double arrow

Глава 16


Прошла неделя с тех пор, как я видела Арсена в последний раз.

С тех пор, как получала от него известия.

Это произошло вечером в прошлый четверг.

Сегодня четверг.

Семь дней.

И всё иначе.

Впрочем, ничего и нет.

Верно.

Когда я сказала Бену, что Арсена уволили, он, наконец, оттаял после двухдневного ледяного равнодушия и безмолвного наблюдения. Натянутость исчела.

Жизнь вернулась в нормальное русло.

Назад к тому, что было, до того, как Арсен начал работать в офисе.

Если верить статье, которую я сейчас читаю, Арсен вернулся к Мелиссе Стюарт. Тем не менее, его видели в воскресенье утром у отеля, где, как сообщают, остановилась известная поп-звезда. Журнал намекает на то, что Арсен изменяет Мелиссе, будущей любимице Америки. Не удивлюсь, если так и есть. В этом весь Арсен.

Я неподвижно смотрю на фотографию до тех пор, пока цвета перед глазами не начинают расплываться. Моё сердце остаётся спокойным. Значит ли это, что мне всё равно? Во всяком случае теперь. Я даже не скучаю по его флирту или обаянию. Нет, я скучаю по моему другу. Я скучаю по разговорам с ним и по незлобному подшучиванию.

Я скучаю по нему.

Положа журнал на кухонный стол, я осматриваю комнату. Всё выглядит таким идеальным и таким аккуратным. Мне интересно, сколько трещин скрывается под этими сияющими и дорогими аксессуарами. Вероятно, много.

Прямо как у меня.

- Милый, можешь заказать сегодня ужин? Я, наверное, приду поздно. Эми хочет, чтобы я осталась с ней и пересмотрела требования некоторых клиентов, - говорю я, пытаясь встряхнуть уныние, которое нависает надо мной каждый раз, когда я думаю об Арсене.

Бен отрывает глаза от папки с документами.

- Конечно, без проблем.

Он снимает очки и потирает глаза. Бен выглядит уставшим и напряжённым. Это поражает меня. С тех пор как появился Арсен я, кажется, перестала обращать внимание на Бена.

Я заставляю себя выбросить из головы все мысли об Арсене и сосредоточиться на своём красивом муже, сидящем напротив меня.

- Кэти?

Пытаясь привести в порядок мысли, я качаю головой.

- Извини, милый…, что ты говорил?

- Ребёнок, детка. Просто напоминаю, чтобы ты освободила понедельник. У нас назначен осмотр на двенадцатой неделе беременности.

Моё сердцебиение начинает учащаться.

- Ох, да. Конечно, - я хватаю свою сумочку и запихиваю туда первые попавшиеся под руку вещи, не придавая значения тому, нужны они мне или нет. - Как я могу забыть? Мне нужно бежать, - я встаю и спотыкаюсь о собственные ноги, так как страх делает меня неуклюжей.

Не спеша я подхожу к мужу, сидящему напротив меня, и наклоняюсь поцеловать его в щеку. Мне нужно уйти прежде, чем у меня случится нервный срыв, иначе он поймёт, как я напугана.




- Подожди, детка. В чём дело? - он удерживает меня и гладит мою щеку. Если он делает так, потому что заметил что-то в моём лице, и пытается отвлечь меня, то ничего не получится.

- Ни в чём. Честно, мне пора идти.

Я освобождаюсь из его хватки, и ставлю тарелку и чашку в раковину. Я стою спиной к комнате, поэтому не замечаю, как Бен подходит ко мне. Нависая надо мной своим большим телом, он разворачивает, обнимает меня и целует в губы. Он слегка касается моего подбородка, приподнимая его, так чтобы я смотрела ему в глаза.

- Кэти, всё будет хорошо. Мы прошли этот период без каких-либо осложнений. Просто верь.

Кивая, я чувствую, как мои глаза наполняются предательскими слезами, которые совершенно точно дают ему понять, насколько я испуганна.

- Я верю, Бен. В-вот и всё.

- Нет, Кэти. Ты не можешь проживать свою жизнь вот так. Верь в жизнь, в то, что ждёт тебя в будущем, нас двоих. И не смотря ни на что, ты нужна мне. Но ты должна научиться не бояться, и доверять жизни, - он отпускает меня, и его рука проскальзывает между нами, накрывая мой едва заметный живот. - Это часть нашего будущего. И если это не… если это не предназначено нам судьбой, возможно, пришла пора рассмотреть вариант с усыновлением ещё раз.

Я собираюсь возражать, но Бен останавливает меня.

- Я не против. Не смотря ни на что, это будет наш ребёнок. И до тех пор, пока ты будешь со мной, мы всё преодолеем. Не плачь, моя хорошая, - он вытирает мои слёзы большим пальцем. - Помни, я люблю тебя. Не смотря ни на что.

- Я тоже тебя люблю, - бормочу я с болью в сердце. Чувство вины хлещет мне в лицо. У меня замечательный муж, который всегда со мной и любит меня как никто другой, тогда как я жажду получить хоть какие-то новости от этого кретина Арсена.



Всё, с меня хватит.

Слова Бена - это то, что мне нужно услышать, чтобы избавиться от вызывающей онемение завесы, которая окутала меня, не давая мне дышать с тех пор, как ушёл Арсен.

Я свободна.

Я обнимаю Бена за талию и встаю на носочки, чтобы поцеловать его в губы.

Нежно…

С любовью…

Неторопливо…

Я показываю ему, что он значит для меня. Я потерялась в мгновении, так что удивляюсь, когда ощущаю его руку между моих ног, его пальцы поглаживают и медленно двигаются по кругу. Я прерываю поцелуй, когда слышу стон Бена.

- Серьёзно, Бен?

Мой муж подмигивает мне.

- Ты начала это, женщина. Теперь иди, пока я не передумал, не вернул тебя в нашу спальню и не показал тебе, насколько я серьёзен, - рычит он и тянется укусить меня за губу.

Я вытираю слёзы со своего лица и не могу не улыбнуться, когда смотрю на его удаляющуюся фигуру. Я не хочу думать о будущем, потому что оно пугает меня, но в одном я точно уверена.

