double arrow

ДОКЛАД Л. БЕРИИ НА СОБРАНИИ РЕСПУБЛИКАНСКОГО АКТИВА ГРУЗИИ в июне 1935 г. 12 страница


1Первое испытание американской атомной бомбы было проведено 16 июля 1945 г.

Имеется в виду Мончегорский комбинат (Мурманская область) по производству никеля, черновой меди, кобальта и др. Восстановлению комбината в 1944 г. придавалось большое значение.

атировало МВД. Прогнали немцев, казалось бы, что МВД и должно было его восстановить, так как имело мощные строительные организации. Сталин этого Берия не сказал, и Берия решительно отказал товарищу Микояну в этом деле.

Помню, товарищ Косыгин много раз ставил вопрос - дайте нам Орлова. Тов. Орлов был начальником главка МВД, это очень крупный инженер и специалист в области бумажной промышленности, а там дело не шло. И, конечно, можно было начальника главка дать на должность наркома. «Никоим образом, нам самим нужны люди». Когда Берия это поручили, то Орлова сейчас же назначили.

Когда его дело не касается, хотя дело имеет важнейшее государственное значение, он к нему равнодушен. Для Берия не было ничего святого. Каждый работник имел у него эпитет, которых у него был запас. Он не мог назвать, что называется, ни одного человека, которого бы уважал. Много раз приходил на память знаменитый Собакевич, у которого во всем городе не оказалось ни одного порядочного человека, был один порядочный человек - прокурор, да и тот свинья. Так и у Берия не было людей, которые заслужили бы уважение, к которым он сам мог бы относиться по-человечески.

Очень отрицательным качеством Берия было подавление инициативы. Если вы с каким-нибудь предложением выступаете, вас сразу оборвут, посадят на место: вот изобретатель нашелся. Если не от него исходит дело и если вопрос поставлен так. что не от него исходит, вопрос отклонялся, и на этом деле государство, несомненно, сильно страдало.

Мне кажется, в оценке Берия как работника имеется преувеличение его некоторых положительных качеств. Всем известно, что он человек бесцеремонный и как таковой нажимистый, не считался ни с кем, легко мог продвинуть любое дело. Это качество было. Но с точки зрения того, чтобы понять вопрос, вникнуть в суть дела, - я бы сказал, туповатый был человек. Без лести членам Президиума ЦК могу сказать: любой член Президиума ЦК гораздо быстрее и глубже разбирался в вопросах и мог разобраться, чем Берия. Берия в этом отношении был исключением. По своей тупости он не мог вникнуть в дело. И когда мы занимались каким-либо вопросом, он говорил: бросьте вы, к черту, заниматься этим делом, вы организаторы. Как работу можно организовать, не разобравшись в сути дела?

Слыл Берия организатором, а в действительности он отчаянный бюрократ. Он отгораживался от людей, бывало, неделями, месяцами не принимал работников, ему подчиненных. Все шло в переписке. Очень боль-




шие секретариаты были у него, документы шли к одному, к другому. Сочинялись резолюции часто абсурдные, решение вопросов очень надолго затягивалось, месяцами шло решение сложных вопросов. Скажем, такой вопрос, как использование атомной энергии для собственных нужд. Многие месяцы не рассматривался этот вопрос и до сих пор не рассмотрен вопрос использования атомной энергии в авиации, в морском флоте. Почему? Потому что ему некогда было, а важнейшие дела валялись из-за бюрократической практики его в работе. Переписка между секретариатами и 1-м Главным управлением приобрела чудовищные размеры. Все основные работники главка занимались тем, что писали проекты, переделывали проекты, ворох бумаг, некогда было разобраться, оперативно работать по руководству научно-исследовательскими учреждениями и предприятиями. И это называется организатор? Очень опасный и вредный человек.

У Берия была самонадеянность, он считал, что все знает, что вовремя подметит, вовремя вопрос поставит, вовремя проведет решение. В действительности из-за его самонадеянности вовремя поставленные вопросы не решались. Вот мы с Ванниковым поставили два года тому назад вопрос относительно применения атомной энергии к авиации и морскому флоту. Этот вопрос не разрешился, вопрос залежался, и мы теряем драгоценное время.

