если бы Бен меня не растроил, я бы сочла это смешным. Но я сердита и обиженна, поэтому решаю еще позлить его. Вспоминая, как Лиза флиртует с парнями, я стараюсь подражать ей. Пожалуйста, Боже, не позволяй мне выглядеть полной дурой. После медленного облизывания губ и легкого наклона подбородка, я дарю Джулиану свою самую лучшую улыбку:

– Уверена, что можешь. Кстати, у тебя красивый дом. Если ты свободен, я бы хотела получить личную экскурсию.

Глаза Джулиана метаются от Бена ко мне, останавливаясь на моём лице. Видимо что-то решив для себя, его улыбка становится еще шире:

– С удовольствием, и прямо сейчас я свободен. Бен, ты знаком с домом, так что не пойдешь с нами, верно? Да и вообще, здесь чертовски холодно. Идем, пока не замёрзли.

Он берет мою ладонь.

– Позволь помочь тебе. – И глянув на Бена, добавляет: – Чувак, ты знаешь куда идти. Артур позаботится о багаже, так что иди в бар. Там Морган и компания. Хотя, можешь проскочить в гостиную, там сексуальная оргия.

Я не осмеливаюсь смотреть на Бена, когда выхожу из автомобиля с помощью Джулиана, и мы направляемся к дому. Поднимаясь по лестнице, я понимаю, как дерьмово поступаю. Каковы бы ни были причины Бена, он старался вести себя правильно со мной. Я внезапно останавливаюсь и смотрю на Джулиана с извиняющейся улыбкой.

– Ты не мог бы дать мне минуту? Я забыла кое-что сказать Бену.

Джулиан кивнул в знак согласия, и я направляюсь назад к машине. Бен разгружает багаж, хоть Джулиан и говорил, что кто-то позаботится о нём. Господи, он действительно безупречен.

Когда я подхожу, он поднимает на меня глаза, и то, что я вижу в них, пугает меня. Смех исчез. Он сердит. И обижен.

– Извини, я не намеревалась сбегать с твоим другом. И мне жаль, что я упомянула Эшли. Это было нетактично с моей стороны.

Я заправляю свои волосы за ухо вспотевшей рукой.

Бен закрывает глаза и делает глубокий вдох. Но через некоторое время взгляд, которым он смотрит на меня, даёт мне знать, что у меня неприятности.

– Неважно, Кэти. Иди. С Джулианом до чёртиков весело. Надеюсь, вы, ребята, будете наслаждаться друг другом, – выплёвывает он.

Он берет чемоданы и проходит мимо меня и Джулиана.

Что я наделала?

Я провожаю взглядом Бена до тех пор, пока он не исчезает внутри дома, и с тяжелым сердцем поворачиваюсь к Джулиану, который внимательно наблюдает за мной. Возмущение, которое я чувствовала до этого, сменяется виной. Почему я позволила своему сумасшествию взять надо мной верх?

Когда я подхожу к Джулиану, то осознаю, что мне нужно что-то сказать, чтобы разбавить напряжение, витающее в воздухе, но не могу. В то время, когда я перебираю в голове, что бы сказать, слышу, как Джулиан спрашивает:

– Почему Бен так зол? Я прервал ссору или что-то в этом роде? – Он засовывает свои руки в задние карманы джинсов.

Убрав прядь волос за ухо, я принимаю решение быть хоть немного честной с ним. Я не знаю парня, но если он лучший друг Бена, то, должно быть, заслуживает доверия. Кроме того, мне он нравится.

– Ну… да. Ссора началась с пустяка, но затем Бен кое-что сказал, и это беспокоит меня. – Нервы заставляют меня раскачиваться на пятках. – Я позволила своей стервозности взять верх надо мной, и теперь всё хреново. Я создала дерьмовую ситуацию и сделала её ещё хуже. Да и мой побег с тобой... Мы только познакомились, так что теперь ты знаешь, почему Бен зол. И еще, прости мой флирт. Я пыталась достать Бена.