Я люблю этого мужчину.

Очень сильно.

Трогая свой живот, я говорю комнате и нашему малышу:

- Знаешь, нам очень повезло, что у нас есть Бен.

В понедельник будет двенадцать недель. Сможем ли мы пройти этот рубеж?

Надеюсь, что да.

- Пожалуйста, не оставляй меня, маленький. Не оставляй нас.

Ты нам нужен.

* * *

Нет ничего восхитительнее, чем пробуждение в объятиях мужа после хорошего сна. Соблазнительное интимное соприкосновение его кожи и твоей, ощущение, как твоё тело просыпается от его собственнических прикосновений, пока твоё собственное нежное тело сводит его с ума. Твоё тело и его тело подходят друг другу, как две детали в сексуальной головоломке.

Тёплые стальные руки сжимаются вокруг моего животика, приковывая меня к нему. Разворачиваясь, я теснее прижимаюсь к нему. Не торопясь я оставляю поцелуи на его обнажённой груди, позволяю языку исследовать ореол его соска, задерживаясь между его напряжёнными грудными мышцами. Когда я пробую на вкус его кожу, то снова влюбляюсь в её солоновато-сладкий вкус. Я чувствую, как Бен отпускает меня, чтобы снять мою шёлковую ночную рубашку. На мне лишь трусики, а на нём ничего, мы смотрим друг на друга, наше дыхание - единственный звук, который можно услышать в комнате.

Бен проводит по моим изгибам тыльной стороной своей руки и нежно улыбается.

- Доброе утро.

Я протягиваю руку, чтобы убрать каштановый локон с его лба.

- Доброе утро, дорогой.

- Что это? - его рука скользит между моих ног и нежно ласкает меня через трусики, пока я не чувствую, как влага просачивается сквозь ткань.

- Я хочу тебя.

Моя рука дотрагивается до его длины, ощущая, как она утолщается и увеличивается, когда я кладу свои пальцы на неё. Тёплая сталь. Приподнимаясь на кровати, я утыкаюсь носом в его шею. И тогда, слегка облизав губы, я принимаюсь целовать его под подбородком, за ухом, толстые жилы на шее… мой язык чувствует вкус его возбуждения.

- Мм, Кэти… если ты будешь целовать меня так, то существует 110 % вероятность, что я наброшусь на тебя как чертовски оголодавший мужчина и сорву с тебя эти хорошенькие маленькие трусики.

Его пальцы продолжают дразнить меня. Моё тело - бомба, которая взорвётся от магии его пальцев.

- Хорошо.

Я дразню его своим языком, потому что хочу свести его с ума от желания.

- Твою мать, - стону я и чувствую, как его рука ложится на мою, находящуюся на его плоти. Так мы действуем быстрее и жёстче.

- Мне нравится это, Бен. Я хочу тебя прямо сейчас, - мой голос хриплый от вожделения.

- Хорошо…

Я высвобождаюсь из его объятий, подталкиваю его лечь на спину и сажусь на него. Сдвигая трусики в сторону, я беру его член в руку и опускаюсь до тех пор, пока полностью не усаживаюсь на него и не ощущаю пульсацию внутри себя.

- Чёрт… Кэти…

Раскачиваясь, я начинаю двигаться вверх-вниз, руки Бена обхватывают мою задницу и прижимают к себе. Наши тела настолько крепко соединены, что я ощущаю его всей своей сущностью с каждым толчком его бёдер в мои.

Мне нравится.

Я запрокидываю голову назад и смеюсь, позволяя ритму наших тел задавать темп нашей любви. На грани взрыва, моё тело начинает сжиматься вокруг его члена, Бен хватает мои волосы и тянет меня к себе для поцелуя. Обжигающий поцелуй, который проносится по мне, сжигает меня изнутри.

Пепел.

Его поцелуй превращает меня в пепел.

Когда поцелуй прекращается, Бен отпускает меня только для того, чтобы прошептать:

- Мне нравятся твои ямочки, когда ты смеёшься.

Ямочки.

Ямочки.

Твою мать!

Арсен.

Ощущая тошноту, я не думаю, что смогу закончить это, но Бен так растворился в чувствах, что не обращает внимания на мою внезапную остановку.

- Чёрт, Кэти…

Бен отпускает мои волосы, чтобы схватить мои бёдра, ускоряя темп, моя задница шлёпает о его бёдра всё быстрее и быстрее. Сильнее и сильнее.

- КЭТИ! - выкрикивает он, и кончает в меня.

Я нет.

Я не могу.

Я смотрю на него и чувствую, как теплая жидкость растекается внутри меня, когда он толкается ещё несколько раз. Мне же хочется плакать, потому что он только что напомнил мне об Арсене.

Ямочки.

Слова звучат неправильно из уст Бена. Им не место там.

Бен садится со мной, мы всё ещё соединены. Обнимая меня и смеясь, как маленький мальчик Рождественским утром, он утыкается носом в мою шею и нежно целует за ухом.

- Чёрт, Кэти, и почему мне так повезло? - он чмокает меня в нос. - Ты – идеальна, - его голос хриплый от возбуждения.

Я молчу, целую его в плечо и вырываюсь из его объятий. Когда я встаю, то снимаю растянутые трусики и выбрасываю их в мусорное ведро. Затем смотрю на своего мужа.

И на мгновение…

На крошечную долю секунды…

Я хотела бы посмотреть в безупречно голубые глаза вместо карих.

После того, как я приняла душ, Бен встаёт и начинает собираться на работу.

Когда я слышу звук льющейся воды и то, как Бен напевает любимую мелодию, то сажусь на кровать, хватаю телефон и делаю самую большую ошибку в своей жизни.

Мои руки дрожат, меня подташнивает из-за переживаний, но, не смотря ни на что, я набираю сообщение.

К: Я скучаю по тебе.

* * *

Бен и я едем домой, когда я слышу, как звонит мой телефон. Я отвечаю, даже не посмотрев на имя звонящего.

- Это Кэтрин? - спрашивает недовольный голос.

- Привет. Да. Могу я спросить, кто звонит?