Была у него замашка после смерти товарища Сталина разыгрывать, вести игру в экономию; деньги нужны, экономить нужно, промышленность развивать, культуру, сельскому хозяйству помогать, но есть вопросы, в которых мы не могли себе позволить чрезмерной экономии. Нужно мощности развивать в области атомной энергии. Американцы большие базы создают, чтобы бомбы делать. Берия говорит: «К черту, вы много денег бросаете, укладывайтесь в пятилетку». Когда пятилетка составлялась, было ясно, что нам делать на ближайшие три года, что строить, а на четвертый год уже спадал объем работ по начатым стройкам, а на пятый год надо новые веши начинать. Поэтому в 3-4года капиталовложения сокращаются вдвое против третьего, а в пятом - вдвое против четвертого. Мы не могли с этим мириться, и государство не может мириться. Он же говорит: «К черту, укладывайтесь в то, что есть».



Маленков. Это дело контролировать придется, потому что там деньги расходовали без всякого контроля.

Завенягин.Это безусловно.

Каганович.Строили не города, а курорты.

Завенягин.То, что строили курорты, - не могу сказать, строили города.

Спрашивается, где были мы, которые работали с Берия, что видели, что делали? Я здесь честно, товарищи, должен сказать, что меня Берия не очаровал, когда мне пришлось с ним работать. Меня поразили его антипартийные качества, грубость, бесцеремонность, неуважение к людям. Человек, который не уважает других людей, сам недостоин уважения и доверия.

Я временами с большой тревогой думал, что помрет товарищ Сталин, новое руководство партии будет, Берия будет пробиваться к руководству. Какую это опасность будет представлять? Видимо, многие товарищи это понимали.

Что приходилось делать? Бывало, что огрызались. Один пример, может быть, товарищ Маленков помнит. Была получена телеграмма из Чехословакии, что программа, которую намечал главк, требует большого количества средств. Астрономические цифры были приведены. Эта телеграмма пришла к Берия. Он стал возмущаться, ругаться. Я говорю, что довольно дурачить людей, мы выполняем решение правительства, которое поручило нам какую-то программу выработать. Дурацкие цифры, которые называются, неправильны, мы их подправим. Сразу ругань: «Вот герой». Я говорю, что не герой и не дурак, чего людей дурачить. «Идите вон». Пошли вон. Потом человек отмяк, пытался убедить.

Вот еще пример. При реорганизации Министерства геологии1 возник вопрос относительно разведок по урану. Надо сказать, что наше государство неплохо обеспечено урановым сырьем. Мы думаем, что лучше обеспечено, чем все наши возможные противники. Но значительная доля этого сырья добывается и за границей. Важно вести форсированную разведку у нас. Мы считаем, что мы это дело обеспечим лучше. Берия говорит: «Нет, вам не надо заниматься, пусть Тевосян занимается этим». Тевосян сам считал, что у него цветная металлургия, черная металлургия, что ему не надо поручать добычу уранового сырья. Я пытался Берия убедить, но он оборвал. Я говорил, что нам это дело дайте, мы будем заниматься, что другим не надо заниматься. Берия мне заявил: «Если вы думаете так, других найдем». Потом еще всякие прибавления к этому делу идут.

1Имеется в виду решение пленума ЦК КПСС от 14 марта 1953 г. о ликвидации Министерства геологии СССР и передаче его функций по разведке природных ископаемых в соответствующие министерства - металлургической промышленности, угольной промышленности, нефтяной промышленности, промышленности строительных материалов и химической промышленности.

Конечно, думать, что отдельный работник мог бы вести борьбу с Берия, нельзя, он скатился бы на неправильные позиции. Мы могли рассчитывать, что руководство партии раскусит этого человека и даст ему правильное направление. И наш Центральный Комитет выдержал этот исторический экзамен.

Яхотел бы коснуться нескольких вопросов, которые не относятся к работе 1-го Главка, Вот вопрос относительно Западной Украины и Литвы. Когда члены Центрального Комитета получили документ, задумались над решением. И у меня была такая мысль, что неправильно только национальные кадры оставить, а всех русских убрать, что это приведет только к расколу в нашем многонациональном государстве. Это всем сейчас ясно.