– Не думай об этом. Я могу сказать кое-что, что поднимет тебе настроение. Ты не плоха во флирте. Ты была очень милой, – ухмыляется он, и его взгляд задерживается на моих губах дольше, чем следовало бы. – Что касается Бена, думаю, он был довольно близок к тому, чтобы выбить из меня всю дурь, но мне плевать. – Он наклоняет голову и порочно улыбается. – В подготовительной школе Бен и я всегда всё решали хорошей дракой на кулаках. Всегда. Тем не менее, ревность – это что-то новенькое. Бен никогда не делал что-то из ревности. Даже когда он был с Эшли.

Когда имя бывшей девушки Бена повисает в воздухе, выражение отвращения появляется на его лице, как если бы он проглотил горькую пилюлю.

– И должен сказать, Кэти, ты мне нравишься. С тобой он забывает ту стерву.

Обдумывая его слова, я улыбаюсь и смотрю на ступеньки.

– Ты действительно так считаешь?

Я поднимаю взгляд и встречаю его искренний взгляд:

– Да. Эта сучка причинила ему слишком много боли. И поверь, Бен, которого я только что видел, не выглядел подавленным, как в последний раз, когда мы отдыхали. В этот раз он был взбешён, потому что я флиртовал с его девушкой.

– Я надеюсь, что ты прав. Видишь ли…

Затем я вспоминаю причину нашей ссоры и молчание Бена, когда я спрашивала об Эшли, и больше не уверена, насколько прав Джулиан.

– Не вижу причин, почему бы тебе не рассказать мне все? Может, я смогу помочь?

– Хорошо, но помни, это ты спрашивал. Только не зевай, если я наскучу тебе.

– Ты никогда не наскучишь мне. Теперь, продолжай. Стоп. У меня появилась мысль. Я уверен, это будет одна их тех долгих историй, что так любит Морган, где всегда виноваты парни и никогда – девочки.

Я ударяю Джулиана в плечо, заставляя поднять руки в жесте капитуляции.

– Эй! Я просто был честным! Но серьёзно, если бы вы, девушки, иногда просто разговаривали с нами вместо того, чтобы вести себя загадочно и круто, мы бы знали, что, чёрт возьми, происходит. Ладно, я окоченел, и ты, наверное, тоже. Почему бы нам не пойти в оранжерею? Там мы сможем поговорить и избежать толпы, засевшей в доме.

– Но, как насчёт Бена? Что если он всё неправильно поймёт?

– Плевать. Он только что был груб с тобой, пускай поволнуется.

– Гм, ладно. Нет, подожди. Прежде чем мы уйдём, мне нужно… удостовериться кое в чем.

– Да?

– Ну, так как я только что познакомилась с тобой, надеюсь, что «пойдём в оранжерею», это не код, чтобы переспать со мной. Я с Беном. И, ну… Да, я с Беном.– Я не могу поверить, что сказала это. Я только что сказала восхитительному парню не делать со мной никаких глупостей. Я!

Если бы, Кэти. Если бы.

– Чёрт, Кэти. Ты серьёзно? Во-первых, я бы никогда не повёл тебя в оранжерею, чтобы переспать. Я бы повёл тебя к себе. У меня самая лучшая кровать для траханья в этом доме. Во-вторых, я никогда не переманиваю. Даже когда девушка такая хорошенькая, как ты. В-третьих, Бен – мой лучший друг. И в-четвёртых, я действительно хочу помочь. Я уже говорил, что ты нравишься Бену, а нравящийся кому-то Бен - это очень хорошо.

– Боже, извини. Я не хотела, чтобы ты меня неправильно понял.

– Нет. Все нормально. Ты классная. А теперь пошли. Я уже отморозил себе задницу.

– Хорошо.