- Меня зовут Салли. Мы не знакомы, но я дружу с Арсеном. Послушай, не знаю, что происходит между вами двумя. Не похоже, что ты знаменитость или кто-то в этом роде, но он пьёт уже четвёртый день подряд. И мой парень, Алек, составляет ему в этом компанию, а мне это надоело. Я хочу своего парня назад. Кроме того, я не могу стоять и смотреть, как Арсен напивается до чёртиков.

Поражена её словами, я еле нахожу слова, чтобы ответить:

- Хорошо. И что, это связано со мной? - я чувствую, как Бен сжимает мою руку и поворачиваюсь посмотреть на его профиль.

- Хм, всё или ничего. Никто не знает, что с Арсеном. Он не прекращает болтать о тебе. Сегодня он очень плох и я подумала, может, ты смогла бы образумить его, заставить поехать домой и проспаться. Ему фигово.

Я сильнее сжимаю свой мобильник.

- Хорошо. Я сейчас с мужем. Так что, мы приедем вдвоём. Скажи мне адрес.

- Гм, ты замужем? Невероятно, - мой ответ, кажется, ошеломил её, но лишь на миг. - Ладно, это не моя проблема. Приезжай как можно скорее. Группа моего парня «Момо» вот-вот начнёт играть, и я не хочу стать свидетелем ещё одного представления пьяного Арсена.

Мы заканчиваем разговор после того, как она продиктовала адрес. Мои внутренности скручивает от тревоги. Я увижу его снова.

- Бен,.. это была девушка по имени Салли. Она дружит с Арсеном.

Когда он смотрит в мою сторону, наши глаза сцепляются на какую-то наносекунду.

- Зачем она звонила? Чего она хочет? Этот мальчик заставил её позвонить? - его голос звучит резко.

Обеспокоенная тем, как он отзывается об Арсене, я грублю в ответ, опуская его руку.

- Он не мальчик. Ему двадцать четыре года. И он не знает, что она звонила мне.

Я скрещиваю руки на груди, и поворачиваюсь так, чтобы посмотреть на Бена.

- По всей видимости, он очень пьян, и ей нужно, чтобы я приехала поговорить с ним. Возможно, заставила его уехать вместе с нами.

Бен хмурится.

- Ни за что. Ты не его мамочка.

Слово «мамочка» заставляет меня вздрогнуть.

- Мы не поедем, Кэти. Позволь его друзьям заботиться о нём. Он никто для тебя. Просто бывший сотрудник.

Светофор загорается красным, заставляя нас остановиться. Расстроенная и обиженная его словами, я разворачиваюсь к окну. Я решаю выйти из машины и поймать такси, чтобы поехать к Арсену, когда чувствую, как холодные пальцы Бена ложатся на мой подбородок и поворачивают меня к нему так, чтобы мы смотрели друг другу в глаза. Я зла, и собираюсь вырваться из этого захвата, но меня поражает его выражение лица.

Любовь.

Я вижу любовь.

Я ощущаю любовь.

Любовь, которая заставляет его глаза гореть настолько неистово и ярко, словно пожар.

Вина усмиряет меня.

Успокоившись, я пытаюсь объяснить Бену, почему мне нужно сделать это для Арсена, и, в то же самое время я пытаюсь объяснить это себе. Я хватаю его руку и позволяю словам вылететь с моих уст прежде, чем светофор загорится зелёным, и я уступлю ему.

- Бен. Пожалуйста,… Арсен – мой друг. О-он заставлял меня смеяться и смешил на работе. И он был рядом, когда мне нужен был кто-то, чтобы поговорить о беременности.

Да, это звучит достаточно искренне.

- О твоей беременности? Ты не упоминала ничего такого…

- Не беспокойся, это неважно, это было лишь раз, - лгу я. - Но не в этом дело. Дело в том, что он мой друг и, видимо, его друзья думают, что только я могу образумить его. Я не знаю, почему они так решили, но я должна, как минимум, попробовать. Бен, я должна.

Он пристально смотрит на меня, обдумывая свой ответ. После небольшой паузы, он отпускает мой подбородок и кладет руки на руль. Бен сжимает его так сильно, что можно увидеть, как выступают вены на его руках. Он кивает, но его голос наполнен гневом.

- Хорошо. Но, Кэти, это будет первый и последний раз. Мне это не нравится, и я уверен, что тебе бы тоже не понравилось, если бы я поехал забирать женщину, которую ты едва знаешь. Я позволяю этому случиться, потому что у меня нет выбора, и потому что ты говоришь, что он твой друг. Это единственная причина, почему мы едем.

Он смотрит на меня в последний раз, когда светофор загорается зелёным.

- Потому что он твой друг. И всё.

Я тихо шепчу:

- Да, мой друг.

* * *

Через пятнадцать минут Бен высаживает меня возле входа в бар, а сам отправляется искать парковочное место в пятницу вечером в Манхэттене.

Я машу Бену на прощание и разворачиваюсь к жалкому полуразвалившемуся фасаду, как я думаю, бара. Взглянув налево и направо, я ищу что-то более приятное на вид, но всё закрыто, значит, всё правильно.

Похоже на забегаловку.

Я никогда не думала найти избалованного и ищущего внимания Арсена в таком месте. Когда я переступаю порог убогого места, меня приветствует запах затхлого пива и сигаретного дыма. Отвращение заставляет мой нос морщиться, а глаза щуриться. Когда я привыкаю к окружению, то начинаю разглядывать бар, ища знакомую голову с золотисто-светлыми волосами, по которой так скучала. Не увидев нигде Арсена, мои глаза останавливаются на худой, как палка, смуглой тёмноволосой красотке. Она рассматривает меня, наклоняется к высокому, красивому парню и что-то шепчет ему на ухо, кивая в мою сторону. Когда он оборачивается, я замечаю татуировки, покрывающие его руки и шею. Он хватает девушку за руку и направляется ко мне.

Вау.

Парень, стоящий напротив меня, оказывается красивым азиатом с примесью европейской крови. Его тело - долговязое, но хорошо сложенное, глаза - небесно-голубые, а чёрные, как смоль волосы, подчёркивают его молочно-белую кожу. Девушка тоже восхитительна: миниатюрная и худая, с большими карими глаза.