Второй вопрос. Неблагополучно на Западной Украине, в Литве из-за искривлений в национальном вопросе. Нам казалось, что не только в этом дело. Все помнят огромное бандитское движение было на Украине в 20-х годах. Не по этой линии был решен вопрос и было покончено с бандитским движением. Скажем, Западная Украина была в Австрии, под Францем-Иосифом, Прибалтийские республики были под владычеством русских помещиков. Там не было этого движения. Есть какие-то и другие вопросы, хозяйственные вопросы, административные, которые были обойдены в предложениях Берия, не подняты, не вскрыты.

Относительно Германской Демократической Республики. Не было понятно, рядовым членам партии, рядовым работникам, как можно пойти на объединение Западной Германии с Восточной Германией. Это означало отдать 18 миллионов населения и Германскую Демократическую Республику в лапы буржуазных заправил. Это совершенно очевидно. Нельзя было этот вопрос решать таким путем. У нас есть специальные соображения по этому вопросу, в ГДР добывается много урана, может быть, не меньше, чем имеют в своем распоряжении американцы. Это обстоятельство было известно Берия, и он должен был сказать Центральному Комитету, чтобы эти соображения учесть.

Товарищи, с изъятием Берия из состава Президиума и руководства нашей партии Центральный Комитет партии, Президиум, не опасаясь интриганов, не опасаясь внесения розни в ряды ЦК, в руководство партии, спокойно могут обсуждать все вопросы управления государством, спокойно обсуждать все недостатки, которые были в нашей работе, и уверенно их устранять. Нет сомнения в том, что Центральный Комитет нашей партии, Президиум ЦК, освободившись от этого прохвоста, поведут нашу партию и государство вперед к новым успехам.

Хрущев.Есть предложение на этом закончить работу Пленума. Есть предложение завтра заседание Пленума не иметь, а сейчас создать Комиссию по разработке предложений и резолюций Пленума. Вечернее заседание собрать в 8 часов, продолжим прения, несколько товарищей выступят, примем резолюцию и на этом закончим работу нашего Пленума.

Возражений не будет?

Голоса из зала. Нет.

Хрущев.Прежде чем закрыть заседание Пленума, разрешите решить вопрос о комиссии по разработке резолюции. Есть предложение создать комиссию в составе 13 человек. Другие предложения есть?

Голоса из зала. Нет.

Хрущев.Назову товарищей, рекомендуемых в состав этой комиссии: тт. Маленков, Молотов, Хрущев, Булганин, Каганович, Кириченко, Михайлов, Патоличев, Бакрадзе, Юсупов, Поспелов, Суслов, Шепилов.

Будут другие предложения?

Голоса с мест. Принять.

Хрущев.Будем считать принятым. После закрытия заседания Пленума просьба членов комиссии зайти в зал.

Еще одно обращение к секретарям ЦК союзных компартий, к председателям Советов Министров, секретарям обкомов партии, к председателям областных исполнительных комитетов, к работникам сельского хозяйства, которые присутствуют на Пленуме ЦК. остаться на несколько минут. Есть предложения насчет использования дневного времени завтра.

На этом заседание Пленума считаю законченным. Завтра соберемся в 8 часов.

ЗАСЕДАНИЕ 4 ИЮЛЯ Вечернее заседание

Хрущев(председательствующий). Продолжим, товарищи, работу Пленума. Слово имеет Андрианов. Подготовиться товарищу Ворошилову.

Андрианов.Товарищи, постановление Президиума ЦК о враге народа Берия - единственно правильное и своевременное решение. Члены Президиума ЦК товарищи Маленков, Хрущев, Молотов, Булганин, Каганович, Микоян обстоятельно и со всей необходимой полнотой раскрыли лицо этого заговорщика и коварного врага.

Как теперь со всей очевидностью стало ясно, речь идет не о простом карьеристе, выскочке. Это опасный враг - предатель пробрался в руководящее ядро - мозг нашей партии, имел в своих грязных руках вооруженный, а в некоторой части преданный аппарат.