***

Оранжерея – прекрасна. Стекло, растения и деревья повсюду. Здесь есть розы, орхидеи и еще много растений, названий которых я не знаю, но видела в букетах на обложках свадебных журналов. Когда мы проходим глубже, я представляю себя посреди джунглей, изобилующих цветами и зеленью. Луна, единственный источник света в стеклянной конструкции, позволяет мне не спотыкаться о цветочные горшки и стойки и идти за высокой фигурой Джулиана.

Он садится на скамью рядом с чем-то, что выглядит низким деревом с заостренными листочками, и похлопывает по месту рядом с собой. Когда я присоединяюсь к нему, Джулиан откидывается назад, разворачиваясь ко мне так, чтобы я могла видеть его лицо и лёгкую улыбку на его губах:

– Итак, теперь рассказывай, что происходит. Посмотрим, смогу ли я помочь, если только ты всё же не захотела заняться здесь сексом.

– Ха-ха, очень смешно. И изранить свою задницу об одно из тех странных острых растений? Нет, спасибо.

– Я должен был попытаться, понимаешь? – говорит Джулиан, в его глазах смех.

Я улыбаюсь и смотрю на свои колени:

– Ладно. Я не знаю, что происходит между мной и Беном. То есть, понимаю. Я не глупая. Просто не уверена серьёзно у нас или мы просто развлекаемся. Не понимаю, у нас отношения или мы просто... Я даже не знаю, чего он хочет. – Поднимаю глаза и рассматриваю тени растений на стене. – Думаю, я влюбилась в него. Но у нас даже не было секса.

– Подожди, что? Вы, ребята, не трахались? Ни хрена себе. Чёрт. Теперь мне понятно его настроение. Твою мать!

Кивая, смеюсь над Джулианом, и продолжаю:

– До того, как ты начнёшь жалеть Бена, подумай хорошенько. Я не буду вдаваться в подробности, но как раз у него всё в порядке. Да, мы не занимались сексом, потому что это я просила его подождать, чтобы убедиться, что он расстался со своей бывшей. А сегодня по дороге сюда, я вроде как намекнула, что не против, и он взбесился. Он прикинулся оскорблённым кретином и заявил, что привёз меня сюда не для секса. И тогда я позволила злости взять верх, упомянуть Эшли и…

Я слышу, как Джулиан стонет и еле слышно ругается, заставляя меня посмотреть на него впервые с тех пор, как я начала говорить.

– И что он сказал?

– Вот тогда всё стало ещё хуже, потому что он не ответил мне. Я спросила, сколько он ждал, чтобы переспать с ней, и затем расстались ли они, но он промолчал. И вот тогда появился ты. Поэтому сейчас я понятия не имею, что между нами и есть ли ещё «мы».

Джулиан наклоняется вперёд, опираясь локтями на свои колени.

– Итак, позволь уточнить. Вы, ребята, не трахались. Ты не уверена, что вы вместе и боишься, что он не забыл ту стерву. И сейчас он зол, потому что думает, что ты решила, что он привёз тебя сюда потрахаться. И ещё ты упомянула его бывшую, и это, вероятно, разозлило его больше всего. Потому что теперь он думает, что ты ему не доверяешь.

– Ну, если вкратце, – меня охватывает чувство вины.

– Какая кошечка.

– Эй!

– Извини, но он ведёт себя, как ребёнок. Ему нужно преподать урок, и думаю, после сегодняшнего вечера, ты будешь точно знать, что между вами.

– Как насчёт Эшли?

– Уверяю, он с ней расстался. Ты бы видела взгляд, которым он одарил меня, когда ты попросила провести экскурсию по дому. Если бы глаза могли убивать, я бы уже был мёртв.

– Ты уверен? Ты пугаешь меня. О чём ты думаешь?

– Верь мне, Кэти. Я его знаю. Почему бы нам не разыграть маленькую пьесу?

– Серьёзно? Думаешь, это хорошая идея?

– Да. И завтра ты поблагодаришь меня. То есть, если он выпустит тебя из комнаты.

– Ладно. Скажи, что ты задумал.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7