- Ты должно быть Кэтрин. Думаю, ты опоздала. Теперь нам предстоит выдержать ещё одно пьяное представление. Но как только он закончит, пожалуйста, забери его отсюда. Парня выслеживает жёлтая пресса, а это бесит. Мы ненавидим дурную славу, - говорит он сексуально-хриплым голосом.

- Привет. Да, я - Кэти. А вы?

- Ты иногда такой придурок, Алек. Отодвинься, милый, - отталкивает его в сторону девушка и берёт меня за руку. - Ты такая, как я себе и представляла, но старше. Ладно, меня зовут Салли. Это я звонила. А это - Алек, мой парень. Сегодня выступает его группа и Арсен решил, что тоже хочет стать рок-звездой. Я хотела, чтобы ты увела его прежде, чем он поднимется на сцену и выставит себя идиотом, но уже слишком поздно. Как видишь, он собирается выступать.

Она отходит в сторону и мой взгляд устремляется на сцену, на которой возле микрофона на высоком стуле сидит мужчина. Он смотрит на пол, по-видимому, погружённый в размышления.

Дикое сердцебиение.

Сухость во рту.

Вспотевшие ладони.

Завеса, что окутывала меня коконом всю прошлую неделю, начинает медленно рассеиваться, когда я упиваюсь разрушенной красотой его уставших глаз. Его щёки осунулись, похоже, он похудел, его одежда, обычно такая безупречная, выглядит помятой и грязной.

Арсен.

Наконец-то.

Когда незнакомец что-то ему кричит, Арсен поднимает голову, но не смотрит на публику. Его взгляд останавливается на мне. Моё сердцебиение ускоряется, когда наши глаза встречаются. Его взгляд посылает тёплые электрические импульсы, которые ударяют в мою грудь и возвращают меня к жизни.

Пустые глаза пристально рассматривают и изучают меня, и дрожь пробегает по моему позвоночнику. Я наблюдаю, как Арсен закрывает глаза, поднимает дрожащую ладонь, чтобы убрать волосы с лица, подчёркивая контуры своих идеальных рук и груди. После минуты передышки, он качает головой и поднимает глаза на зрителей, избегая смотреть в мою сторону.

Он игнорирует меня!

Я ощущаю боль в горле. Я слежу, как он встаёт, подходит к краю сцены и наклоняется к толпе, чтобы что-то сказать группе девчонок, стоящих ближе всего к нему. Хихикая, они подталкивают друг дружку, пока одна из них, одетая в очень короткую юбку, не снимает трусики и не вручает их ему. С пустыми глазами он улыбается и засовывает отвратительную вещь в карман своей рубашки. Вскоре он прекращает флиртовать, возвращается к стулу и садится. Когда парень с гитарой приближается к нему, Арсен поворачивается спиной к зрителям, позабыв о девушках, и начинает разговаривать с ним.

Ощущаю, как чья-то рука опускается мне на плечо, и отрываю взгляд от сцены, чтобы взглянуть на Салли, которая сейчас тщательно рассматривает меня.

- Не волнуйся. Просто он трахается с каждой. Он ещё не сильно пьян, но я всё же боюсь, что он выставит себя посмешищем. Когда он споёт, Алек уведёт его со сцены, и у тебя будет шанс увести его. Ох, подожди! Где твой муж? Было бы замечательно, если бы он поехал домой. Может, ты смогла бы сесть за руль порше Алека?

У меня возникает ощущение, что Салли не хочет появления Бена здесь.

- Да. Бен, мой муж, со мной. Он должен появиться с минуты на минуту. Мы не могли найти парковочное место.

- Ох. Хорошо, неважно. Просто забери его отсюда, ладно?

- Малышка, мне пора на сцену. Не знаю, чего хочет Арсен, но я должен быть там. Ты в порядке?

После быстрого поцелуя, Салли приказывает Алеку идти и порвать публику, ну и убедиться, что Арсен не наделает ошибок. Но я не понимаю, почему исполнение песни может быть ужасным.

- Хм, у Арсена есть какие-нибудь способности? - мне не нравится то, как слабо звучит мой голос.

- Чёрт, да. Он потрясающий! Алек пытался уговорить его присоединиться к группе, но он не хочет. Думаю, он не хочет иметь дело с известностью. То есть, он достаточно популярен и без группы.

- «Момо» популярна?

- Они движутся в этом направлении, - она улыбается, гордость блестит в её глазах. - Вот, смотри! Они начинают. Надеюсь, Арсен в состоянии петь после запоя, в котором он находится с прошлого четверга.

Я украдкой бросаю взгляд на Арсена и вижу, как он разговаривает с Алеком, прикрыв рукой микрофон. Алек, кажется, пытается его образумить, но он упрямо качает головой, затем Алек вскидывает руки в воздухе и уходит от Арсена, оставляя его одного. Тот смотрит себе на ноги с убийственно презрительной ухмылкой. Когда Арсен поднимает голову, я чувствую, как у меня на затылке волосы встают дыбом.

Его слова невнятны, но я слышу голос, который, думала, уже никогда больше не услышу, и это делает меня счастливой.

Очень счастливой.

- Я не собираюсь представлять себя, потому что в этом, чёрт, нет надобности. Согласно заявлению моего отца, я – никто, и это здорово, - он проводит рукой по волосам. - Я согласен с ним. Мой друг Алек, которому нравится притворяться бедным музыкантом, хотя он мог бы купить себе чёртову студию звукозаписи, позволил мне удостоить вас всех моим дерьмовым и никчёмным талантом. Надеюсь, вам понравится. Ох, да, забыл. Эту песню я посвящаю моей подруге.

Ох, нет. Не надо.

Арсен смеётся своей собственной шутке, но его следующие слова уничтожают меня.

- Знаете, она - такое красивое маленькое создание. Чертовски красивая, на самом деле. И у неё есть ямочки. Самые хорошенькие ямочки, которые вы когда-либо видели. Она замужем и любит своего мужа, но это не действует на меня, потому что я хочу её. Очень, чёрт возьми, сильно.

Толпа сходит с ума от его слов, но я больше ничего не слышу.