Вот почему столь затруднялась деятельность ЦК КПСС и правительства. Именно в этом видны столь проникновенные и мужественные меры, принятые Президиумом ЦК КПСС, давшие возможность без малейшего потрясения обезвредить этого зверя. Главное его устремление проявлялось в захвате власти, чтобы возвести себя в диктаторы по типу Тито -Ранковича, а идеологические основы - марксизма - сменить на американизм. Поэтому не случайно и его приближение к Тито - Ранковичу.

Вот почему, товарищи, все мы глубоко уверены, что Пленум ЦК и вся наша партия единодушно одобрят это мудрое и в то же время мужественное решение Президиума ЦК нашей партии.

Мы, местные работники, до Пленума Центрального Комитета многое не знали, и трудно было хотя бы в какой-то степени предположить о вероломстве этого человека. Соприкасаясь по делам, многим приходилось выслушивать от него всякие дерзости, не исключая мата, которым он оснащал почти каждое свое замечание. Зачастую мы это относили к его специфической натуре, считаясь с его личными данными, и, кроме того, побаивались, так как он мог добиться своего.

Прежде всего в Министерстве и на местах, в областях и республиках, произвел массовую замену чекистских кадров, причем в подборе кадров был единственный принцип личной преданности. Мнения партийных органов, как и выяснилось на Пленуме, не принимались во внимание и бесшабашно попирались. Мне хочется по этому вопросу о кадрах остановиться и на примере Ленинградской области. В Ленинградской области, примерно за год до этого, вместо снятого обанкротившегося начальника Управления был утвержден Центральным Комитетом и пришел товарищ, который только начал входить в дело1. Пришло новое руководство министерства. Сменили начальника и в Ленинградском областном управлении, несмотря на возражения обкома партии, якобы под видом болезни, хотя этот человек был здоровый и не хотел признать себя больным человеком. Я обращался в министерство, чтобы выяснить причины снятия, и попро-

1Начальник УМГБ по Ленинградской области Н. Горлинский был снят с должности на основании постановления Президиума ЦК КПСС от 29 августа 1951 г. как не справившийся с работой, на его место был назначен генерал-лейтенант Н. Ермолаев.

сить оставить работать начальником Управления. Кроме дерзостей, ничего нельзя было услышать. Я не согласился с таким поведением министерства и обратился в Центральный Комитет, тем более что мне было известно, что ряд сомнительных людей был выдвинут в министерство, например, бывший начальник Ленинградского управления Горлинский, снятый решением ЦК и уволенный из органов, о нем я скажу подробнее ниже. Он оказался утвержденным начальником Экономического управления МВД Союза; Родионов, который занимался провокацией в министерстве и на местах, один из активных участников состряпанного провокационного дела товарища Шахурина и др. Заменены были такие люди, как Кобулов и другие. Мне казалась опасной такая концентрация сил министерства, недопустимой практика подбора кадров. Обо всем этом я свои соображения высказал секретарю ЦК КПСС товарищу Шаталину. Я прямо заявил о недопустимости опасной концентрации сомнительных людей в министерстве и о неправильном снятии начальника Управления в Ленинградской области. Новый начальник Управления все же приехал. Министром был назначен и приступил к исполнению обязанностей. Видимо, он знал о моем отношении к нему и о предубеждении, ко мне совсем не заходил, не считал нужным информировать обком партии. Больше того, он запретил своему аппарату ходить в партийные органы.

Я вынужден был примерно месяц тому назад позвонить товарищу Круг-лову в министерство и попросить обратить внимание на начальника Управления, чтобы он изменил свое отношение к обкому партии. Я не считал нужным говорить о пакостях этого человека, который подбирал всякие материала на партийные органы для информации в министерство.

Теперь вопрос об амнистии. Мне думается, что это гнусное дело провокаторов из МВД, что они наложили грязный отпечаток на это дело. Были выпущены отъявленные головорезы, даже безо всякой элементарной подготовки со стороны органов милиции. Как только появились в городе эти лица - заработали кинжалы. Создалось тревожное положение среди населения. И безусловно справедливые пошли жалобы и в местные органы, и в правительство и в Центральный Комитет, и секретарям Центрального Комитета, Товарищ Хрущев обращал ваше внимание на необходимость наведения порядка, о положении с общественным порядком в городе и области мы заслушали на бюро обкома, наметили ряд мер по наведению порядка, раскритиковали органы милиции за плохую работу.

Вмешательство обкома в это дело болезненно воспринималось, когда начали исправлять эти недостатки. Точно так же допускались искривле-

ния: необоснованные аресты и огульные аресты людей. Вместо ударов по хулиганам оказались под ударом честные люди. Можно было бы привести и ряд других примеров, характеризующих произвол со стороны некоторых работников Министерства внутренних дел.

Напрашивается вопрос, почему это на протяжении ряда лет происходят такие дела в Министерстве внутренних дел, в чем тут дело?

Мне думается, товарищи, безусловно, плохо было с тем, что такие пакостные, можно просто сказать, люди типа Ягоды, Ежова, Абакумова, Берия пробирались в руководство министерства. Они держали больше в страхе не врагов, а честных людей и даже руководящие органы, нарушались всякие элементарные нормы отношения партии и МВД. Несоразмерно большой, стоящий 18 миллиардов рублей, аппарат МВД превратился в такое детище, которое начало переставать считаться даже с теми, кто создал этот орган. Они в стране держали многое в своих руках, но плохо вели борьбу с врагами, как совершенно справедливо здесь, на Пленуме, это отмечалось.

Было бы непростительно недооценивать и умалять роль советской разведки. Речь идет поэтому не об ослаблении, а усилении разведки, но все сделать для того, чтобы поставить ее на свое место. Товарищ Сталин своевременно обращал внимание, что острие разведки надо повернуть теперь против внешних врагов. Это сталинское положение Берия в своих корыстных целях целиком игнорировал и отбрасывал. Он вразрез с решениями ЦК ввел экономическое и секретно-политическое управления и отделы в центре и на местах, когда обстановка в настоящее время не требовала этого, и это противоречило решению Центрального Комитета партии. Раздули и другие внутренние управления и отделы, а разведывательная и контрразведывательная работа оказалась второстепенной. Областные аппараты раздули, сделали колоссальными - тысячи людей.

Если к этому добавить и принять во внимание, что агентуру насаждали в целом ряде случаев без нужды и пользы для дела не только в учреждениях, но и на предприятиях, то трудно себе представить плодотворную, продуманную работу для собственно разведывательной и контрразведывательной работы чекистов. Если кое-где поближе посмотреть, что это за агентура, которую насаждали иногда, то, товарищи, приходится иногда быть в недоумении, на кого и с кем они работали.

Некоторое время тому назад, еще при жизни товарища Сталина, мы случайно вскрыли, что один из террористов - участников убийства Сергея Мироновича Кирова - был привезен из лагерей в Ленинград для рабо-

ты, как нам заявили из МВД, среди антисоветски настроенной интеллигенции.

Второй случай был раскрыт: агент управления МВД склонял одного гражданина на террористический акт - убийство одного из руководителей, который приезжал в Ленинград. Этот человек, которого склонял агент, пришел и заявил нам. Когда мы начали выяснять, что же это за человек, который склоняет на это дело, то нам из управления сказали, что вел такие разговоры наш агент якобы для проверки намерений того лица, с которым он говорил. Безусловно, провокация очевидна. По этому вопросу я написал записку товарищу Сталину. Разбор этого заявления был поручен в том числе и Берия, который слова не высказал об этом и ряде подобных вопиющих безобразий, которые изложены в записке по недостаткам работы управления.

Именно такого начальника Горлинского, о котором я говорил выше, лишь при активной помощи ЦК и лично товарища Маленкова мы добились его снятия, он был уволен из органов. Когда туда пришел Берия, так этот Горлинский оказался начальником Экономического управления Министерства Союза, а Родионов точно так же был выдвинут на руководящую работу в Управление Министерства внутренних дел. Что можно было ожидать от таких кадров? Мне думается, товарищи, также неправильно мы иногда и переоцениваем работу органов. На самом деле по любому вопросу мы быстрее решаем и зачастую без разбора, когда вносится вопрос МВД, нежели другими какими-либо компетентными работниками. Это можно судить по записке товарищей, которых мы знаем, а также по целому ряду местных фактов. Более того, некоторые из них заделывались специалистами по марксистской теории, по национальному вопросу, тогда как при глубоком ознакомлении оказывалось, что с марксизмом подобные деятели в кавычках мало имели дела, да и кабинеты их заполнены не литературой, а средствами разврата. Такую правду, безусловно, горько слышать, но факты требуют того, чтобы из них был сделан должный вывод.