Я глуха к звукам вокруг меня.

Его слова - это всё, что я могу слышать.

Всё, что я хочу слышать.

Сказав всего несколько предложений, он разбил все мои глупые иллюзии по поводу того, что мы были просто друзьями. Он сказал правду, которую я не могу больше отрицать.

И это больно.

Очень больно, потому что я отрицала её. Я позволила этому произойти.

- Во всяком случае, это для неё.

Когда слова слетают с его губ, он переводит свой взгляд на меня.

Когда наши глаза встречаются, мы смотрим так, будто мир вокруг нас не существует, только мы двое.

Огонь и Лёд.

Я хочу убежать. Я хочу оставить его позади, но не могу. Мои ноги словно приросли к грязному полу. Я просто стою и наблюдаю, как у него вот-вот ничего не выйдет и он потянет меня с собой ко дну.

Не разрывая зрительный контакт, он разбивает моё сердце словами песни.

В тени другого мужчины,

В тени другого мужчины.

В тени другого мужчины,

Я слышу голос, зовущий меня,

Зовущий меня.

Зелёноглазая красавица со стальным сердцем,

Со стальным сердцем.

Открой свои глаза,

Открой свои глаза и увидь меня,

Увидь меня.

Ведьма, ты гипнотизируешь меня своими злыми чарами

и своим соблазнительным телом.

Дай мне попробовать тебя прежде, чем я пущу себе пулю в лоб,

Пулю в лоб.

Я брожу бесцельно по страницам

Моей несчастливой любви, пытаясь отыскать свой путь к тебе.

В тени другого мужчины,

В тени другого мужчины.

В тени другого мужчины,

Я слышу свою душу, тоскующую по тебе,

Тоскующую по тебе.

Ты поймала мою душу,

Ты украла мою душу,

Верни мне её.

Без своей души, я – никто,

Без тебя, я – никто, я – никто.

В тени другого мужчины,

В тени другого мужчины.

В тени другого мужчины, я никто.

Я – никто.

Я чувствую, как озноб пробегает по моему телу. Я чувствую и жар, и холод. Очень холодно. Я дрожу, а мои горячие щёки пылают. Слова Арсена вертятся в моей голове, заставляя испытывать головокружение.

Я не могу.

Я не могу сделать это.

Извинившись, я пытаюсь спокойно пройти к уборной, не пускаясь в бег. Мои шаги нетвёрдые, я ощущаю на себе взгляды. Отовсюду. Ворчливый голос в моей голове говорит, что мне нужно беспокоиться о Бене. Что если он видел выступление и сделал выводы? Но я не могу. Мне нужно убираться отсюда, а затем уже заниматься последствиями.

Мне нужно побыть одной.

В туалете я оставляю попытку охладить себя мокрым бумажным полотенцем и брызгаю себе в лицо водой. Это немного помогает, но моё лицо всё равно пылает. Поднимая глаза к зеркалу, я пугаюсь эмоций, отражённых на моём лице. Мои щёки лихорадочно пылают, а глаза светятся возбуждением, которого не должно там быть.

Нет, нет, нет, нет!

Но это правда, верно? Я знала это с самого начала. Эгоистическая часть меня хотела Арсена, поэтому я прикрепила ему ярлык друга, хотя это не так. Его подшучивания, его улыбки, его прикосновения…

У меня ни с кем никогда не было такого. И мне это нравилось.

Нет, я любила это.

Я любила внимание, которое он уделял мне, и то, какой он заставлял меня чувствовать себя. Живой. Счастливой. Он заставлял меня забыть. Незнание - это, ведь, блаженство? А значит, знание - это страдание. И правда причиняет боль.

Потому что это не может произойти, этого никогда не будет.

Выйдя из уборной, я не обращаю внимания на людей, стоящих в очереди к туалету. Более того, я удивляюсь, когда ощущаю, как чья-то рука опускается мне на плечо, резко останавливая меня. И прежде, чем я вырываюсь из этой хватки, мужской туалет открывается, и меня вталкивают в него.

Испуганная, потому что не знаю чего ожидать, я кричу:

- Что, чёрт возьми, ты делаешь? Отпусти меня!

Я пытаюсь оттолкнуть его от двери, но он хватает меня за плечи и прижимает к ней. Я морщусь от силы его хватки. Я жду, когда он что-нибудь сделает, хоть что-то.

Но ничего не происходит.

Он просто пристально смотрит на меня. Он смотрит с жаждой и потребностью.

Как я могла не замечать этого раньше?

Я знала.

Я знала!

Жар разгорается в моей нижней части с каждым наполненным лаской взглядом его глаз. Блуждая по моему лицу, он смотрит на мой рот, мою шею, мои щёки, мои глаза…

Арсен наклоняется, и его щека прикасается к моему виску. Я чувствую запах пива и сигарет, но меня это не волнует. Это он. Я чувствую знакомый запах под всем этим. Запах Арсена. Его кожа к моей коже.

Взрыв.

Пожар.

Я собираюсь заговорить, когда чувствую, как кончик его носа проходит по краю моей нижней челюсти. Не спеша Арсен опускается к моей шее, к моей ключице. Мне нужно что-то сделать. Заставить его остановиться, но я не могу. И если честно, то я наслаждаюсь его прикасаниями.

Я скучала по этому.

Ощущая, как его язык, заменяет кончик носа и продолжает исследовать мою шею, я не могу остановить стон, который вырывается из моего рта. Я погружена в ощущения. Неожиданно он отпускает меня. Он встаёт передо мной, большой и внушительный. Его дыхание - тяжёлое и быстрое. Я вижу выпуклость, выпирающую из его штанов, побуждающую меня задаться вопросом, что было бы, если бы я сейчас притронулась к нему. Если бы расстегнула молнию на его штанах и схватила его член. Я знаю, он хотел бы этого.

Арсен прерывает тишину:

- Давай. Прикоснись к моему члену. Я знаю, ты хочешь. Я вижу это в твоих глазах.

Я качаю головой:

- Нет. Прекрати, Арсен. Ты бредишь.