В национальном вопросе разоблаченный провокатор нанес большой вред. Он пытался противопоставить, озлобить другие национальности против русского народа, он окрылил и активизировал буржуазных националистов. Это, безусловно, большой вредительский акт.

Далее, существует, мне кажется, не совсем правильная практика, когда при назначении руководящих работников, в том числе и партийных работников, мы, как правило, прибегаем к проверке этих работников через органы МВД, тогда как все возможности, причем не меньшие, имеются в

руках самих партийных органов. Необходимо все поставить на свое место и обязать органы МВД вести работу в полном соответствии с решением ЦК по активной разведке против наших внешних врагов.

И на примере Ленинградской области мы имеем в Управлении МВД дорогостоящий, тысячный аппарат, и ни одного американского или английского разведчика этот аппарат не раскрыл, хотя Ленинградская область, как известно, граничит с другими государствами и с моря, и с суши.

Настоятельно необходимо, как совершенно правильно говорил в своем выступлении товарищ Маленков, повысить идейное воспитание чекистских кадров, повысить активность партийных органов за осуществление повседневного и конкретного руководства органами, повышения революционной бдительности.

Товарищи, мне думается, нет никакой нужды преувеличивать личность этого злодея. Партийная масса и народ его не знают, он нигде не был, не знал жизни партийных организаций. Руководящие кадры его знали как человека дерзкого и грубого, а теперь узнали как провокатора и изменника.

Ленинградская партийная организация, глубоко преданная Центральному Комитету нашей партии, как и вся наша партия, единодушно одобрит решения Центрального Комитета и заклеймит позором этого коварного злодея и еще теснее сплотится вокруг ленинско-сталинского Центрального Комитета, нашей великой Коммунистической партии. (Аплодисменты.)

Хрущев.Слово имеет товарищ Ворошилов, подготовиться Кецховели.

Ворошилов.Товарищи, решение Президиума Центрального Комитета нашей партии об исключении из ее рядов и аресте Берия, а также настоящее обсуждение этого вопроса на Пленуме ЦК являются делом большой политической важности, направленным на сохранение единства руководящего ядра нашей партии, а значит, и единства партии, народа, и на достижение успехов всего нашего дела.

Яполагаю, что доклад товарища Маленкова, выступления членов Президиума и Центрального Комитета достаточно полно вскрыли всю преступную мерзость предателя Берия. Однако резонно возникает вопрос, почему же и после всех разговоров Берия смог столь длительное время подвизаться в руководстве партии, не будучи ранее разоблачен, пользуясь столь большим авторитетом, занимая такие высокие партийные и государственные посты? Вопрос законный, естественный и лично сам напрашивается.

Прежде всего, товарищи, отвечая на этот вопрос, присоединяясь к очень внятному докладу, надо иметь в виду Берия. Это тип коварного, хитрого врага, тип законченного авантюриста, интригана, умевшего ловко войти в доверие и умевшего долго скрывать и выжидать удобного момента. Он видел повседневную жизнь нашего великого вождя товарища Сталина вместе с нами, он знал, что товарищ Сталин за последние годы часто стал хворать, и, очевидно, это его до известной степени вдохновляло и диктовало ему быть скрытным. Он ожидал, что рано или поздно Сталина не станет. Как теперь факты показали, этот авантюрист после смерти товарища Сталина надеялся на быстрое осуществление своих преступных планов против партии и государства. Поэтому он так торопился после смерти Сталина, а может быть, и его торопили. Нам еще не все ясно, мы не все знаем, - может быть, его торопили, подталкивали на преступную деятельность. Но преступная деятельность этого предателя разгадана, хорошо понята и вовремя пресечена.