- Ты хочешь. Я вижу, как ты смотришь на меня. Ты хочешь меня, Кэтрин. Поэтому прекращай уже врать себе. Чёрт, даже когда твой идеальный муж сидел рядом с тобой в баре, ты не могла не смотреть на меня.

- Т-ты сумасшедший? Я не хочу тебя. Мы…

- Скажи это. Давай. Кто мы, Ямочки? Почему ты, мать твою, не скажешь мне, кто мы?

- Зачем ты это делаешь? - слёзы обжигают мои глаза.

- Зачем ты притащила его?

- Кого?

- Своего мужа! - выкрикивает он.

- Е-его не было здесь.

- Нет, был. Он всё видел. И должен сказать, я этому чертовски рад.

- Ох, Арсен. Что ты наделал? От этого ты чувствуешь себя лучше?

- Нет, я не чувствую себя лучше от этого. Но я, бля*ь, не могу выбросить тебя из головы. Я пытался. Поверь, я пытался. Но увидев тебя здесь, - он прижимается ко мне. - Я знаю только одно. Мне надоело притворяться, Кэтрин. Чёрт, я так скучал. Ты мне нужна.

Я качаю головой, отвергая его слова, и то каким образом они на меня влияют.

- Нет. Ты сумасшедший.

Когда его дыхание успокаивается, он улыбается:

- Твои глаза выдают тебя, Кэти, и я чувствую запах твоей киски, она уже влажная для меня. Должен сказать, Ямочки, это чертовски сильно возбуждает.

Я чувствую стыд и злость, поднимающиеся во мне. Он прав.

-Я не хочу тебя. Прекращай выделываться, приятель. Ты привлекательный, да, но я замужем и не заинтересована. Ты мой друг и не больше. Ты для меня как дитя.

Я лгу, я лгу, я лгу.

Улыбка исчезает с его лица. Я рада.

- Дитя, чёрт возьми? Друг?

Боль в его глазах, как смерть для меня.

- Пожалуйста, дай мне уйти. Арсен, ты вообразил невесть что, - я разворачиваюсь и тянусь к дверной ручке, когда чувствую, как он прижимается ко мне сзади. Я закрываю глаза, ощущая дрожь, пробегающую по моему телу. Он толкает меня вперёд до тех пор, пока я не оказываюсь прижата лицом к двери. Я чувствую его везде – от его горячего дыхания, обдающего моё ухо и шею до его выпирающей эрекции на моей пояснице.

- Пожалуйста, Арсен. Не делай этого. Я замужем.

- Что если я скажу, что меня не волнует то, что ты замужем? Я не против совместного использования. Что если я скажу, что я согласен на то, чтобы трахнуть тебя только один раз? Всего лишь раз. И когда я со всей силы опущу тебя на свой член, ты забудешь, что ты замужем и будешь умолять меня о большем. И если ты будешь хорошей девочкой, Ямочки, то получишь ещё один раз прежде, чем я позволю тебе вернуться к твоему мужу с болью между ног, потому что я чертовски здорово оттрахаю тебя.

Я поражена и возбуждена.

Что, чёрт побери, со мной не так? Почему я так возбуждена, если он только что оскорбил меня и мой брак?

- Я думаю, ты пьян, Арсен. И тебе нужно выспаться. Я тебя не привлекаю. Ты ошибаешься, думая иначе.

Тотчас же он толкает свои бёдра вперёд, и я снова ощущаю беспощадное давление его эрекции. Арсен подносит свой рот к моему уху, чтобы прошептать слова, которые заставляют мой живот сжиматься от возбуждения и страха.

- Это похоже на то, что ты меня не привлекаешь? Ты чертовски красива, Кэтрин. И я хотел тебя с самого первого взгляда. Чёрт, всё, о чём я мог думать в тот вечер, так о том, что хочу чувствовать твои губы вокруг моего члена, быстро и усердно отсасывающие мне. А когда ты закидывала ногу на ногу, я представлял, как хотел бы раскрыть их шире для своего члена, чтобы войти в твою тугую киску и трахать тебя прямо на столе. Было, чёрт возьми, невыносимо: хотеть тебя, но не иметь возможности обладать тобой, и быть не в состоянии хоть что-нибудь сделать с этим, - он делает паузу. - Я хочу тебя, Кэтрин.

Когда он произносит слово «киска», то прикасается ко мне там и медленно поглаживает меня через мою юбку. Его рука скользит вверх и вниз, а пальцы пытаются добраться настолько близко к моему клитору, насколько это позволяет моя юбка.

- Мм… да, ты чертовски горяча. Чувствую, как твоя мокрая киска заставляет твердеть мой член. Знаешь, я мог бы отодвинуть твои трусики и трахать тебя прямо у этой двери, сейчас.

Его слова выводят меня из тумана.

Что, чёрт возьми, я делаю? Я отшвыриваю его руку и разворачиваюсь к нему.

- Держи свои чёртовы руки подальше от меня. Кем ты себя возомнил, чтобы так со мной разговаривать? Это работает с другими? Ты говоришь им, что собираешься их трахать, и они сразу раздвигают свои ноги? Ты слишком смазлив для меня. Мне нравятся настоящие мужчины. И мой муж - самый главный мужчина в моей жизни.

Я вижу, как его красивые черты искажает гнев. Я лгала, когда говорила, что он слишком смазлив и не настоящий мужчина. Он очень красив. И не давая моей злости смениться страхом, я добавляю:

- Ты выбрал не ту женщину. Я счастлива с прекрасным мужчиной, которого очень сильно люблю. И-и я не хочу с тобой спать. Моя рука, вероятно, сама лучше бы поработала.

Не правда.

Он зол. Он сбит с толку. И когда я решаю приободрить его, он берёт себя в руки. На его лице неприятная, почти жестокая улыбка, которая не затрагивает его глаза.

- Милая, ты можешь говорить мне «нет» сегодня и делать вид, что ты выше всего этого, - он хватает мою руку и заставляет поглаживать его член через джинсы, - но в один прекрасный день ты будешь умолять позволить отсосать мой член. Запомни мои слова. Ты чертовски сильно мокрая сейчас. Я чувствую запах.

- Ты отвратителен.

- Но ты хочешь меня.

- Я беременна!

Когда я напоминаю ему о моём положении, то ощущаю, как Арсен вздрагивает, его захват сразу же ослабляется. Хорошо. Меня отталкивает моя реакция на его прикосновения, пробуждающие во мне желание, и я хочу заставить его почувствовать такое же отвращение.

- Твою мать. Я… - бормочет он.

Воздух, кажется, насыщен сильными разрядами, пробегающими между нами, когда мы смотрим друг на друга. Это ощутимо. Понимая, что это мой шанс сбежать до того, как он скажет ещё что-нибудь, я отпираю дверь и бегу. Не оглядываясь. Я оставляю его и его горьковато-сладкие слова позади. Там, где им и место.

По пути в бар, я вижу Салли, разговаривающую с Беном. Он выглядит таким привычным и внушительным, так не похоже на Арсена. День и Ночь. Как она поняла, что это мой муж?

- Привет, милый. Когда ты пришёл? - я удивлена, что мой голос звучит спокойно, хотя внутри меня полное смятение.

- Я здесь недавно. Даже видел выступление Арсена, но не смог найти тебя, поэтому стоял в задних рядах, - говорит Бен, не смотря на меня.

Я протягиваю к нему руку и заставляю Бена посмотреть в мою сторону.

- Ох. Т-то выступление было чудесным.

Салли вмешивается в разговор, и я, молча, благодарю её от всей души.

- Какое было выступление! Знаете, досадно видеть, что он всё ещё так сильно одержим женщиной, с которой встречался в Париже. Ну, знаете, скучающим замужним светским львицам нравится забавляться с молодостью. С его стороны было глупо связаться с такой, но это же Арсен. Он любит играть с огнём. Кэти, думаю, тебе нужно уйти. Кажется, я погорячилась, когда позвонила тебе. Ему, на самом деле, намного лучше. Он не настолько пьян, как я полагала. Так что, спасибо вам, ребята! Бен, было здорово с тобой познакомиться! И, Кэти, пока я не забыла, пошли со мной в бар, я там возьму ручку и запишу координаты твоего парикмахера. Мне нравятся твои пряди!

Озадаченная, я смотрю в её молящие глаза. О чём она говорит? Я киваю и следую за ней. Но что-то заставляет меня обернуться, и я вижу, как Бен поднимает руку к лицу и потирает глаза, будто пытаясь вытереть из них изображения.

Добравшись до бара, Салли говорит:

- Не знаю, что происходит между тобой и Арсеном, но это доставило достаточно неприятностей. Уходи. Я не знала, что ты замужем, и когда выяснила, мне было всё равно. Арсен любит кошечек и трахает всех, кого хочет, и тогда, когда ему предлагают. Но это, - она показывает на сцену, - не круто. Это причиняет боль моему другу. Так что прекрати строить из себя невинность и убирайся к чёртовой матери. Возвращайся к своему мужу, он классный парень, и не связывайся с Арсеном. Он переживёт. Как и всегда. А теперь, пошла вон, сука!

Что я наделала?

Поражённая, я возвращаюсь к Бену и делаю вид, что того, что только что произошло в уборной между Арсеном и мной, никогда и не было. Что Салли никогда не произносила тех ужасных слов и что не было никакого выступления. Мы уже собрались идти, когда я заметила, что Арсен направляется к нам. Бен, должно быть, также его заметил, потому что внезапно обнимает меня настолько крепко, что, кажется, будто мои кости затрещали.

Когда Арсен останавливается перед нами, то ведёт себя так же, как и прежде, но сейчас, когда я смотрю в его глаза, они оказываются пустыми и холодными.

- Бен. Здорово увидеть тебя снова. Надеюсь, тебе понравилось шоу, - он переводит взгляд на меня и буквально плюёт словами: - Надеюсь, ты не скучаешь по мне на работе. В любом случае, я хотел поблагодарить вас за то, что послушали моих грёбаных друзей и пришли мне на помощь, но как вы можете видеть, в этом нет необходимости. Они идиоты, которые думают, что меня нужно спасать. Но к чёрту эту чушь. Мне нужно больше алкоголя и женщин.

Его слова, как удары плетью, заставляют меня вздрагивать от боли.

* * *

Когда я добираюсь домой, то чувствую себя грязной и виноватой. Я знаю, что не просила Арсена идти за мной, прикасаться ко мне и говорить все те вещи. Но я не могу выбросить их из своей головы. И хуже всего то, что я хотела, чтобы эти слова воплотились в жизнь.

Бен был тих и задумчив всю дорогу, но он, кажется, не отдалился от меня, как в последний раз, когда мы видели Арсена. Он спросил, что я думаю о песни Арсена, и я честно ответила, сказав, что она была хорошей. После этого, он сменил тему и начал спрашивать, как прошёл мой день.

И всё.

Он игнорировал то, что произошло там в баре? Или отрицал, как и я?

Приняв душ, я облачаюсь в шёлковую ночную рубашку, наношу крем на лицо и ложусь. Я устала и хочу закрыть глаза, и забыть об этом дне. Мне нужно отдохнуть от моих мыслей хоть пару часов.

Я просыпаюсь, почувствовав, что рядом со мной прогнулась кровать. Бен. Мой милый, любимый муж. Не думая, я дотрагиваюсь до него. Может, когда я прикоснусь к нему, то перестану желать кого-то другого? Прижимаясь к нему, я начинаю целовать его грудь. Я осыпаю скромными поцелуями его твёрдую грудь и живот. Я использую его тело, чтобы отвлечь себя, и это работает, потому что внезапно я хочу, чтобы Бен прикоснулся ко мне. Занялся любовью со мной.

- Господи, Кэти,… что ты пытаешься сделать со мной? - хрипло шепчет он в темноту, позволяя мне исследовать себя.

- Разреши показать тебе… - отвечаю я, затаив дыхание.