Берия при жизни товарища Сталина был нахален, груб, высокомерен, нагл, стремился всюду и везде показать свое превосходство перед другими, не считался с человеческим самолюбием и достоинством. Товарищ Зверев на меня смотрит и думает: правду я говорю. Сколько он ему говорил всяких мерзостей, гадостей. Нет ни одного товарища из тех, которые здесь присутствуют, из членов правительства, будет ли это бывший министр или теперешний, которому бы Берия не наговорил самых дерзких, самых наглых и ничем не вызываемых со стороны этого товарища гадостей, оскорблений, указывал бог знает на какие мерзости, ни с чем несообразные. Только бы обидеть, унизить человека. При этом он имел тех людей, которые ему были нужны, он их обхаживал. Всегда поэтому находились люди, которые с ним на день, на два были в хороших отношениях.

При всех этих своих особенных качествах Берия боялся Сталина, заискивал перед ним, должен прямо сказать, заискивал по-своему умело; нашептывал Сталину. И мы только по настроению товарища Сталина, когда встречались в деловой и неделовой обстановке, чувствовали, что сегодня на тебя «накапали». (Смех в зале.) Я вспоминаю, как в свое время, да это известно и товарищам Молотову, Кагановичу, и в особенности тбилисцам-грузинам, которые здесь присутствуют, какую гнусную роль сыграл в жизни замечательного коммуниста Серго Орджоникидзе этот Берия. Он его совершенно оплевал, а перед Сталиным просто низвел. Серго Орджоникидзе рассказывал страшные вещи об этом человеке, уже тогда видя в нем самого настоящего врага. Он так и говорил, что это наглец и враг.

Голоса из зала. Правильно.

Ворошилов.Он натравливал друг на друга людей, с которыми работал, создавал атмосферу нервозности. Такую линию на разобщение Берия проводил на протяжении всех лет своей работы. Особенно он распоясался в момент болезни и после смерти товарища Сталина. Сталин еще был жив, находился в бессознательном состоянии, а Берия начал действовать. Он во всем и постоянно первый, он все предлагает, он все предвидит, он все знает, он всеми командует. Так это было, товарищи? (Обращается к членам Президиума.)

Голоса из Президиума. Так, правильно.

Ворошилов.Мы были до последнего вздоха около Сталина, и он тут же себя показал, мол, имейте в виду, я тут. Им была указана кандидатура Георгия Максимилиановича Маленкова, но тут же он всякие подлости начал делать на наших глазах. Мы все признали товарища Маленкова как естественного и законного кандидата. Берия не смог себя назвать, и ждать нельзя было, что его кто-нибудь из нас назовет. (Смех в зале. Аплодисменты.) Поэтому он решил идти каким-то особым путем на председательское место в Совете Министров. Он избрал путь врага, но и в этом окольном пути выбрал самые окольные дороги. Во-первых, он начал с амнистии. Мы видели, что тут много такого, что может быть вызвано от лукавого, но тем не менее это было до известной степени на пользу партии, потому что нужны были в этот момент какие-то акты, которые бы показывали, что наш Центральный Комитет, наша партия действуют. Должен сказать, что за это время я хорошо познакомился с нашей судебной практикой. О жуликах и мерзавцах здесь излишне много говорят, много лжи, много говорят и пишут, что убивают, а когда начинаешь звонить, вызываешь председателей, прокуроров, секретарей и спрашиваешь, что делается, говорят, что ничего не делается. Конечно, тем не менее есть много вещей, которые нужно поправить и устранить.

Второй акт - очистка авгиевых конюшен. Всем известно, что Берия на протяжении всей своей жизни или был непосредственно начальником МТБ, или шефствовал. И те мерзости, и та подлость в значительной мере есть.

Голоса. Правильно.

Ворошилов.На это ведомство господин и рассчитывал. Кругом говорили: министр Берия, Берия обнаружил, Берия предложил, Берия - министр МВД и т. д., и в то же время он рассовывал там своих людей.

Голоса. Правильно.

Ворошилов.Расставлял силы, полагая, что на этом он выиграет. Мне кажется, товарищи, что, невзирая на то, что этот человек хитрый и неумный, а ума у него настоящего, марксистского, обобщающего не было, и он этого государственного органа МВД раньше не знал и теперь не знал, потому что там наряду с мерзавцами, которые действительно творили грязное дело против правительства, большинство в МВД работало честных людей, людей хороших, на которых мы можем полностью рассчитывать.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про:
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7