Как только моя рука ложится на его увеличивающийся член, Бен сажает меня на себя и стягивает мою ночную рубашку. Не торопясь, он разворачивает моё тело, направляя свой член к моим губам, тогда как мои бёдра приближаются к его рту. Его пальцы нежно раскрывают меня, и я ощущаю его язык внутри себя, пробующий на вкус моё возбуждение. Я теряю рассудок и умираю от удовольствия. Издавая стоны, я позволяю приятному движению его языка и нежному давлению его поглаживающих пальцев дать то, что мне нужно, то, чего я хочу. Желая Бена, я вбираю его уже твёрдый член в рот на всю длину, пока не ощущаю, что в моих глазах возникают слёзы. Он такой огромный и толстый, но мне нравится удушающее ощущение, которое я испытываю.

Проходят минуты, и комната пропитывается запахом секса, мы находимся во власти рук и ртов, мы чувствуем друг друга кожей. Наш пот помогает нам двигаться, помогает нашим телам скользить. Оргазм, я закрываю глаза и сдаюсь, теряясь в магии его шелковистого языка. Моё тело вспыхивает, когда я чувствую вкус его спермы в моём рту. Бен приподнимает свои бёдра, и кончик его члена задевает моё нёбо, моё имя слетает с его губ, заклеймённых моим соком. Закрывая сильнее глаза, я проглатываю его семя.

Когда я испытываю оргазм, Арсен - тот, о ком я думаю.

Теперь я понимаю, почему чувствовала себя виноватой.

Он был прав.

Арсен был прав.

Я хотела его.

Я до сих пор хочу его.

Я чувствую себя отвратительной, потому что хочу его прикосновений и его горячего дыхания на моей коже.

Я чувствую себя грязной, потому что мысль о его руках на мне заводит меня.

Я чувствую стыд и отвращение к себе, потому что Бен уже давно не мог меня так возбудить.

Не могу поверить в это.

И что хуже всего...

Я хочу, чтобы это произошло снова.

Очень хочу.

* * *

Проворочавшись в постели ещё час, я бросаю попытку бороться с бессонницей и отправляюсь на поиски воды. Мой рот, кажется, иссушает жажда, но вода не помогает. К чёрту. Мне нужно остыть. Я открываю морозильную камеру и засовываю туда голову, пока моё лицо не обдаёт холодным воздухом. Это восхитительно. Остыв, я возвращаюсь в постель.

Когда моя голова касается белой, мягкой подушки, я поворачиваюсь к часам. Их неоновый свет даёт мне знать, что уже почти три часа ночи. Издавая стон, я поворачиваюсь на бок и начинаю засыпать, когда вибрация моего мобильного пугает и будит меня. Вслепую я беру его и смотрю на буквы, которые вместе образовывают имя, которое высечено в самых укромных местах моего разума.

Я смотрю на спящего и ничего не подозревающего Бена. Нервное напряжение проходит по моему телу, заставляя мои руки дрожать.

Нужно ли мне отвечать?

Что если я разбужу Бена?

Я хочу ответить.

Мне нужно поговорить с ним.

Мне нужно услышать его голос.

Не нужно.

Я не решаюсь, медлю, колеблюсь.

Благие намерения обречены на поражение, когда я чувствую, как подавляющая тревога охватывает меня лишь при мысли о том, что я больше никогда не поговорю с ним. Каким-то образом, называйте это предчувствием, я понимаю, что если я не отвечу, то потеряю его.

Навсегда.

А я не готова к этому. Не готова. Взглянув через плечо, я молюсь, чтобы Бен и дальше продолжал спать и никогда не узнал об этом всём. Это ведь не измена, если я просто поговорю с Арсеном, верно? Приняв решение, я встаю и покидаю спальню как можно быстрее. Когда я добираюсь до ванной, то закрываю за собой дверь и сажусь на крышку унитаза. Я провожу по вспотевшему лбу тыльной стороной ладони, пытаясь успокоить дрожь, охватившую всё моё тело.

Могу ли я? Это правильно? Почему мне так тошно? Почему я прячусь в ванной? Я не знаю. Я вот-вот потерплю крах и взорвусь, но меня это не волнует. Из-за него мне всё равно. Я нажимаю на вызов и жду.

Один гудок.

Два гудка.

Три гудка.

Он не ответит. Слишком поздно.

Отдаляя телефон от уха, я тяну палец к сбросу, когда до меня доносится хриплый голос.

- Я не могу выбросить тебя из головы.

- Арсен…

- Я пытался отпустить тебя, понимаешь?

- Я-я не понимаю, что ты хочешь мне сказать.

- Я только что занимался сексом с незнакомкой, но думал о тебе.

Я молчу, мне тошно от его слов. Меня тошнит от ревности.

Тошнит от отвращения.

Просто тошнит.

- Это по-настоящему? Было хоть что-нибудь настоящим?

- Дружба была…

- К чёрту дружбу. Я никогда не хотел быть твоим другом.

- Так нечестно. Ты говорил, что хотел…

- Чёрт, я помню, что говорил, Кэтрин. Помню. Я пытался. Но не получилось.

- Я замужем, - с трудом сглатываю. - И беременна.

Молчание. Я слышу, как он тяжело дышит. Каждый его вдох, как удар. Он водил меня за нос? Я понимала, что происходит?

Я всегда понимала.

- Чёёёрт. Я пытался. Когда ты сказала, что ты в положении, я старался отступить, не думать о тебе и быть твоим другом, но, - стон, - это ни к чему не привело. Я пытался. Это всё, что я могу сказать.

После нескольких минут тишины, Арсен спрашивает:

- Ты любишь его? Потому что если да, то не ответила бы на мой звонок. Я бы ничего не значил для тебя.

- Конечно, я люблю Бена! Ответ на твой звонок не зависит от того люблю я своего мужа или нет.

- Но ты хочешь меня.

- Нет. Не хочу. Ты мне нравишься как друг. Я забочусь о тебе как о друге.

Ложь.

- Чушь. Ты хочешь меня. Так же сильно, как и я тебя. Может даже сильнее. Я чувствовал, какой мокрой была твоя киска. Для меня. Не для него. Но знаешь? С меня хватит. Оно, чёрт возьми, того не стоит. Прощай, Ямочки. Надеюсь, в твоей жизни всё будет хорошо.

- Подожди! Не…

Щелчок.

Связь оборвалась.

И будто маленькая часть меня умерла.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: